Бизнес-класс

Эффективное обучение эффективности


Критикон 2-го беспросветного года

Кризис вынуждает продать Внешторгбанк американцам

Справка: TPG (Texas Pacific Group) один из крупнейших частных инвестфондов мира, который управляет активами в размере $40 млрд. Основан в 1992 году бывшим адвокатом Дэвидом Бондерманом и финансистами Джеймсом Коултером и Уильямом Прайсом. Они же являются владельцами фонда. TPG управляет активами в размере $40 млрд. По состоянию на 1 августа собственный капитал ВТБ составлял 561,2 млрд руб. ($18,3 млрд). Исходя из вчерашних котировок на ММВБ, капитализация банка составила $30,6 млрд. Т. е. в настоящий момент ВТБ торгуется с коэффициентом 1,7 к собственному капиталу. Таким образом, вчера 10% акций ВТБ стоили именно $3,1 млрд, а не $2,4 млрд.

Денег на покрытие бюджетного дефицита у государства нет, а покрывать надо. Вот и всплыла опять идея, предложенная министром финансов Алексеем Кудриным еще в январе в Давосе.

Идея: продать часть государственных пакетов акций в крупнейших банках. Только Кудрин тогда предлагал продать Сбербанк, а сейчас решили начать с Внешторгбанка (ВТБ).

Крупнейшим миноритарным акционером ВТБ с 10% акций может стать американский фонд прямых инвестиций TPG Capital. Фонд ведет переговоры с правительством РФ о приобретении акций ВТБ, которые государство планирует продать до конца этого года, сообщает «Коммерсантъ». Вчера эта сделка, от реализации которой правительство сможет выручить $2,4–3,1 млрд, обсуждалась на совещании у первого вице-премьера Игоря Шувалова. Если договоренность будет достигнута, сделка по продаже части госпакета акций второго по величине российского банка пройдет в обход приватизационного законодательства РФ.

Пикантности ситуации придают сразу два момента: разброс цены в $700 млн и то, что она не будет подпадать под наши законы. В жизни обычно бывает так, что когда продавец говорит, что хотел бы получить за свой товар, например, от 10 до 15 руб., то получает не 15 и даже не 13, а 10 – наименьшее значение. Он же сам его назвал, никто за язык не тянул. Следовательно, реально за 10% ВТБ, скорее всего, дадут $2,4 млрд, а 3,1 – это так, цифра для публики, чтобы не говорили, что слишком дешево.

Но вот зачем выводить сделку из зоны действия российского законодательства? Не называется ли это «стелиться перед покупателем»? ВТБ – товар хороший, не залежалый какой-нибудь. В год он зарабатывает порядка $2 млрд; следовательно, десятая часть прибыли, направляемой на дивиденды, ежегодно будет доставаться американскому инвестору – чего же еще? А вот не нравятся ему наши законы. По ним такая продажа должна проходить через приватизационный аукцион, а он не хочет. Желает себя обезопасить.

«В ходе совещания прозвучало имя потенциального стратега ВТБ – фонд TPG Capital, который намерен привлечь к сделке группу из почти 40 соинвесторов», – сообщил собеседник источника в правительстве. Представитель секретариата Шувалова подтвердил факт проведения совещания. Прокомментировать же его ход и итоги он отказался, сославшись на то, что «мероприятие носило закрытый характер».

Предисловием к сделке было сделанное замминистра финансов Алексеем Саватюгиным в начале сентября заявление, что правительство РФ может уже в 2010 году продать 10% акций ВТБ стратегическому инвестору, а затем в течение трех лет реализовать из своего пакета еще 25%.

А еще раньше, в августе, президент ВТБ Андрей Костин обратился к премьер-министру Владимиру Путину за разрешением продать 10% акций банка группе инвесторов во главе с TPG Capital на условиях частного размещения. «Премьер написал на письме Андрея Костина резолюцию «согласен», – говорит один из участников совещания. Вчера в Белом доме обсуждались детали готовящейся сделки. В частности, как оформить все так, чтобы сделка не подпадала под действие Федерального закона «О приватизации государственного и муниципального имущества». Решили санкционировать ее распоряжением правительства РФ.

Инвестор потребовал составить контракт на продажу акций ВТБ, исходя из норм британского права, и ряд ведомств, участвовавших в совещании (в частности, Минэкономразвития) это требование поддержали.

Независимые эксперты отмечают, что сделки по отчуждению госпакетов акций должны проходить в соответствии с приватизационным законодательством РФ, а именно через приватизационный аукцион. Но у правительства есть возможность использовать и иные варианты: акции могут быть переданы госкорпорации или компании с крупной долей госучастия для их дальнейшей перепродажи. Обойти процедуру приватизации также можно через череду постановлений правительства.

Если иностранное право будет применено к этой сделке, говорят эксперты, то это создаст риски втягивания России в судебный процесс в чужом суде и лишит ее суверенной защиты. Зарубежному покупателю, конечно, выгодно настаивать на иностранном праве, чтобы создать для себя преимущество в случае спора с Россией, но все разумные пожелания покупателя в таких сделках вполне можно учесть и в российском праве.

Данная сделка является прецедентной, поскольку ранее крупные активы не отчуждались в обход приватизационного законодательства. Крупные иностранные покупатели других российских активов во втором этапе приватизации, который начнется уже в этом году, тоже могут потребовать для себя подобных условий. А в итоге будет проведена серия сделок с повышенным риском для национальных интересов

Леонид Рудницкий

14.09.2010

Почему «заглохло» восстановление?

После достаточно стремительного отскока американская экономика снова накренилась вниз, показатели начали ухудшаться в конце весны и, пока практически все указывает на ухудшение ситуации.

Послекризисное восстановление было обусловлено мощнейшей экспансией государства и монетарных властей, резкое наращивание дефицита бюджета смогло поддержать расходы домохозяйств, монетарная экспансия ФРС (quantitative easing - количественное смягчение и резкое снижение ставок) наводнила финансовые рынки ликвидностью и вывела финансовый сектор из состояния комы.  Многие рассчитывают на то, что эти меры смогут завести экономику и заставить её работать в нормальном режиме. Если бы проблемы были исключительно в финансовом секторе – это, конечно, произошло бы. Но проблемы США значительно глубже, основываются они на перераспределении доходов в экономике и международном разделении труда.  Решение этих проблем просто денежной накачкой и фискальными стимулами невозможно.  Эти меры призваны стабилизировать ситуацию, но структурные долгосрочные проблемы экономики они скорее усугубляют, а не решают.

Практически все согласны с тем, что в основе кризиса стоят проблемы долгового рынка. Резкий рост данной нагрузки в последние 15-20 лет происходил на фоне снижения процентных ставок (именно этот инструмент использовала ФРС, чтобы сгладить спады в экономике). Такие меры позволяли снижать стоимость обслуживания долга, а значит, и наращивать долговую нагрузку на домохозяйства. Все это формировало потребительский бум, экономика США росла в основном за счет активного роста потребления. Однако рост потребления может присутствовать только при условии наличия средств на это потребление, т.е. увеличением  доходов или же долгов. При этом, наиболее активный потребитель – это средний класс и домохозяйства с низким доходом (именно они тратят большую часть своих доходов). Состоятельные же домохозяйства значительную часть капитала сберегают и инвестируют. Следовательно, рост доходов ещё не гарантирует активного роста потребления. Именно потому структура распределения доходов имеет очень большое значение. В США после войны сложилась достаточно стабильная ситуация, когда 20% наиболее состоятельных домохозяйств получали около 42-43% всех доходов, более 20% которых посредством фискальной системы перераспределялась в пользу менее обеспеченных. С 1970-х годов ситуация начала меняться, начался рост доли состоятельных домохозяйств в общих доходах американцев, в 1990-х этот рост резко ускорился, а налоговая нагрузка снизилась.

В итоге, к нынешнему кризису доля доходов 20% наиболее состоятельных домохозяйств достигла 50% от всей прибыли. Из них 5%, чья доля выросла с 21% в 1980 году до 37.5% в 2007 году, а налоговая ставка снизилась с 26.9% до 20.5% соответственно.

Отчасти такая динамика обусловлена появлением новых рынков с дешевой рабочей силой, таких как Китай (что позволило нарастить прибыли корпораций, но отрицательно сказалось на заработных платах, которые в США практически не росли), отчасти – налоговой политикой США.

Т.к. состоятельные домохозяйства больше сберегают, чем потребляют,  то уровень потребления мог расти только за счет одного фактора – кредитования. Сбережения состоятельных домохозяйств перераспределялись в пользу среднего класса посредством кредита. Устойчивое снижение ставок, которое было возможным в связи с использованием дешевой иностранной рабочей силы в условиях глобализации рынков (что позволяло снижать инфляционное давление), позволило наращивать кредит, который достиг рекордных уровней 135% от располагаемого дохода домохозяйств, а общая долговая нагрузка в экономике превысила 350% от американского ВВП.

Любой кредит в экономике – это чей-то актив, потому очень большое заблуждение, когда говорят, что накопления американцев не показывали рост, на самом деле состоятельные домохозяйства очень активно увеличивали накопления, которые были сосредоточены в кредитном секторе, фондовом рынке, рынке недвижимости, товарных рынках и прочих активов.  Любой долг – это чье-то сбережение, долг не берется ниоткуда и не девается никуда. Рост задолженности среднего класса провоцировал ещё большее расслоение по доходам, т.к. процент по кредиту сокращал его располагаемые доходы  и повышал доходы состоятельных домохозяйств.

Пузыри на рынках – это всего лишь следствие роста расслоения населения, поддерживаемого политикой правительства, действиями монетарных властей и усугубленными глобализационными процессами (использованием корпорациями дешевой иностранной рабочей силы на фоне низкой конкурентоспособности американцев). На настоящее время действия американских властей не предполагают структурных реформ, все направлено на решение текущих проблем по мере их поступления, потому пока говорить о выходе из кризиса не приходится

Егор Сусин

15.09.2010

Безработица: рекорд за всю историю наблюдений

Справка: Международный валютный фонд (МВФ) специализированное учреждение ООН, штаб-квартира в Вашингтоне. На Бреттон-Вудской конференции ООН по валютно-финансовым вопросам 22 июля 1944 года была разработана основа соглашения Хартия МВФ. Наиболее существенный вклад в разработку концепции МВФ внесли Джон Мейнард Кейнс, возглавлявший британскую делегацию, и Гарри Декстер Уайт – высокопоставленный сотрудник Министерства финансов США. Окончательный вариант соглашения первые 29 государств подписали 27 декабря 1945 года (официальная дата создания МВФ). МВФ начал свою деятельность 1 марта 1947 года как часть Бреттон-Вудской системы. В этом же году Франция взяла первый кредит. В настоящее время МВФ объединяет 186 государств, а в его структурах работают 2500 человек из 133 стран. МВФ предоставляет кратко- и среднесрочные кредиты при дефиците платежного баланса государства. Предоставление кредитов обычно сопровождается набором условий и рекомендаций, направленных на улучшение ситуации.

Как мы уже неоднократно отмечали, начало осени – это время, когда разные участники экономического процесса должны высказать свои позиции по поводу существующих текущих проблем. 

При этом некоторые озвучивают оптимистические позиции, некоторые – осторожные, не в чести только большой пессимизм. При этом те персонажи, которые не связаны впрямую с политической ответственностью, то есть не обязанные по должности демонстрировать записной оптимизм, все чаще начинают от позиции «рост вот-вот начнется» переходить к позиции: «Рост, конечно, начнется, если…, а иначе будет не очень хорошо». Разумеется, у каждого эксперта свои три точки, но суть от этого не меняется. Вот и такой видный специалист в области современной экономики, как глава Международного валютного фонда (МВФ) Доминик Стросс-Кан, выступая на конференции МВФ и ООН в Осло, заявил, что мировой финансовый кризис не окончится до тех пор, пока правительствам не удастся добиться «значительного снижения» уровня безработицы, передает Reuters.

Почему он выбрал именно безработицу? На первый взгляд, не очень понятно, но посмотрим, что он (и его подчиненные) сказал дальше. Стросс-Кан отметил, что меры по стимулированию экономики вполне оправданы, если даже влекут за собой увеличение долга, но при этом способствуют снижению числа безработных в долгосрочной перспективе. Недостаток рабочих мест негативно влияет на настроение потенциальных работников, которые в перспективе могут покинуть рынок труда.

А вот главный экономист МВФ О.Бланшар: «Если стимулирующие меры помогают сократить уровень безработицы и таким образом избежать роста структурной безработицы, они по большей части окупаются и ведут лишь к незначительному увеличению долга, если сравнивать с финансовыми последствиями абсолютного бездействия. Человеческий и социальный эффект от безработицы значительно глубже, чем экономический эффект от временного сокращения дохода». Бланшар также отметил, что изменение кредитно-денежной политики может и не оказать значительного влияния на процесс создания рабочих мест, поскольку учетные ставки во многих странах зафиксированы на близком к нулю уровне.

Представители МВФ также призвали к расширению программ социальной помощи безработным, что должно сбалансировать уровень потребительского спроса и морально поддержать население, вовлеченное в активный поиск работы. Кроме того, организация настояла на увеличении масштаба краткосрочных корпоративных проектов, которые позволяют компаниям трудоустроить больше сотрудников, сократив при этом рабочее время и, соответственно, заработную плату.

По оценкам МВФ, число безработных по всему миру с 2007 года увеличилось на 30 млн человек и достигло отметки в 210 млн — рекордного показателя за всю историю наблюдений за рынком труда. Эксперты утверждают, что причиной такого беспрецедентного роста стал мировой финансовый кризис. При этом больше других возрастных групп упадок на рынке труда затронул молодежь.

То, что безработица растет – понятно, мы уже много раз об этом писали. Действительно, прекращение работы кредитных механизмов, стимулирующих спрос, ведет к падению продаж. Но это еще не все: по мере падения продаж начинаются проблемы и у производителей, затем – у их поставщиков, и так дальше, по всей производственной цепочке. При этом все производители активно сокращают свои издержки, на рабочую силу, в первую очередь, что еще более сокращает спрос.

Государства в этой ситуации неминуемо должны увеличивать средства, направляемые на социальную политику, поскольку спрос бедных – важнейшая составляющая совокупного спроса. Но компенсировать спрос полностью они не могут. Действительно, мы уже отмечали в предыдущих текстах этой колонки, что сегодня спрос американских домохозяйств выше того уровня, который обеспечивают их доходы примерно на 3 триллиона в год. А равновесное состояние спроса/доходов ниже нынешнего уровня спроса примерно на 6 триллионов. Таких денег у государства нет и быть не может: фактически речь идет о том, что государство сверх нынешних своих расходов должно выплачивать более 200 миллиардов долларов каждый месяц.

Отметим, что такая ситуация уже была. В начале 30-х годов прошлого века, в период «острой» стадии кризиса, который привел к «Великой» депрессии, когда спад ВВП составлял около 1% ВВП в месяц (12% в год), все усилия государства по остановке кризиса оказывались безуспешными. И только после того, как падение остановилось, те же самые меры дали результат. Просто потому, что все усилия государства могут дать от силы 3–4% ВВП – на фоне спада в 12% это просто незаметно.

Сегодня, конечно, все иначе. Прежде всего, потому, что государство активно вмешивается в экономику, в том числе программами эмиссионной поддержки. Однако с точки зрения экономики долгосрочного эффекта это дать не может – только подрывает реальный сектор и усиливает вероятность высокой инфляции (которая еще более обесценит спрос).

А вот теперь самое время вспомнить о безработице. У безработных очень низкий спрос и большой их рост приводит к быстрой «просадке» ВВП. В период «Великой» депрессии безработица в США достигала 30%, а в Европе доходила до 40% — если такая ситуация повторится, ситуация в экономике станет крайне неприятной. И уж, конечно, ни о каком росте и говорить не приходится.

К сожалению, избежать этого варианта практически невозможно – просто не очень видно, за счет чего это можно сделать. И в этом смысле руководители МВФ сделали беспроигрышный ход: напомнили о проблеме, продемонстрировали заботу о людях и, наконец, послали внешне оптимистичный сигнал: если правительства решат проблему, то все будет хорошо… К сожалению, особого смысла в этом нет

Михаил Хазин

15.09.2010

Статистика США нарисовала «окончание» кризиса

Справка: Федеральная резервная система (ФРС) (Federal Reserve System) – объединение 12 региональных банков США, выполняющее функции Центрального банка. Возглавляется Советом управляющих из 7 членов, назначаемых сроком на 14 лет президентом США. Федеральные резервные банки находятся в главных городах 12 федеральных резервных округов, на которые разделена территория страны. Совет управляющих находится в Вашингтоне. Капитал ФРС образован за счет продажи акций частным коммерческим банкам, вступающим в ее члены.

Мы уже отмечали, что все «благоденствие» Запада последних 30 лет базировалось на весьма и весьма специфическом эффекте – постоянном росте спроса за счет увеличения долгов, при падающих доходах.

Официальные данные по заработной плате показывали, что с начала 80-х годов средние зарплаты в США росли, однако такой эффект во многом был вызван существенными изменениями в методиках расчетов прежде всего инфляции. Если пересчитать зарплаты американцев по методикам, которые действовали в 70-е годы (даже без тщательного изучения первичной информации), то получается, что, начиная с 80-х годов, зарплаты, конечно, перестали падать так быстро, как это было в 70-е, но понижательный тренд все-таки заметен. А сегодня это уже стало, в общем-то, признанным фактом.

Но если в 70-е годы благосостояние граждан США падало, то с 80-х годов оно существенно выросло. И это притом, что сегодня покупательная способность зарплаты находится на уровне конца 50-х – начала 60-х годов. Правда, с тех пор снизились налоги, и стало больше семей, где работают оба супруга. Но, в любом случае, такой эффект оказался возможен только за счет роста долговой нагрузки на домохозяйства, которая выросла за последние 30 лет в два раза – с примерно 65% годового дохода до более чем 130%.

А вот дальше возникает вопрос. Если наша теория кризиса верна, то кредитование (что домохозяйств, которые уже не могут возвращать долги, что корпораций, которые сами не берут кредиты, поскольку инвестиции не дают прибыль в условиях падающего спроса) должно падать. Иными словами, совокупный портфель банковской системы США должен сокращаться.

Рис. 1

Рис. 2

Он и сокращался, что хорошо видно на рис. 1 и 2, где приведены соответствующие графики, взятые с сайта Федеральной резервной системы (ФРС) (один – в процентах изменения портфеля, другой – в абсолютных цифрах). И вдруг в последние полгода – резкий рост … Когда я ознакомился с этим графиком (точнее, его последней версией), то для меня стало очевидно, что нужно искать какое-то рациональное объяснение этому процессу. Кредитование домохозяйств вырасти не могло: все сигналы, свидетельства очевидцев, рост количества индивидуальных банкротств и прочие факторы этого эффекта не показывают. Аналогичная ситуация – с корпорациями: как они могут позволить себе брать кредиты на фоне стагнирующего или падающего спроса, при этом будучи обременены колоссальными долгами, сделанными ранее?

Первоначально я подозревал, что дело тут – в кредитах, которые банки выдают друг другу. Учитывать их можно по-разному, а практически при нулевой ставке можно так «закольцевать» кредиты, что реально никто никому не должен, а доля кредита сильно вырастает. Разумеется, специально так никто не делал, но какие-то финансовые технологии теоретически могли приводить к такому эффекту.

Но несколько дней назад я разговаривал с блестящим российским аналитиком Сергеем Егишянцем, который мне объяснил, что ответ таится совсем в другом месте. А именно: в апреле Федеральная резервная система США в очередной раз пересмотрела методики оценки кредитов [10], выданных банками, учтя там разные дополнительные показатели. Это позволило увеличить совокупный кредитный портфель более чем на $500 млрд. При этом, в отличие от своей обычной практики, ФРС не пересчитала статистику «назад», т.е. не прибавила эти дополнительные показатели к доапрельским данным. Как следствие, возник эффект роста кредитного портфеля, который к реальности не имеет отношения. Это – чисто бумажный эффект.

Изменение статистических методик с целью придать экономической статистике более политически приемлемый результат – достаточно частая практика во всех странах мира. В нашей стране это делается не очень «чисто»; как следствие, такие вещи довольно легко можно вычислить. И даже если точные цифры, соответствующие старым методикам, получить уже невозможно, то можно хотя бы вычислить соответствующие моменты, чтобы понять, в каком примерно направлении следует искать более или менее реальные показатели.

В США до недавнего времени все делалось значительно более аккуратно: все статистические данные, для которых менялись методики, пересчитывались «назад», что позволяло иметь более или менее сравнимые временные ряды данных. Последняя история показывает, что качество работы статистиков существенно ухудшилось. Впрочем, не исключено, что это сделано специально – чтобы в очередной раз продемонстрировать «окончание» кризиса. Напомним, что пересчет статистики был сделан в апреле, когда денежные власти США и многих других стран готовились официально объявить (в июне) об окончании «рецессии».

Но главный (для нас) вывод состоит в том, что очередную проверку наша теория выдержала. Разумеется, ее нужно проверять и дальше; возможно, в ней даже придется что-то уточнить или изменить оценки. Но пока она адекватна ситуации, а значит, можно и дальше использовать ее для прогнозов

Михаил Хазин

16.09.2010

Бедность в США достигла рекорда. И продолжит рост

Справка: Микроэконо?мика (др.-греч. закон) наука, изучающая функционирование экономических агентов в ходе их производственной, распределительной, потребительской и обменной деятельности. Микроэкономика занимается исследованием следующих основных направлений: 1. Проблема потребителя почему агенты выбирают именно такие наборы благ. 2. Проблема производителя как и почему агенты-производители выбирают именно такие наборы факторов производства и структуры выпуска. 3. Рыночное равновесие и структура рынка. 4. Общее равновесие как и почему формируются цены на товары и услуги, как происходит обмен при различных предположениях. 5. Асимметрия информации как и почему несовпадение информационных множеств экономических агентов может привести к экономической неэффективности. 6. Внешние эффекты (экстерналии). 7. Общественные блага как и почему существование некоторых типов экономических благ может привести к экономической неэффективности.

 

Критики нашей теории кризиса делятся на несколько крупных групп. Часть из них вообще ее не читали и читать не собираются, они ее критикуют, так сказать, «по должности».

Грубо говоря, примерно в такой логике: поскольку экономисты – это только мы, то все остальные не могут написать никакую теорию кризиса просто потому, что не могут никогда, значит, все, что они (в смысле, мы) написали, это бред. Эти люди тщательно отмечают, каких академических регалий мы НЕ имеем и все время педалируют то обстоятельство, что не может быть ученого без регалий. Отмечу, что профессиональные экономисты, например, из ЦЭМИ (Центральный экономико-математический институт), про, скажем, Олега Григорьева такое никогда не скажут, поскольку его эрудиция в части экономической литературы в этих кругах общеизвестна.

Вторая группа — это те, кто что-то из наших работ читал (но на учебные курсы не ходил), причем, по большей части, мои публицистические тексты, и пытается их критиковать в рамках монетаристского «языка». Получается достаточно смешно, поскольку главные механизмы кризиса на этом языке формулируются плохо (а некоторые – совсем плохо), а значит, они критикуют не нас, а свою интерпретацию некоторых положений нашей теории. Особое место тут вызывает пункт о том, что углубление разделения труда требует расширения рынков сбыта – поскольку сами критики А.Смита, который и выдвинул первым этот тезис, судя по всему, не читали.

А вот третья группа… Это могут быть даже не профессиональные пиарщики, каковыми, по большому счету, являются большинство из «макро»-монетаристов, а вполне серьезные профессионалы. Но – микроэкономисты, то есть специалисты по работе предприятия, или, максимум, отрасли. Многие понятия макро-теории, такие, как совокупный спрос или устройство системы денежного обращения для них не более чем абстрактные рассуждения, и они даже не столько нас критикуют, сколько просят объяснить, как именно наша теория работает на их уровне.

И вот тут для нас начинаются проблемы, поскольку «опускание» теории с макро на микро уровень – работа сложная и, главное, трудоемкая. И по этой причине мы всегда радостно приветствуем информацию, которая показывает всем, в том числе, и узким специалистам, что последствия нашей теории активно проявляются в жизни. Вот и вчера, на информационных лентах прошло замечательное сообщение (цитируется с сайта K2K [9]).

«Бедность в США выросла до наивысшего за последние 15 лет уровня, показывая, какую цену заплатило население США за рецессию. Доля населения, проживающего в бедности, выросло до 14,3% с 13,2%, согласно данным, опубликованным в четверг Бюро цензов США. Количество людей, определяемых как «бедные», выросло до 43,6 млн, что является наибольшим числом за все время регистрации данных за 51 год.

«Уровень бедности ужасен и будет только увеличиваться, оставшись на таком уровня оставшуюся часть десятилетия»,— говорит Изабель Сохилл, представитель исследовательской группы Brookings Institution.— «Нам необходимо усилить программы поддержки, и не потому, что людям нужна помощь, а потому, что это поддержит потребительскую силу среди большей части населения».

Отчет вышел после дебатов в Конгрессе США об эффективности увеличения расходов по уменьшению уровня безработицы, находящейся на 26-летнем максимуме. Рост уровня бедности на 1,1% оказался самым сильным с 1980-х годов. Число бедных в 2008 году составляло 39,8 млн человек. Порог бедности в 2009 году был определен как $21 954 на семью из четырех человек».

Несколько комментариев. 22 000 долларов в год на семью из четырех человек – это меньше 2 000 долларов в месяц. С учетом тех денег, которые в США платят за квартиру (дом), коммуналку, страховку и многое другое – с такими деньгами жить не просто трудно, а почти невозможно. Отметим, что эксперты впрямую сказали о том, что падение уровня жизни – это, прежде всего, падение совокупного спроса, для США это очень высокий уровень понимания ситуации. В самом деле, одно дело, когда есть один человек, у которого доход 20 миллионов и 100 – с доходом 20000, и совсем другое – 100 человек с доходом 200000 или даже 400 – с доходом 50000. Во втором случае практически все деньги идут в промышленный оборот, в первом – они практически все из него выводятся, поскольку потребление богатых существенно ограничено, а в условиях спада чистые сбережения эффекта не дают.

Отметим еще одно обстоятельство. Формально показатели говорят о минимуме (в относительном выражении) за 15 лет. На самом деле, поскольку инфляция сильно занижается, скорее, всего, все еще хуже. Количество бедных составило максимум за 50 лет, но тут нужно учитывать, что за это время население США сильно выросло, поэтому относительно количество бедных могло и сократиться.

Но в любом случае – такие цифры четко и внятно демонстрируют, что кризис не просто продолжается, а активно влияет на все население страны. И рассуждения типа «а мы этого кризиса не видим» — это либо откровенное вранье, либо означает, что автор этих слов находится в достаточно узкой «нише», профессиональной или географической, до которой кризис почему-то не добрался. В любом случае, социальные показатели пока показывают нашу правоту.

Михаил Хазин

17.09.2010

Моногорода могут остаться без господдержки

Справка: Заместитель полпреда президента в Уральском федеральном округе Александр Белецкий считает, что разработка комплексного инвестиционного плана (КИП) моногородов является сложным и затратным процессом, эффект от которого который должен быть рассчитан на 10, 20, 30 и более лет, сообщает Ura.ru. Белецкий также отметил, что поскольку эффективность многих градообразующих предприятий УрФО оставляет желать лучшего, очевидна необходимость разработки КИПов не только моногородов из списка Минрегиона, но и других проблемных муниципалитетов.</p>

Экономический кризис, начавшийся два года назад, сильнее всего ударил по т. н. моногородам. То есть городам, где большая часть населения трудилась на каком-то одном конкретном предприятии.

И при его банкротстве без средств к существованию оказывался весь город. Как в случае с «прославленным» на всю Россию Пикалево.

По самой умеренной оценке министерства регионального развития, всего в России около 400 таких городов, а проживает там, не много – не мало, до 25 миллионов наших граждан. Нельзя сказать, что российские власти полностью проигнорировали проблему. Все мы помним, как и президент, и глава правительства, и профильные министры приезжали в такие города (обычно, когда там уже случалось что-то экстраординарное), устраивали публичные выволочки местным и региональным чиновникам и владельцам предприятий и как-то разрешали каждую конкретную проблему. Все это называлось «ручным управлением».

Однако комплексной системы поддержки моногородов создано так и не было. Хотя средства для этого были выделены солидные. Если кто-то привычно ожидает услышать, что деньги были разворованы, он, очевидно, будет сильно удивлен. Нет, деньги на месте. Выделяемые в текущем году через Минфин 27 миллиардов рублей на поддержку моногородов так у него и остались – потому что не были востребованы. Местные власти не смогли представить достойных проектов по диверсификации экономик таких городов, а министерство регионального развития, отвечающее за развитие моногородов, до сих пор не сумело отладить системный механизм их поддержки. И теперь министерство финансов заявляет, что в следующем году оно не будет больше выделять средства на Программу поддержки моногородов в России, сообщает газета «Ведомости» [8]..

Согласно этой программе, руководство моногородов должно было, с учетом местной специфики, самостоятельно разработать план своего инвестиционного развития, согласовать их в Минрегионе и представить готовые инвестпроекты Внешэкономбанку, в котором и аккумулировались средства, выделяемые на их реализацию. Казалось бы, все вполне логично. Однако в условиях суровой действительности выяснилось, что сами городские власти своими силами зачастую просто не могут составить бизнес-план, который бы удовлетворял требованиям кредитного комитета Внешэкономбанка. В моногородах просто нет квалифицированных специалистов. И нет денег, чтобы нанять их со стороны. Потому что, как уже говорилось, моногорода больше всех пострадали от кризиса, и там средств не хватает даже на самые элементарные нужды. В результате получился замкнутый круг: без проекта не дадут денег, а пока нет денег, невозможно нанять специалистов, чтобы подготовить реальный проект.

Минрегион попытался подготовить для них типовую схему, но тут обнаружилась еще одна проблема — все моногорода слишком разные. Чтобы действительно решить проблему их перепрофилирования и развития, мало одного-единственного инвестпроекта, нужна комплексная программа, причем для каждой конкретной территории. Где-то нужно наладить транспортное сообщение с ближайшим крупным городом, где-то – создать центр микрофинансирования и специально помогать людям открыть собственное дело, а где-то – выделить землю и дать льготы новому предприятию. Выяснилось, что быстро и централизованно проблему моногородов не решить — это долгий и кропотливый труд. Причем, предусматривающий, чтобы и деньги, и принятие решений были переданы на уровень местного самоуправления, резюмирует издание.

К этому федеральное правительство, разумеется, не готово. Впрочем, не готово и само местное управление. Если на местах не могут толком составить приемлемый бизнес-план, не факт, что там сумеют грамотно использовать и новые полномочия, и переданные им местные налоговые поступления.

В Минрегионе, однако, осознали серьезность проблемы, и намерены на открывшемся в Сочи инвестиционном форуме предложить новые методы работы по поддержке моногородов. Как сообщает «КоммерсантЪ» [9], для ускорения рассмотрения муниципальных инвестпроектов в министерстве предлагают создать проектные офисы, которые помогут оформить документы для доступа к федеральным средствам.

Сейчас, по утверждениям источника издания, Минрегион уже подготовил комплексные инвестиционные планы (т. н. КИПы) для 148 моногородов из тех 385-ти, которые находятся на учете в министерстве. Рабочая группа правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции первого вице-премьера Игоря Шувалова, рассматривающая инициативы моногородов, которым нужна «первоочередная» господдержка (их 27), уже одобрила 25 таких КИПов.

Впрочем, как уж у нас водится, пока реально профинансированы лишь 3 инвестпроекта в моногородах, причем последние 600 млрд рублей, направленные на финансирование проекта IT-парка в Тольятти, еще не перечислены Минфином — в настоящее время идет «подписание соглашения с инвестором по расходованию этих средств».

В Минрегионе считают, что основная проблема с освоением средств господдержки моногородов заключается в отсутствии связующего звена между рабочей группой по модернизации моногородов при комиссии Игоря Шувалова и потенциальными создателями инвестпроектов — причем еще на проектной стадии. «Муниципалы не могут подготовить проект на том уровне, который можно выносить на рабочую группу, и не хотят сами вкладываться в «сырые» проекты до того, как они получат поддержку рабочей группы»,— объясняет собеседник «Ъ».

В целом, это издание, известное своим традиционным скепсисом по отношению ко всем государственным мероприятиям в России, прогнозирует, что достижению конечной цели — созданию в моногородах новых рабочих мест — новации Минрегиона вряд ли помогут. Впрочем, оно же серьезно корректирует утверждение «Ведомостей» о полном сворачивании программы поддержки моногородов.

Действительно, 15 сентября Алексей Кудрин сообщил, что программа развития моногородов не получит отдельного финансирования в бюджете 2011 года – по вышеописанным причинам. Но как пояснил его заместитель Андрей Силуанов, от финансирования решения проблемы моногородов Минфин не отказывается, и в будущем на это «могут быть использованы нераспределенные дотации (очевидно, те самые 27 миллиардов, которые Кудрин обещал перенести на следующий бюджетный период. – КМ.RU), а также средства по поддержке малого бизнеса на следующий год».

Максим Хрусталев

17.09.2010

Перед Россией снова замаячил призрак приватизации

Справка: На совещании у первого вице-премьера РФ Игоря Шувалова была озвучена рыночная цена 10% пакета акций ВТБ. На ММВБ во вторник она составляла около $3,06 млрд.

Российское руководство стремится публично дистанцироваться от ошибок ельцинского правления. Что выражается в критике методов проведения скандальной «прихватизации» середины 90-х.

Однако, как выясняется, за прошедшие 15 лет наши власти, несмотря на все громкие декларации и широковещательные заявления, так и не научились решать проблему бюджетного дефицита, не прибегая к такой крайней мере, как распродажа госсобственности.

О готовности государства поделиться с частным капиталом пакетами крупнейших компаний и банков объявил тот, кому это и положено делать, – министр финансов (то есть человек, отвечающий за латание финансовых дыр в бюджете) Алексей Кудрин. Который, к тому же, никогда не скрывал своего апологетического отношения к либеральному тезису о большей эффективности частнособственнических методов управления по сравнению с государственным администрированием.

«Мы говорим, что 5 лет будем иметь программу приватизации, равную примерно $10 миллиардам дохода от продажи пакетов в год»,— заявил он в интервью агентству Reuters. При этом глава фискального ведомства заверил общественность, что правительство не собирается полностью утрачивать контроль над приватизируемыми предприятиями. Предполагается лишь сокращение участия в их капитале до контрольного пакета. А все «избыточные» пакеты акций будут уже реализовываться в ходе приватизации.

Стоит напомнить, что, согласно основным направлениям бюджетной политики до 2013 года, государство планирует, таким образом, уже в следующем году привлечь 298 млрд рублей. Что при прогнозируемом бюджетном дефиците в 1,81 трлн рублей погоды, увы, не сделает, покрыв лишь 16,4% дефицита. В связи с этим возникает закономерный вопрос, а стоит ли тогда вообще «городить огород» и так уж спешить расставаться с госсобственностью. Особенно учитывая, что рентабельность банковского сектора в условиях продолжающегося кризиса по-прежнему сравнительно невысока. Так что рассчитывать на максимальную прибыль от реализации пакетов акций госпредприятий в контексте падающего рынка явно не приходится. Однако приватизационный зуд наших чиновников, видимо, заставляет их закрывать глаза на такие «мелочи».

Как стало известно, правительство уже готовится к продаже 10% акций ВТБ. В качестве контрагента выступает американский фонд прямых инвестиций TPG Capital. Предполагается, что эта сделка может быть в «пожарном порядке» оформлена уже до конца года. Причем осуществляться она будет, скорее всего, в обход приватизационного законодательства России специальным постановлением кабинета министров.

Своим отношением к планам правительства делится директор Института проблем глобализации Михаил Делягин:

— Я должен признать, что во всей этой истории есть некоторый позитив. По крайней мере обратите внимание, что никто уже не рассказывает людям бредни о том, что «частный бизнес управляет собственностью лучше, чем государство» и что приватизация является способом повышения эффективности экономики. Слава Богу, этот бред остался в прошлом.

Но на смену ему пришли другие фантасмагории. Теперь, оказывается, приватизация является инструментом пополнения федерального бюджета. Утверждать такое просто глупо. По двум причинам. Первая заключается в том, что у нас, строго говоря, не существует нехватки денег в федеральном бюджете. Неиспользованные остатки средств на счетах федерального бюджета (пресловутого Резервного фонда и Фонда национального благосостояния) превышают 4 трлн рублей (4,5 трлн, если не ошибаюсь). Это почти половина годового бюджета страны. Так что, еще раз повторюсь, проблемы с деньгами нет — вероятно, у кого-то есть проблема с головой, но мы сейчас не об этом.

Кроме того, продажа госимущества, приносящего доход, является не способом решения финансовых проблем, а способом их усугубления. Потому что рентабельное госимущество должно приносить доход. Соответственно, этот доход должен поступать в федеральный бюджет, пополняя его. Вместо этого от данного имущества избавляются. Это глупость.

Другое дело, что наше государство фактически не собирает доходов от своего имущества. Одно относительно небольшое предприятие Vietsovpetro дает федеральному бюджету больше доходов, чем все остальное госимущество, вместе взятое. А знаете по какой причине? Вьетнамцы сами не воруют и нашим тоже не дают.

Я считаю так: если даже предположить, что в бюджете есть некоторая нехватка средств, то решение этой проблемы при помощи ограничения коррупции было бы значительное более естественным и понятным, чем посредством очередного раунда приватизации. Более того, значительная часть из тех 4 трлн рублей, о которых я говорил выше, держится нашими властями в тех же американских ценных бумагах. Получается, что мы отдаем деньги федерального бюджета американцам в пользование. Все дружно агитируют за модернизацию, но реальная политика такова, что деньги налогоплательщиков идут на повышение конкурентоспособности не России, а стратегических конкурентов этих самых налогоплательщиков. После чего, по сути дела, за наши же деньги западные корпорации еще и покупают кусочек нашей собственности. Просто замечательно!

Что касается процедуры приватизации Внешторгбанка, то это связано с тем, что у нас есть перечень стратегических предприятий. Я не видел его в последней (сокращенной) редакции. Но ВТБ, действительно, обладает стратегической значимостью и по идее должен в этот перечень входить. Поэтому-то он и должен приватизироваться по отдельной процедуре, когда решение о его приватизации принимает правительство.

Обращает на себя внимание, что представители нашего правительства, видимо, желая успокоить общественность, уверяют, что бывшая госсобственность попадет в надежные руки. Так что от перемены собственника государство не утратит хотя бы опосредованный контроль над этими долями. Получается, что американская компания TPG Capital для наших властей является более близким субъектом экономики, чем какие-либо российские предприятия.

В принципе, в свете политики российского государства такая позиция понятна. Я даже особо не опасаюсь, что в ходе очередного раунда приватизации могут быть злоупотребления со стороны чиновников, использование ими своих связей при перераспределении госсобственности. Потому что я уверен, что все это будет. Те люди, которые будут этим заниматься, в общем, известны, и чего от них ожидать — тоже. И, наверное, не просто так слово «приватизация» является в России синонимом «воровства».

Кирилл Говоров

17.09.2010

США все больше покупают. И все меньше продают

Справка: Платежный бала?нс это статистический отчет, где в систематизированном виде приводятся суммарные данные о внешнеэкономических операциях данной страны с другими странами мира за определенный период времени. Платежный баланс является важным показателем и инструментом, позволяющим предвидеть степень возможного участия страны в мировой торговле, международных экономических связях, установить ее платежеспособность.

Вышли очередные данные по платежному балансу США, и показывают они не самую приятную картину. Дефицит текущего счета платежного баланса США увеличился во II квартале.

Причем рост был отмечен четвертый квартал подряд. Сальдо текущего счета платежного баланса во II квартале составило -$123,3 млрд против -$109,2 млрд в квартале. Данные за январь-март были пересмотрены с -$109,0 млрд. Напомним, что текущий счет платежного баланса показывает торговлю товарами и услугами, учитывая как трансфертные платежи [10], так и инвестиционные доходы. Дефицит внешней торговли во II квартале увеличился до $131,6 млрд с $114,5 млрд в I квартале. Продажи товаров за границу увеличились до $316,1 млрд во II квартале с $305,6 млрд. Импорт увеличился до $485,7 млрд с $457,0 млрд.

Профицит в секторе услуг во II квартале вырос до $38,8 млрд с $36,9 млрд в I квартале. Снизились прямые инвестиции в США до $27,2 млрд с $51,6 млрд в предыдущем квартале. Иностранцы продали корпоративных облигаций на $18,1 млрд после продажи их в квартале на $28,1 млрд. Покупки акций иностранными инвесторами во II квартале составили $4,2 млрд против $35,6 млрд в квартале.

Собственно, с цифрами на этом пора закончить и приступить к обсуждениям. Как построена система доходов американской экономики? Существенной ее частью является модель поддержки внутреннего спроса, который удовлетворяется как внутренним производством, так и импортом. Но импортеры, как понятно, получают за свои товары доллары [10] США, которые они могут либо потратить на товары внутри этой страны (которые потом вывезут для последующей продажи), либо вывезти за пределы США для их последующего использования, по большей части – на мировых финансовых рынках. Но в любом случае, поскольку экспортеры в США получали доллары, то внутренний производитель всегда имел некоторый потенциальный резерв спроса на свою продукцию – уж коли в мире было большое количество держателей национальной валюты США.

Но вот дальше начались проблемы. По мере вывоза типового, наиболее массового производства за пределы США доля импорта в удовлетворении американских потребителей росла. Покупка [10] же товаров на внутренних рынках с целью их вывоза становилась все менее рентабельной. Разумеется, какие-то товары были конкурентоспособны на мировых рынках (особенно, самые современные), но в целом рентабельность таких операций падала. Доллары из-за пределов США все чаще направлялись на чисто финансовые рынки, но с началом кризиса и это стало делать все более рискованно.

Как следствие, в экономике США проявились две проблемы. Первая состояла в том, что стало все труднее и труднее привлекать в страну капитал (что требовало увеличения эмиссии для сохранения масштабов денежных потоков). Вторая – в том, что все больше и больше стран и регионов в своих внутренних расчетах стали отказываться от доллара, который становится просто некуда девать. Действительно, купить [10] товары в США проблематично: они либо слишком дороги, по сравнению со своими китайскими или японскими аналогами, либо же достаточно эксклюзивны, так что спрос на них в условиях кризиса ощутимо снижается. Что касается финансовых рынков, то на них существенно выросла волатильность (то есть они стали сильно колебаться), а значит – рискованность вложений.

Разумеется, говорить о том, что эти процессы уже приобрели критический характер, пока не приходится, хотя тенденция, что видно по приведенным цифрам, весьма и весьма характерна. Но ее продолжение почти неминуемо приведет к крайне болезненным процессам.

Первый из них – требование всех держателей долларов к увеличению тех товаров, которые иностранцы могут купить за доллары. США хотят продавать свои казначейские облигации, но инвестор все сильнее и сильнее требует, чтобы ему разрешили входить в капитал высокотехнологических компаний. США пока отбиваются, поскольку монополия на высокие технологии – это краеугольный камень их могущества. Но это становится все труднее и труднее.

Второе – сокращение покупок казначеек и вложений в некоторые финансовые рынки (например, фондовую биржу) требует от денежных властей США увеличения эмиссии, что «давит» на доллар в сторону понижения. Теоретически, с точки зрения экспортно-импортных операций, это даже выгодно [10], но снижение доллара делает малопривлекательными вложения в финансовые рынки. А повышение доллара, в свою очередь, ухудшает товарный баланс. Это хорошо было заметно в первой половине этого года, когда блестящая операция Евросоюза по снижению евро относительно доллара привела к резкому улучшению экономических показателей ряда стран ЕС, Германии, в первую очередь. И все это за счет роста экспорта в США. И беда денежных властей США состоит в том, что этот баланс вверх/вниз не имеет удовлетворительного решения.

Третье – постоянное увеличение эмиссии, которая вбрасывается в экономику, в основном либо через финансовый сектор, либо через бюджет, существенно изменяет механизм получения прибыли. Грубо говоря, ее начинает получать не тот, кто лучше занимается бизнесом и активно развивает свое производство, а тот, кто волею судеб оказался ближе к ее эмиссионному источнику. Что, в свою очередь, весьма и весьма расхолаживает всех участников экономического процесса.

В общем, повторяя уже сказанное, можно отметить, что ничего катастрофического пока в части платежного баланса США не происходит, но общие тенденции достаточно тревожные. При этом, что самое главное, не очень видно, как можно решить те проблемы, о которых я написал выше. А без их решения ситуация будет ухудшаться.

Михаил Хазин

19.09.2010

«Боинги» хоронят наш гражданский авиапром

Справка: МС-21 проектируемый ближне-среднемагистральный самолет, призванный заменить Ту-154 и Ту-204. Разрабатывается совместно ОКБ имени Яковлева и корпорацией Иркут. В разработках учтена возможность ставить на самолет отечественные и зарубежные двигатели. Площадкой окончательной сборки планируется сделать Иркутский авиазавод. Ожидается, что первый полет самолета произойдет в 2014 году.

В рамках инвестиционного форума в Сочи госкорпорация «Ростехнологии» и концерн Boeing заключили контракт на поставку «Аэрофлоту» 50 самолетов Boeing-737, сообщает «Интерфакс».

Это очень крупное соглашение, и хотя пока еще нет официального заявления о сумме контракта, но в СМИ уже фигурировали внушительные цифры порядка нескольких миллиардов долларов. Этим летом Boeing выиграл тендер «Ростехнологий», победив европейский Airbus, и, что самое обидное, отечественную Объединенную авиастроительную корпорацию (ОАК). Напомним, что часть активов «Ростехнологий» было решено передать «Аэрофлоту», при этом госкорпорация имеет право приоритетной поставки самолетов этому российскому перевозчику.

Итак, американцы получили серьезный заказ, и на фоне этого факта бесконечные разговоры о модернизации российской экономики смотрятся легковесно. Для нашей авиапромышленности контракт на постройку 50 самолетов пришелся бы очень кстати, особенно сейчас, в кризисные времена. Кто не знает, что самолетостроение – это один из локомотивов экономики, который способен потянуть за собой и предприятия-смежники? Причем авиация – это как раз сфера высоких технологий, о развитии которых так модно говорить в последнее время. Но все эти очевидные аргументы уже поздно приводить — бумаги подписаны, контракт ушел в США.

Справедливости ради нужно отметить, что на том же сочинском форуме «Ростехнологии» договорились с компанией «Иркут» о поставках 50 российских самолетов МС-21. Правда, твердый контракт еще не заключен, но меморандум все-таки подписан. Это, конечно, хорошая новость, но совершенно справедливо задать вопрос, а зачем вообще допускать на российский рынок иностранных производителей?

Еще совсем недавно наша промышленность полностью обеспечивала потребности России в авиаперевозках. Причем, отечественная авиатехника отвечала самым высоким мировым требованиям. И не пресловутое отсутствие конкуренции ударило по нашей авиапромышленности в 90-х годах, а общий «реформаторский» хаос, восторжествовавший после распада СССР. 

С просьбой оценить сочинские договоренности мы обратились к руководителю аналитической службы отраслевого агентства «АвиаПорт» Олегу Пантелееву:

Уже сейчас порядка 80% объемов работ по перевозке пассажиров гражданская авиация России осуществляет на воздушных судах иностранного производства. При этом далеко не во всех случаях те самолеты, на которых выполняются перевозки, являются наиболее эффективными с точки зрения себестоимости летного часа. С этой точки зрения, возможность модернизировать флот отечественных компаний, приобретая современные самолеты, можно приветствовать.

К сожалению, для страны, которая сохранила потенциал в самолетостроении, закупка столь крупной партии самолетов иностранного производства для отечественных авиаперевозчиков — это, в общем-то, негативный фактор. Эти заказы должна была получить отечественная авиапромышленность.

Правда, «Ростехнологии» намерена приобрести также отечественные МС-21. По размерности эти самолеты будут являться прямыми конкурентами самолету Boeing-737, потому что они рассчитаны на перевозку одинакового количества пассажиров на сопоставимую дальность. Причем, по заявленным разработчиком характеристикам самолеты отечественного производства будут превосходить аналогичные лайнеры американского производства.

Если вспомнить заявление начала прошлого года господина Чемезова, который является руководителем госкорпорации «Ростехнологии», то схема оснащения отечественных авиакомпаний воздушными судами должна быть примерно такой: на период, когда российская авиационная промышленность не может в необходимом количестве поставить конкурентоспособные воздушные суда, флот будет обновляться воздушными судами иностранного производства. Но в дальнейшем российским перевозчикам будут предложены новые отечественные самолеты.

Дионис Каптарь

19.09.2010

В 2011 году пенсионеров порадуют еще раз

Справка: Валоризация (от фр. valorisation; valoir ценить, подходить) это мероприятия, проводимые государством по переоценке или повышению стоимости товаров, ценных бумаг, валюты, пенсий, социальных выплат и другого капитала. С 2009 года данный термин упоминается в российском законодательстве в связи с принятием Федерального закона о пенсионных взносах и обязательном медицинском страховании.

Премьер-министр РФ Владимир Путин на заседании генсовета ФНПР в субботу заявил, что возможность индексации пенсии в 2011 году в настоящее время рассматривается правительством.

Заседание было посвящено 20-летнему юбилею ФНПР. В нем принимали участие спикер Госдумы Борис Грызлов, президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин, представители законодательной и исполнительной власти, в том числе мэр Москвы Юрий Лужков, бизнесмены, видные общественные деятели и около тысячи активистов профсоюзов из всех регионов России.

«В результате валоризации пенсионного капитала и дополнительного увеличения в апреле 2010 года средний размер пенсий по старости составляет сейчас 8169 рублей в месяц. А в будущем году мы еще раз проиндексируем пенсии»,— приводит РИА «Новости» слова Владимира Путина во время его речи в Колонном зале Дома союзов. Выступавший на заседании генсовета ФНПР глава этой организации Михаил Шмаков со своей стороны заявил, что федерация выступает против увеличения пенсионного возраста в стране.

«Мы возражаем против вбрасываемых идей о повышении пенсионного возраста. Сегодня для этого нет оснований — ни социальных, ни экономических, ни демографических»,— цитирует главу ФНПР РИА «Новости». Михаил Шмаков отметил при этом, что его ведомство никогда не было местом автоматического «одобрямса» любой законодательной инициативы.

Напомним, что обеспечить рост пенсий в 2011 году на 9% от «базы 2010 года» Владимир Путин пообещал еще в июле 2010 года на заседании правительственной комиссии по бюджетным проектировкам. Тогда премьер-министр заявил, в 2010 году средний размер трудовой пенсии по старости вырастет в общей сложности на 45%.

Представляя на заседании правительства параметры [9] бюджета-2011, премьер заявил, что приоритетами бюджетных расходов станут социальные выплаты. Кроме пенсионеров на прибавку к жалованию смогут рассчитывать военнослужащие и работники правоохранительных органов (рост составит 6,5% к уровню 2010 г.). Кроме того, как заверил в июле Владимир Путин, его слова приводит РИА «Новости», в 2011 году будет обеспечен и рост фонда заработной платы работникам бюджетной сферы, а также размера стипендий.

Тимофей Богданов

19.09.2010

Золото возвращает себе роль Единой меры стоимости

Справка: 

<p> Тро?йская у?нция &mdash; единица измерения массы, равная 31,1034768 грамма. Название происходит от города Труа (Troyes) во Франции</p>

Роль золота в современной мире сильно выходит за пределы обычного металла, даже – драгоценного. Связано это с тем, что проблемы начались у той модели оценки ценности товара, которая началась в 70-х гг.

До того многие сотни лет все было понятно: любая вещь что-то стоила лишь постольку, поскольку ее можно было обменять на золото. Разумеется, золото при этом само было товаром, что привело, например, к падению его покупательной способности в XVI веке почти в два раза (за счет ввоза драгметаллов из Нового Света), но в целом его роль единой меры стоимости была непоколебима.

Реформы 1944 года (оформленные Бреттон-Вудскими соглашениями) сделали главной валютой мира доллар США, однако он все равно оставался привязанным к золоту. И только кризис начала 70-х привел к тому, что США объявили дефолт по доллару, отказавшись обменивать на золото доллары, и мир вступил в новую эпоху – в которой на позиции единой меры стоимости стали выдвигать доллар.

На первом этапе это получалось плохо – к началу 80-х золото достигло исторического максимума по цене – больше 800 долларов за тройскую унцию, что с учетом инфляции соответствует примерно нынешним 3 000 долларов. Но по мере развития «рейганомики», которая обеспечивала постоянный рост спроса, выраженного в долларах США, и с учетом политики банков, которые активно занижали стоимость золота, оно достаточно сильно обесценилось.

О механизме последнего нужно сказать особо. Золото торгуется примерно так же, как и нефть – цена определяется не на спотовом рынке (продавца и покупателя), а на спекулятивном рынке золотых фьючерсов. Но в отличие от нефти тут крупные банки заинтересованы в понижении цены, а им помогают государства и международные финансовые организации, активно распродававшие в последние годы свои золотые запасы. Сами же эти игроки, на самом деле, продавая золото бумажное с целью снижения его цены, физическое золото активно покупали. Вот, для примера, Сорос.

Принадлежащий миллиардеру Джорджу Соросу фонд Soros Fund Management более чем в два раза увеличил в IV квартале свою долю в крупнейшем из торгующихся на рынке фондов инвестиций в золото. За это же время цена на драгоценный металл увеличилась на 8,9%, достигнув рекордного номинального уровня. Одновременно Сорос снова предупреждает о том, как опасно инвестировать в золото. По словам легенды финансового мира, на этом рынке надувается пузырь: «Я называю золото величайшим пузырём. Это значит, что цена на металл может и будет расти и дальше, но это не продлится вечно, и подобные инвестиции небезопасны».

Отметим, что на этой неделе цена золота установила очередной рекорд — почти 1 275 долларов за тройскую унцию. С начала года цены выросли более чем на 15%, и восходящий тренд продолжается уже несколько лет подряд. Несмотря на неоднократные предупреждения о формировании пузыря, сам Сорос не спешит избавляться от драгоценного металла. Он говорит, что на нем еще можно успеть заработать. В частности, известно, что Soros Fund Management владеет паями крупнейшего в мире золотого фонда SPDR, эквивалентными почти 16-ти тоннам золота.

Собственно, Сорос тут взят только потому, что он буквально вчера вышел со своим предупреждением, все остальные действуют также. Вопрос: а почему. А потому, что получать прибыль в условиях кризиса, на фоне падающего спроса, становится все труднее и труднее. И золото не только становится активом-убежищем, но и оно, при постоянной эмиссии доллара и почти неизбежной – других «крупных» валют, почти неминуемо вернется на позиции Единой меры стоимости. После чего новый взлет цен не него почти неизбежен.

Насколько? Тут могут быть только оценки. Если не считать спекулятивных взлетов цены (о которой говорит Сорос), то нижняя цена золота – это как раз те самые 3 000 за тр. унцию, которые соответствуют его цене в 1980 году. А верхняя – соответствует покупательной способности золота на момент его максимального участия в денежной системе, скажем, на границе XIXXX веков, когда его покупательная способность соответствовала примерно 10 000 нынешних долларов.

Так что Сорос несколько лукавит. Золото еще может вырасти в цене в два раза без особых эксцессов. Хотя не исключено, что у него будут и локальные подскоки, связанные с истерикой инвесторов, особенно в моменты крупных обвалов на финансовых рынках (кто-нибудь сомневается, что они почти неизбежны?). Те, кто купил золото на этих пиках могут потом и разочароваться, хотя, повторю еще раз, те, кто купил золото по цене ниже, чем 3 000 долларов, может быть почти уверен, что придет время, когда оно вырастет в цене.

А вот краткосрочные спекуляции с золотом действительно крайне рискованны, тут с Соросом нельзя не согласиться. И тем, кто хочет вложить свои деньги в этот актив нужно знать несколько крайне важных вещей. Во-первых, золото не терпит суеты, покупать его нужно на годы, а не для спекуляций. Во-вторых, частному инвестору нужно работать с физическим золотом, а не с какими-то счетами, в золоте выраженными. В-третьих, если вы не собираетесь вывозить золото за границу, то монеты лучше, чем слитки (из-за НДС). А так – это сегодня один из самых интересных активов

Михаил Хазин

19.09.2010

США: доживем до 2012-го?

В общем, не проживем мы без Штатов. Так рынки говорят. Боятся все. Если раньше говорили о второй волне кризиса по всему миру, то сейчас прогнозы стали более точечными.

США вновь вернутся в рецессию, а дальше – бунт, революция и новый светлый мир… Опять апокалипсический бред? Попробуем разобраться.

Америка – колыбель текущего кризиса, распространившегося по всему миру. С нее все началось, и ею должно закончиться. Уж извините, никак не сможем мы изолировать себя от огромных объемов долларовых активов, пустивших свои корни практически в каждой стране мира. Если доллар начнет задыхаться, астма может развиться у всего мира.

Теперь – по поводу того, что уже было сделано, и что можно сделать в дальнейшем. Бесчисленное множество программ с замысловатыми названиями в виде аббревиатур из букв английского алфавита было создано, чтобы запудрить непосвященным мозги и создать видимость бурной деятельности. Прошло два года, в экономику вбухали уйму денег, а результатов особо не наблюдается: обрабатывающая промышленность еще движется вперед по инерции, однако долго не протянет; рынку труда потребуется более пяти лет, если такими темпами будут восстанавливаться рабочие места. Напомним, что по официальным данным статистического управления Министерства труда США уровень безработицы подскочил с 4,6% в 2007 году до 9,6% в августе 2010 года, причем за это же время около 8,5 млн человек потеряли работу. Вот и представьте, сколько должно ежемесячно создаваться рабочих мест, чтобы стабилизировать ситуацию.  

О недвижимости и говорить нечего: представленные государством льготы (и дважды продленные) привели в итоге лишь к тотальному обвалу спроса (все, кто мог, уже воспользовались привлекательной программой, а кто не мог, вряд ли сможет в ближайшее время). По последним данным, в июле объем продаж на первичном рынке жилья сократился на 12,4%, достигнув минимальной отметки с начала ведения статистики в 1963 году.

Итак, Обама вместо символа свободы и надежды стал символом разрухи и расточительства. Его рейтинги – гораздо ниже, чем у Буша-младшего в его самых худших моментах. Его главная вина – в том, что он пришел в не то время и не в то место, да к тому же еще и не совсем разобрался в ситуации. Деньги действительно были растрачены бесцельно и безрезультатно. Массовое спасение финансовых компаний привело лишь к бутафории, скрывающей за своим фасадом кучу «зомби-банков», не имеющих никакого желания выдавать населению кредиты. Принятые недавно реформы системы здравоохранения оказались даже менее популярны, чем прогнозировалось. Все дело в том, что государство своим решением взвалит на себя дополнительное бремя расходов, которое оно уже не тянет, да плюс ко всему обяжет все население под страхом штрафов покупать себе страховку. Данная реформа вызвала раскол внутри страны. Оппозиционные партии вылили друг на друга немало грязи, ссылаясь на доказательства случаев коррупции и лоббирования выгодной для страховых и фармацевтических компаний позиции.  

А в результате недовольство населения растет. Появляются новые движения протестующих – наподобие «Бостонского чаепития» («Tea Party Movement»). Доходы потребителей сокращаются, а уровень безработицы все так же высок. Все это напоминает школьный урок истории, когда учитель задает вопрос: «Каковы были предпосылки революции?» Предпосылок – масса, осталось найти предлог или последнюю каплю. Текущая система нестабильна. Нужны либо умные постепенные реформы, либо резкое разрушение сложившегося строя. Население устало от использования, устало от того, что его не слышат, устало от правления Уолл-стрит, корпораций и лоббистов. Стоит поговорить с обычными думающими американцами, стоит почитать политические блоги, и вы поймете, насколько велико напряжение. Каков выход? Ликвидировать коррупцию напрочь и построить новый светлый мир… Так что про выход вы сами понимаете.

Алена Афанасьева

20.09.2010

Недвижимость рухнет в цене в 2,5, а то и в 5 раз

Справка: Рейганомика экономическая политика администрации США в период президентства Р.Рейгана, проводившаяся с 1981 по 1988 гг. Основывалась на концепции приоритета предложения, была направлена на снижение инфляции и уровня безработицы. Включала: а) ограничение роста государственного вмешательства в экономику за счет замораживания и сокращения расходов на социальные программы и программы поддержания уровня жизни (при этом расходы на оборону не подвергались сокращению); б) сокращение масштабов государственного регулирования частного предпринимательства; в) поощрение действий Федеральной резервной системы по удержанию темпов роста денежной массы на неинфляционном уровне, достаточном для обеспечения экономического роста; г) снижение ставок личного подоходного налога и налога на прибыль (до 28%).

Тема высоких цен на жилье периодически и постоянно возникает на всех ресурсах, имеющих хотя бы какое-нибудь отношение к экономике. И мне кажется, что стоит обсудить эту тему.

Правда, не с точки зрения конкретной цены на конкретную недвижимость, а с точки зрения причин высокого роста и, соответственно, ситуации, когда эти причины действовать перестанут.

Начнем мы с 1981 года, когда стала реализовываться политика, получившая впоследствии название «рейганомика». Суть этой политики состояла в постоянном увеличении спроса домохозяйств за счет денежной накачки путем кредитования. Но доходы граждан все это время падали (хотя и не так быстро, как в 80-е годы), а доходы домохозяйств росли только благодаря тому, что все больше женщин начинали работать. Впрочем, выросли они незначительно, а последние годы вообще стали снова падать, но дело не в этом, а в том, что в этом месте общая концепция стимулирования экономического роста пришла в противоречие с позицией отдельных банков.

Дело в том, что сама модель кредитного стимулирования предполагала (явно или неявно), что потребители постепенно перейдут от возвращения кредитов за счет собственных доходов, исключительно к их обслуживанию. Что означает, что собственно возврат может осуществляться только за счет перекредитования – то есть путем взятия новых кредитов, из которых и должен осуществляться возврат старых. Поскольку главная цель такой политики состояла в увеличении спроса, то каждый следующий кредит должен был быть не просто больше предыдущего, но больше, чем предыдущие и проценты по ним. И для того, чтобы при этом стоимость обслуживания не росла слишком сильно, Федеральная резервная система постоянно понижала стоимость кредита.

Но вот для каждого конкретного банка ситуация была достаточно сложной. Банк не может себе позволить выдавать кредит заемщику, который не может объяснить, как он будет возвращать кредит. Рассчитывать при этом на то, что какой-то другой банк даст кредит, из которого будет возвращен предыдущий – наивно, никто так на практике никогда не делает. Как же могла тогда работать система «рейганомики» с учетом того, что доходы домохозяйств как минимум не очень быстро росли, а зачастую и падали?

Частично ситуация массировалась статистикой. Именно после начала «рейганомики» начались активные манипуляции со статистикой, особенно по инфляции, что позволило создать иллюзию роста доходов граждан, поскольку номиналы зарплат росли, а реальная их покупательная способность была скрыта заниженной инфляцией. Иными словами, банки получали прибыль во все более и более слабеющих долларах. Впрочем, поскольку кредиты все-таки считаются не по покупательной способности, а по номиналу, то, повторюсь, часть негативного эффекта по невозможности возврата кредитов этим покрывалась. Но только часть.

А значит, принципиальной задачей в процессе реализации политики «рейганомики» было создание системы обеспечения «гарантии» возврата кредитов, как домохозяйствами, так и предприятиями (в основном, малым и средним, у крупных были другие инструменты). И наиболее естественным вариантом стало создание у всех потенциальных заемщиков адекватного обеспечения, залога, в качестве которого идеально выступала недвижимость. Соответственно, программа кредитного стимулирования домохозяйств получила серьезный крен в сторону ипотеки, на недвижимости начал раздуваться серьезный «пузырь». И чем сильнее он раздувался, тем выгоднее было брать новую ипотеку под залог растущей стоимости недвижимости, чем больше был объем ипотеки, тем сильнее раздувался пузырь на рынке недвижимости. И сегодня большая часть задолженности домохозяйств в США – это долги по ипотеке.

Мы не будем подробно описывать этот пузырь, это не есть тема настоящего текста, но отметим, что такая ситуация могла стать не только результатом осмысленной программы, но и сложиться вполне стихийно, уж коли идея постоянного роста кредитования домохозяйств стала доминирующей, а сопутствующие риски стало модным игнорировать. Но результат, который мы сегодня имеем, позволяет достаточно точно спрогнозировать ситуацию.

Уже не только в США, но и во всем мире доля финансовых активов по отношению к реальным много выше, чем 30 лет назад. И если внимательно посмотреть на цепочки обеспечения кредитов, то все они или прямо сводятся к залоговым активам (большая часть которых – недвижимость), либо обеспечены коммерческим и потребительским спросом, причем первый, если идти по цепочке продаж, все равно сводится ко второму, значительная часть которого имеет кредитное происхождение, опять же, обеспеченное недвижимостью. Иными словами, значительная часть современной экономики, прежде всего, ее финансовая часть, существует лишь постольку, поскольку существует недвижимость с высокой ценой.

Именно по этой причине банки любой ценой стараются сохранить высокую стоимость недвижимости. Рекорды по личным банкротствам и дефолты по ипотекам в США не приводят к появлению на рынке большого количества дешевого жилья: банки, у которых избыток ликвидности, просто выкупают ее друг у друга по высоким ценам. Да, конечно, держать ее на балансе накладно – но потери от ее обесценения будут на порядок сильнее.

Разумеется, по мере развития кризиса сократится и масштаб финансового сектора, и цены на недвижимость. По нашим оценкам, падение ВВП США составит по итогам кризиса примерно 55-60%, но реальный сектор при этом упадет всего процентов на 35–40, а вот финансовый – в 3–5 раз. Таким образом, доля последнего в общей прибыли корпораций сократится с нынешних более, чем 50%, до, как максимум, 20%, а как минимум – вернется к нормальным значениям первой половины ХХ века, то есть 10%.

Это и есть масштаб падения средних цен на недвижимость: от 2,5 до 5 раз. Разумеется, к каждому конкретному объекту эта оценка не относится, но эффект в целом почти неизбежен. Разумеется, государство путем варьирования налогов может этот масштаб спада несколько корректировать в ту или иную сторону, но принципиально изменить не сможет. Но, отметим еще раз, это падение неизбежно будет сопровождаться разрушением существующей финансовой системы.

Алена Афанасьева

20.09.2010

Япония и риски нового азиатского кризиса

Активное бюджетное стимулирование привело к потере доверия инвесторов к периферийным европейским странам с высокими дефицитами бюджетов и негативными платежными балансами.

Европейский долговой кризис заставил многих задуматься о проблемах сектора суверенных займов.

Япония является лидером среди стран «Большой семерки» по уровню государственного долга к внутреннему валовому продукту (904 трлн иен, или $10 трлн на конец июня 2010 года). Относительно ВВП долг Страны восходящего солнца достиг отметки в 190%. Доходы японского бюджета составили всего 48 трлн иен, расходы – 92,3 трлн иен, при размере ВВП 475,2 трлн иен. Внешне ситуация ужасна, но у этой страны есть свои особенности, которые выгодно отличают ее от других государств с высокими уровнями государственной задолженности. Первое, что стоит учитывать, – это чистый долг (без учета резервов пенсионных фондов и валютных резервов), который составляет около 110% ВВП и несет в себе рисковую составляющую (крайне большое значение, но ниже долга Греции). Второй особенностью является тот факт, что держателями большей части займа являются японские банки, домохозяйства, страховые компании и пенсионные фонды. Из общего объема выпущенных облигаций по итогам 2008 года только 6,8% держали нерезиденты. Это выгодно отличает Японию от таких стран, как Греция, где значительная часть долга сосредоточена в руках иностранных инвесторов и банков. Активизация Китая на рынке облигаций Страны восходящего солнца, конечно, повысила эту величину в 2009-2010 гг., но не так существенно, чтобы риски Японии возросли, тем более что китайские покупки – это долгосрочные инвестиции резервов, достигших $2,5 трлн. Низкая вовлеченность иностранного капитала практически снимает риск бегства иностранцев с японского долгового рынка. Стоит помнить, что «греческий кризис» начался с массовой распродажи афинских займов со стороны швейцарских банков (в IVквартале 2009 года они избавились от греческих долгов на $60 млрд).

Основные риски сосредоточены во внутреннем секторе Японии и связаны с ухудшением ситуации в экономике, что сокращает возможности наращивания накоплений. Дефицит бюджета страны в 2010 году составил около 9,3% от ВВП, в кризисный год – 11,2%. Японскую экономику в данный период поддержал спрос со стороны Китая. Но на фоне замедления американской экономики, слабого спроса со стороны Европы (и роста ценовой конкурентоспособности еврозоны по причине падения евро) и охлаждения китайской экономики возрастают риски для экономики Японии. Основным фактором, который может дестабилизировать сектор государственного долга, является падение доходов домохозяйств. Суть заключается в том, что японцы традиционно сберегают значительную часть своих доходов и инвестируют их напрямую (или посредством банковского сектора) в государственные облигации и иностранные активы. За последние два года норма сбережений составила 26% от располагаемых доходов, причем эта цифра включает кризисный период, в который безработица росла, а зарплаты понижались. Свою роль здесь сыграл японский менталитет: компании предпочли не расставаться с работниками после провала промышленности на 35%, а зафиксировали сокращение прибылей. Источником высоких доходов, позволяющих при поддержании устойчивого уровня жизни держать высокую норму сбережений, выступает поток капитала в страну в виде доходов от экспорта и инвестиций. За последние 12 месяцев положительное сальдо текущего счета платежного баланса Японии составило 16 трлн иен, или $175 млрд, из которых около двух третей – инвестиционные доходы, около трети – чистый экспорт. Именно по этой причине для экономики ключевое значение имеет курс иены, рост которого снижает прибыль от внешних вложений (и обесценивает накопления японцев), а также лишает японскую промышленность конкурентоспособности (что несет риски роста безработицы). Чистая внешняя инвестиционная позиция составляет $2,9 трлн, причем ровно столько же насчитывают портфельные инвестиции в зарубежные активы. Согласно опросам правительства, около 40% японских компаний планируют переносить производство в другие страны, если курс национальной валюты продолжит оставаться на уровне 85 иен за доллар.

Ситуация с состоянием японской экономики и перспективами сектора госфинансов сейчас становится сложнее: Центробанк и правительство не могут противопоставить что-то серьезное росту иены. Начало интервенций спровоцирует приток спекулятивных капиталов, а склонность японцев к сокращению внешних инвестиций при росте иены только увеличит объемы покупок национальной валюты. В итоге может повториться ситуация 2003 года, когда Банк Японии был вынужден уйти поверженным, а также недавнее «избиение» Национального банка Швейцарии, который прекратил интервенции, понеся приличный убыток (но швейцарский франк все равно взлетел до исторического максимума). Никак не вмешиваться в ситуацию Минфин и Банк Японии также не могут, т. к. негативные настроения на мировых финансовых рынках и ухудшение экономической ситуации заставляют сокращать внешние инвестиции, а компании – вывозить производства, чтобы хоть как-то удержать свои рынки сбыта. Последние меры по наращиванию кредитования банков на 10 трлн иен ($117 млрд) со стороны Банка Японии и дополнительное бюджетное стимулирование со стороны правительства в размере 920 млрд иен существенно ситуацию не изменят. Противостоять росту валюты, скорее всего, удастся только совместными усилиями Банка Японии, ЕЦБ и ФРС. Если же ситуация будет формироваться в текущем ключе, мировая экономика продолжит замедлять темпы роста, а развитые страны – сползать в рецессию, то мы увидим ускорение роста иены с последующей дестабилизацией экономической, а за ней – и финансовой системы Японии.

На сегодняшний день долговой кризис в США удалось перевести в вялотекущую стадию: трудности не решены, а экономические перспективы крайне сомнительны. Последовавший за наращиванием дефицитов бюджетов кризис суверенного долга в Европе удалось стабилизировать, но проблемы удалось лишь отсрочить: внутренние дисбалансы продолжают нарастать, экономику поддерживает резко подешевевшая валюта. Фактор валютных курсов в Азии может выйти на первый план: расцветающий протекционизм по отношению к Китаю и рост ценовой конкурентоспособности Европы на фоне явных трудностей в Стране восходящего солнца в связи с ростом иены будут способствовать росту рисков дестабилизации ситуации в Азиатском регионе. Судя по проблемам Японии, рискам кредитного сектора Китая, нарастающему протекционизму в США, пузырю на рынке недвижимости Австралии и сильной зависимости Востока от динамики мировой экономики, можно сделать вывод, что экономические и финансовые риски смещаются в Азиатский регион

Егор Сусин

21.09.2010

За сокращение чиновников — спасибо кризис

Справка: Инициатива Минфина находится полностью в русле стратегии, не раз озвученной высшим руководством страны. В конце июня президент Дмитрий Медведев обратился к членам президиума правительства с посланием о бюджетной политике на 2011-2013 гг. Он, в частности, дал кабинету министров письменное поручение сократить к 2012 году количество чиновников на 20%.

Глава Минфина объявил о намерении уменьшить количество госслужащих на 100 тысяч человек. Экономический кризис и вызванный им бюджетный дефицит могут оказать благотворное влияние на коррупциогенную ситуацию в России... 

Благодаря вынужденному сокращению госаппарата РФ, который был непомерно раздут в период нефтедолларового бума.

Счастливые обладатели бюрократических «теплых мест» узнали о предстоящем сокращении из уст главы Минфина Алексея Кудрина, который на вчерашнем совещании у президента Дмитрия Медведева сообщил о том, что в течение ближайших трех лет количество госслужащих будет сокращено более чем на 100 000 человек. Напомним, что общее количество федеральных служащих в настоящее время составляет примерно 510 000 человек.

Нетрудно предположить, что руководителя финансового ведомства в первую очередь интересует не побочный антикоррупционный эффект данной инициативы, а, как и полагается ему по должности, сугубо фискальный. По расчетам вверенной ему структуры, оптимизация бюрократического аппарата РФ принесет экономию в 43 млрд руб. Причем около половины вырученных средств пойдет на прибавку к жалованию чиновников, усидевших на своих местах после штатных сокращений. Таким образом, расходы на их содержание увеличатся примерно на 10%, однако при этом все же «будут отставать от инфляции». «Но мы действуем исходя из жестких ограничений бюджета и необходимости сокращения бюджетного дефицита», – напомнил мотивировочную часть готовящегося решения вице-премьер.

По его словам, кадровые сокращения никак не отразятся на эффективности работы госаппарата. По данным комиссии по оптимизации количества чиновников, примерно 1500 функций госслужащих являются лишними, а более 260 – дублирующими. Для того, чтобы не шокировать чиновничью общественность резкими изменениями, «кадровую чистку» планируется осуществлять поэтапно. Как заявил Кудрин, его ведомство первые два года планирует увольнять по 5% от общей штатной численности госслужащих, а в третий год – 10%.

Антикоррупционный эффект проводимой реформы просчитал руководитель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов:

– Основной посыл предполагаемого сокращения числа госслужащих – это наличие дублирующих и излишних функций. Надо понимать, что любой чиновник, по большому счету, – это функция. Он призван оказывать определенную услугу населению от лица государства. Такой подход был впервые применен в ходе административной реформы Дмитрия Козака.

Однако и эта, и многие другие реформы не проходят по одной простой причине. Она заключается в том, что наша бюрократия сформировалась в класс, который имеет доход за счет использования властного ресурса. Достаточно сказать, что коррупционный доход измеряется суммой в $300 млрд. При этом бюрократия получает неофициальные преференции – начиная с того, что на определенном уровне можно показывать свое удостоверение гаишнику или сотруднику правоохранительных органов, и заканчивая преференциями по поводу трудоустройства родственников, кумовства и т. п.

Понятно, что главное преимущество, которым располагают чиновники, – это возможность принятия решений по поводу перераспределения ресурсов. Это – уже материальная преференция. При этом у них имеются все механизмы защиты своих корпоративных интересов. И есть партия, которая фактически представляет интересы бюрократии. Не говоря уже о том, что она оказывает влияние и на другие партии.

И сегодня поднимается вопрос, что делать с этой огромной группой. Власти говорят о том, что ее нужно сокращать. Что, в принципе, правильно, даже если брать банальную экономию бюджета. Хотя по сравнению с общим ожидаемым объемом бюджетного дефицита (около 1,8 трлн руб. – Прим. KM.RU) 43 млрд – это, в принципе, незначительная экономия. Однако деньги в результате перераспределения могут пойти на поддержку наименее социально защищенных слоев населения.

Проблема в том, удастся ли осуществить задуманное или нет. Потому что, как правильно и честно сказал Дмитрий Анатольевич, у нас любое сокращение заканчивается увеличением числа чиновников – например, когда в ходе административной реформы часть функций министерств была передана агентствам, службам и т.д. Т. е. люди были выведены из госаппарата, но по функциям они остались госчиновниками. Таким образом, на бумаге количество чиновников уменьшается, но при этом создается новая структура, в которую можно набрать еще больше людей. Вот почему прежде всего необходимо провести анализ функций. После чего для каждого ведомства должны быть законом прописаны его функции, на основании которых всегда можно посчитать, сколько человек нужно для их осуществления.

Кирилл Говоров

21.09.2010

Даже в Китае антикризисные меры бессильны

Справка: Фрахт (голландское vracht, немецкое Fracht) &mdash; плата за перевозку грузов и пассажиров различными видами транспорта, в основном морским, воздушным, либо за использование судов на протяжении определенного времени.

Последние пару дней экономические форумы в рунете обсуждают новость, которую дал ИТАР-ТАСС со ссылкой на западные источники. Новость настолько интересная, что дадим ее полностью.

«Крах фрахтовых цен на нефтетанкеры произошел на мировых рынках, что является свидетельством приближающихся новых экономических трудностей. Об этом сообщает лондонская газета «Таймс».

Деловые круги передают, что суточная цена аренды нефтяного танкера упала с 75 тыс. долларов в начале минувшего июля до 8,5 тыс. долларов в настоящее время. По мнению специалистов, падение цен вызвано сокращением заказов на импорт нефти со стороны стран с новыми рынками, в первую очередь, в Азии.

Комментируя создавшуюся ситуацию, издание отмечает, что «появились первые устойчивые признаки того, что мировая экономика замедляет темпы своего роста».

А теперь давайте рассуждать. Может ли падение спроса со стороны «новых рынков Азии» (что, как понятно, является эвфемизмом слову «Китай») вызвать такое падение цен? Вообще, рынок фрахта достаточно эластичен, то есть даже незначительные колебания спроса/предложения могут вызвать серьезное изменение цен. Но все-таки не в 10 же раз? С другой стороны, падает не только фрахт нефтетанкеров, но и сухогрузов. По мнению экспертов, наиболее логичное объяснение – уменьшение объемов перевозок в преддверии долгих праздников в Китае, которые состоятся 22–24 сентября и 1–7 октября. На рынке танкеров снижение согласуется с движением котировок нефти на фоне новостей о ликвидации последствий аварии на нефтепроводе между Канадой и США.

Напомним, что в последние недели стоимость нефти марок WTI и Light устойчиво ниже нефти европейского сорта Brent, причем разрыв все время растет, что может служить косвенным признаком падения спроса на нефть не только в Китае, но и в США. Дополнительным фактором падения спроса на нефть является замещение ее продуктов на розничном рынке сланцевым газом.

Отметим, что снижение цены на нефть (которое теоретически должны поддерживать и денежные власти США, заинтересованные в снижении издержек реального сектора экономики) теоретически должно вызывать рост спроса на нее, однако пока таких тенденций не заметно. Впрочем, возвращаясь к цитируемому сообщению, отметим главный с точки зрения стороннего от рынка фрахта фрагмент. А именно, что такое падение является косвенным признаком замедления роста мировой экономики.

Отметим для начала, что нет уверенности, что мировая экономика действительно растет. С учетом денежной накачки последних двух лет (только США эмитировали около 1% своего ВВП в месяц в этот период) не исключено, что официальные цифры роста не соответствуют реальности, а отражают лишь инфляционные процессы, которые, впрочем, идут крайне неравномерно по времени и с разной скоростью в разных регионах и секторах экономики.

Во-вторых, темпы роста экономики в реальности определяются совокупным спросом, который падает. Таким образом, реальная (как сказал бы Линдон Ляруш – «физическая») экономика точно падает, а вот финансовая надстройка над ней колеблется. Понятно, что если спад спроса будет достаточно долго, то рухнет и финансовая надстройка над ним, но все-таки это достаточно долгосрочный процесс. И уж точно он слабо связан с падением цен на фрахт в течение нескольких месяцев.

В-третьих, поскольку ключевым элементом для фрахта является все-таки Китай, нужно вспомнить, а что там происходит. А Китай достаточно долгое время активно накапливал ресурсы (не только нефть, но и металлы, например) для того, чтобы сократить свою зависимость от внешних рынков, и для того, чтобы несколько снизить давление на те финансовые пузыри, которые образовались у него на рынках. Вот этот фактор действительно имеет отношение к мировой экономике, причем как раз к спросу: именно сокращение спроса на экспортные товары стимулировало китайских руководителей начать действия по поддержке внутреннего спроса. Которые, в свою очередь, и стимулировали образование финансовых пузырей.

Если бы меры, принимаемые китайским руководством, были эффективны или мировая экономика начала бы восстанавливаться, то закупки можно было бы продолжать – ресурсы все равно были бы нужны, причем во все возрастающих масштабах. Но этого, судя по всему, не произошло. Точнее, в мире этого произойти и не могло, а внутри Китая стимулирующие меры явно оказались неэффективны – и в этом случае от превентивных закупок ресурсов, в том числе и нефти, рано или поздно пришлось бы отказаться. Что, судя по всему, и произошло, хотя бы частично.

Таким образом, на самом деле картина примерно такая: конечно, никаким прямым признаком «замедления» мировой экономики падение цен на фрахт не является. Но оно совершенно четко показывает, что антикризисные меры даже такой крупной в мировом масштабе (по оценкам «физической» экономки – уже САМОЙ большой в мире!) и отлично управляемой экономики, как китайская, не могут дать эффекта. И это, конечно, негативный признак. Но никак не краткосрочный – само по себе такое падение с темпами роста мировой экономики связано слабо.

Михаил Хазин

21.09.2010

Минфин смирился: 1,5 трлн рублей уже не взыскать

Справка: Юридическое лицо зарегистрированная в установленном законом порядке организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом. Юрлицо может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, исполнять обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. Юридические лица должны иметь самостоятельный баланс или смету.

 

Минфин решил простить налоговые долги тем, кого уже нет с нами. Имеются в виду несуществующие предприятия, благополучно возникшие и сразу же почившие в ходе рыночных реформ.

Помните, как в начале девяностых граждане, поверившие рассказам государства о светлом капиталистическом будущем, массово кинулись учреждать «малые предприятия»? А учредив, печатали визитки, на которых гордо именовали себя директорами, генеральными директорами или даже президентами. Был человек всю жизнь ниже травы, тише воды, а теперь стал президентом какого-нибудь ООО Три фиги».

Они думали, что вместе со свежевырезанной печатью и пустым счетом в банке придет и счастье. Но счастья большинству увидеть не удалось. Зато они вдоволь насмотрелись на хамоватых налоговых инспекторов тех лет и прочих проверяющих, бесконечно требующих ежеквартальную отчетность. Помыкавшись год-другой, новоиспеченные «генеральные директоры» бросали свои фирмы, а учредительные документы вместе с печатями оставляли на хранение в ближайшем мусорном контейнере. Но долги их перед родной налоговой инспекцией при этом никуда не девались, а продолжали числиться и числиться, фигурируя в разных отчетностях и переходя из года в год.

Официальная процедура закрытия ненужной фирмы была (и есть) столь затратна и сложна, что легче выбросить все документы, чем идти официальным путем. Но существовали и другие способы избавиться от ненужного «юридического лица». Например, «утопить» его в Калмыкии, пока там действовала офшорная зона, путем слияния с какой-нибудь местной фирмешкой. Такие услуги оказывали специальные юридические конторы, и стоили они недешево, зато давали гарантию юридической чистоты процесса.

Глядя на все это, иногда трудно было отделаться от мысли, что очень уж непродуманна у нас та часть законодательства, по которой юридические лица должны рождаться и умирать. Подготовленный сейчас Минфином законопроект о списании безнадежных долгов должен хоть отчасти исправить просчеты.

Задолженность несуществующих фирм перед государством составляет 1,5 триллиона рублей. Взыскать ее невозможно (не с кого), поэтому финансовое ведомство предлагает ее простить. Об этом сообщил сегодня вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин на пленарном заседании Госдумы, сообщает агентство «Прайм-ТАСС» [10].

По его словам, эта сумма накопилась «за всю налоговую историю России». Она висит на балансе и переходит из года в год, являясь, по сути, безнадежной задолженностью. Министр пояснил, что речь идет о долгах несуществующих предприятий или компаний, которые находятся в состоянии банкротства. «Сейчас подготовлено законодательство, чтобы такая безнадежная задолженность, которая много лет висит на предприятиях, все-таки списывалась, чтобы мы не оперировали цифрами, которые невозможно собрать»,— сказал Кудрин.

Проблема задолженности предприятий перед бюджетом имеет, впрочем, и другую, более свежую часть. Совокупная задолженность по налогам и сборам, пеням и налоговым санкциям в первом квартале 2010 года увеличилась почти на 7%. По словам главы Федеральной налоговой службы (ФНС) Михаила Мишустина, задолженность снижалась на протяжении последних лет, однако экономический кризис отрицательно сказался на финансовом состоянии предприятий. В результате возник кризис неплатежей, и с 2009 года задолженность организаций перед бюджетом начала расти. Ее прощать пока не будут

Леонид Рудницкий

22.09.2010

ФРС США обеспокоилась перспективами экономики

Справка: Федеральная резервная система (ФРС) (Federal Reserve System) объединение 12 региональных банков США, выполняющее функции Центрального банка. Возглавляется Советом управляющих из 7 членов, назначаемых сроком на 14 лет президентом США. Федеральные резервные банки находятся в главных городах 12 федеральных резервных округов, на которые разделена территория страны. Совет управляющих находится в Вашингтоне. Капитал ФРС образован за счет продажи акций частным коммерческим банкам, вступающим в ее члены.

Двадцать первого сентября вечером (по московскому времени) состоялось очередное заседание Комитета по открытым рынкам Федеральной резервной системы (ФРС) США.

Главный вопрос, который стоял и стоит перед руководителями этой организации: смягчать или ужесточать денежную политику. Или, иначе — повышать учетную ставку или, напротив, начинать новую волну выкупа у банков по номиналу практически дефолтных, уже ничего не стоящих на рынке, ценных бумаг.

Мы уже не раз отмечали, что оба этих пути имеют свои недостатки. Ужесточение денежной политики практически неминуемо ведет к повторению сценария 2008 ода (или, что то же самое, 30-х годов прошлого века), это – чисто дефляционный сценарий, при котором все «фиктивные» финансовые активы, созданные за счет денежной накачки последних 30 ет, будут довольно быстро обесцениваться. С соответствующим спадом ВВП. При смягчении денежной политики возникает другая проблема: финансовый сектор будет более или менее стабилен, зато начнет рушиться сектор реальный. Поскольку его издержки будут расти на фоне роста биржевых товаров, а переложить эти издержки на потребителей не получится – их спрос падает. А поддержать его тоже невозможно  кредитовать домохозяйства в ситуации, когда они не могут вернуть старые долги как минимум глупо. А как максимум – еще и приведет к массовым мошенничествам, поскольку контроль над качеством кредитов придется отменить напрочь.

В идеале пока непонятно, куда валится экономика, и руководство ФРС, конечно, хотело бы не делать ничего. Впрочем, куда валится, это я, конечно, переборщил. Поскольку спрос домохозяйств последовательно падает, «естественный» сценарий может быть только дефляционным, как это и было перед «Великой» депрессией. Однако не забудем, что последние два года ФРС вваливала в экономику (точнее, в основном, финансовым институтам) денежные средства в масштабе 1% ВВП в месяц – не так уж и мало. И тут как раз главный вопрос, смогут ли денежные власти США «держать баланс», не давая экономике «сваливаться» ни в дефляционный, ни в гиперинфляционный сценарий.

Напомним, что в соответствии с теорией кризиса, разработанной российскими экономистами в начале 2000-х годов, для компенсации структурных перекосов экономика США будет требовать для своего сохранения в самый пик кризиса (то есть когда спрос и доходы домохозяйств придут в равновесное состояние) не менее 400–500 иллиардов долларов в месяц для сохранения своего нынешнего масштаба. Разумеется, такой масштаб вливаний ее быстро разрушит, но задача состоит в том, чтобы не допустить обвального спада, и именно ее решает руководство ФРС.

Беда состоит в том, что кроме профессионалов есть еще и политики. Причем, даже если профессионал окажется на политической должности, то именно ее специфика будет диктовать приоритеты его поведения. А вот для политиков в нынешней ситуации молчание невозможно. Жизненный уровень населения падает, и политики просто обязаны продемонстрировать, как быстро и качественно они реагируют на ситуацию. Не говоря уже о том, что многие страны мира начинают программы защиты своего рынка, усиливающие, в частности, возможности проникновения товаров на рынки США. Европа осуществила такую программу еще в начале года, существенно ослабив евро, Япония начала валютные интервенции буквально несколько дней назад. И со временем процесс будет только усиливаться, что также требует от политиков действий.

И какое в такой ситуации принимать решение? Понятно, что руководитель ФРС Берданке ослаблять денежную политику не хочет, он об этом неоднократно говорил последние недели, но и на ужесточение идти — нужны серьезные аргументы, особенно в ситуации серьезной активности лоббистов противоположного сценария, в том числе, и в Белом доме. Собственно, именно появление таких «объективных» аргументов и является с моей точки зрения серьезным доводом в пользу того, что новых программ поддержки экономики не будет.

И что бы вы думали? В самый последний день перед заседанием ФРС группа американских экспертов, объединенная в организацию под названием NBER (сокращение от слов Национальное бюро экономических исследований), которая уполномочена решать, когда начинается и заканчивается рецессия, объявила о том, что рецессия в экономике США закончилась в июне месяце. Насколько это решение соответствует действительности – вопрос отдельный, как известно, начало рецессии это же NBER определило с опоздание на много месяцев. Но главное – кризис-то нынешний носит не циклический характер и как его особенности соотносятся с особенностями тех циклических методов, которые используют американские эксперты – большой вопрос. Не говоря уже о том, что сроки объявления, да и результат исследований могут быть несколько «адаптированы» под желания «заказчика» — в данном случае, руководства ФРС. И не нужно говорить, что такого быть не может – поскольку бывают ситуации, когда большие начальники делают предложения, от которых отказаться невозможно.

И вот по итогам сегодняшнего своего заседания Федеральная резервная система США намекнула на то, что ее начинают беспокоить перспективы экономики США в 2011 году, сообщает К2К [9] со ссылкой на Dow Jones Newswires. Однако ФРС отложила принятие каких-либо новых мер по оказанию поддержки восстановлению на фоне интенсивных внутренних дебатов о том, какими должны быть следующие действия

Михаил Хазин

22.09.2010

Проблемы экономики РФ

Проблемы российской экономики, безусловно, многослойны, но поскольку их внешняя, экономическая часть лежит на поверхности, мне бы хотелось начать именно с нее.

Состояние основных фондов большинства предприятий перерабатывающего комплекса (еще советских времен) – у всех на слуху, и в комментариях не нуждается.

Не является также секретом (хотя и мало обсуждается) то обстоятельство, что почти все эти предприятия практически не имеют собственных оборотных средств, необходимых для осуществления простого производственного цикла, и вынуждены прибегать к кредитам.

Сам факт того, что этой проблеме не придается должного значения, удивителен, но вполне характеризует особенности современного экономического мышления. Я уже писал ранее о странности ситуации, когда реальный сектор должен прибегать к заимствованиям для того, чтобы запустить очередной цикл выпуска продукции. А если занять по каким-то причинам не удается, то производство, соответственно, и не начинается. Невольно возникает ощущение, что основным источником наших благ является не производство, а именно финансовый сектор: даст денег – и все работает, не даст – все замерло. Мир как бы перевернулся: деньги из когда-то скромного посредника в товарообмене превратились не просто в самостоятельную, но абсолютную ценность – такую, что производство материальных благ (казалось бы, являющееся главной целью трудовой деятельности) перешло на вторые роли и само стало посредником в достижении новой всеподавляющей цели – неограниченном производстве денег.

В отчасти сходной ситуации находится, правда, и реальный сектор многих развитых стран, но у него, во-первых, доля заимствований не так велика, как у нас, и, во-вторых, средства производства далеко не дышат на ладан.

В России эта проблема дополнительно усугубляется слабостью значительной доли отечественных банков. Я – не сторонник доминирования банковского капитала и иных форм финансового тоталитаризма в экономике и говорю о слабости банков, лишь имея в виду причудливое российское сочетание быстро освоенного у нас капиталистического способа производства (денег) с отсутствием этих самых денег у ключевых игроков (банков). Отсутствие денег, в общем, понятно, поскольку производимые в стране деньги активно инвестируются за рубежом, а наши банки вынуждены там же и занимать, а затем перепродавать занятое на отечественном кредитном рынке (разумеется, с наценкой). Причем наценка получается немалой, поскольку она включает поправку на инфляцию, страхование рисков, а также собственный банковский интерес, размеры которого могут заметно варьироваться. Инфляционная составляющая банковского процента особенно губительна в условиях денежного дефицита. Но инфляция сама есть отчасти следствие высоких кредитных ставок (об этом ниже), чрезмерной монополизации российских рынков и развитости «посреднической» деятельности; отчасти она усиливается вполне понятным стремлением властей хоть как-то скомпенсировать расслоение общества по уровням доходов за счет скромного, но все же опережающего роста заработной платы и пенсий.

В итоге привлечение оборотных средств обходится российским предприятиям значительно дороже, чем их иностранным «коллегам». Соответствующие издержки они частично перекладывают на стоимость продукции, что отчасти усиливает т. н. инфляцию предложения. Отчасти – потому что рост цен производителя ограничивает конкурентоспособность его товара с аналогичным продуктом иностранного производителя, неплохо представленным на нашем рынке. К тому же качество отечественной продукции, произведенной в имеющихся условиях, далеко не всегда сопоставимо с качеством зарубежных образцов (китайский товар в данном случае – не показатель, поскольку он в основном просто демпингует рынок).

Поэтому понятно, почему российские товаропроизводители (кроме сырьевых) всегда болезненно относятся ко всякому ослаблению государственного протекционизма во внешней торговле. Государство же со своей стороны объясняет, что повышение барьеров для импорта снижает конкуренцию (что само по себе абсолютно верно) и лишает россиян стимулов к развитию производства. Но нужно понимать, что отечественный производитель, может быть, и рад бы в рай, да грехи не пускают: конкурировать можно на равных исходных условиях, а доходяга тяжеловесу не конкурент по определению. В рыночной среде, как известно, очень слабые не развиваются, а просто исчезают. В этом отношении вступление в ВТО может дать положительный результат для несырьевой части экономики только при некой радикальной метаморфозе общества (подчеркиваю, не только власти, а общества), но такая метаморфоза может быть инициирована уж точно не рыночными механизмами.

Модернизация производства, особенно нашего, требует очень больших инвестиций. Но где их взять? У самих предприятий собственных средств нет даже на простое воспроизводство, другие российские источники практически недоступны; иностранные же инвестиции очень избирательны и идут в основном в сырьевой сектор.

К перечисленным проблемам добавляются другие, гораздо более серьезные и менее управляемые… но о них, если получится, в следующий раз

Сергей Савинов

33.09.2010

России нарисовали три сценария развития

Справка: Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования российская научно-исследовательская организация. Внеструктурное подразделение Института народнохозяйственного прогнозирования РАН. Основан в 1997 году на базе лаборатории. Проводит прикладные исследования в области анализа и прогнозирования воспроизводственных процессов в российской экономике. ЦМАКП обладает комплексом методик и моделей статистического анализа информации (временных рядов), построения прогнозов; накоплен опыт экономико-статистических и модельных разработок на основе эконометрических и балансовых методов. Исследованиями ЦМАКП пользуются правительство России, Совет Безопасности, Госсовет, Совет Федерации, Государственная Дума, Минэкономразвития, Министерство финансов, Центральный банк. В ЦМАКП работают 14 сотрудников. Проводится программа непрерывного образования сотрудников &ndash; внутренние семинары, а также стажировки в зарубежных аналитических центрах в рамках программ Агентства по международному развитию США (USAID). Директор &ndash; Андрей Белоусов.

 

Российские власти получили три рецепта-сценария, как им развивать страну. Разработали их эксперты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП).

Как это обычно бывает в таких случаях, в первом сценарии собрано все то, что эксперты считают наилучшим, а два остальных призваны показать, как будет плохо, если отказаться от первого. С него и начнем.

Первый вариант рекомендует России «индустриальную модернизацию». Условия для ее осуществления эксперты называют следующие: мягкая бюджетная политика, большие госинвестиции, налоговое перераспределение ресурсов между секторами экономики, минимальные накопления в резервные фонды и активная политика госзаимствований.

Иными словами, копить деньги не нужно, а нужно побольше раздавать их на социальные выплаты и госинвестиции, при сохранении или даже увеличении налоговых льгот. А если денег будет не хватать – активно брать в долг.

А дальше, по мысли экспертов, все пойдет, как по маслу. Для индустриальной модернизации необходимо будет сформировать новые центры компетенций в высокотехнологичных сферах (Сколково и др.). Благодаря этому в стране повысится эффективность экономики и сформируется средний класс, который начнет предъявлять спрос на качественные товары и услуги. Возникнут условия для модернизации массовых производств, будет создан новый источник технологической ренты, что снизит цикличность экономики. Побочным эффектом станет стратегический диалог государства, бизнеса, науки и экспертного сообщества, пишет «РБКdaily» [10].

Второй сценарий выглядит не так заманчиво. Его назвали «постиндустриальным», и он отличается социальной ориентированностью. Власти по нему будут проводить умеренно жесткую бюджетную политику, сохраняя небольшой бюджетный дефицит. Основной задачей модернизации станет попытка «перепрыгнуть» через индустриальный этап развития. В этом варианте идет упор на стимулирование развития «человеческого капитала» (в частности, в сферах образования, здравоохранения и науки).

Основные затраты при нем должны будут пойти на фундаментальные и прикладные исследования. В этом случае «формируются системы институтов поддержки развития инновационной сферы и поддержки экспорта, а также возникают новые высокотехнологичные производства, непосредственно выходящие на мировой рынок», поясняет ведущий эксперт ЦМАКП Дмитрий Белоусов

Третий сценарий называется «либерально-консервативным». Бюджетная политика при нем будет отличаться жесткостью, особенно в отношении экономии инвестиционных ресурсов. Экономика по этому сценарию должна оказаться максимально либерализованной, а бюджетная политика – контрциклической. Г-н Белоусов отметил, что жесткая курсовая политика в комбинации с либерализацией экономики приведут к притоку прямых иностранных инвестиций, приносящих современные технологии и доступ на рынки.

Два последних сценария эксперту не нравятся, хотя он же их и создал. Он называет их «самыми опасными». В случае постиндустриального сценария возникнет дефицит инвестиций для модернизации экономики. К тому же, по мнению эксперта, существует риск свалиться в «анклавную модернизацию». И необязательно развитие «новых высокотехнологичных производств окажется достаточным для стимулирования модернизации экономики и преодоления фронтального разрыва с зарубежными странами», прогнозирует Белоусов.

Риски либерально-консервативного пути заключены главным образом в недостаточности стимулов для диверсификации экономики. Кроме того, вероятен дефицит резервов в случае оттока спекулятивных капиталов.

«Наиболее привлекательным видится сценарий индустриальной модернизации; нельзя отказать в логике и либерально-консервативному. Постиндустриальный сценарий – очень красивый, но он имеет риски запредельного масштаба», – говорит Дмитрий Белоусов.

Его поддерживает директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев, также полагающий, что нужно придерживаться первого сценария. «Все остальные даже нельзя назвать вариантами. Они не принесут никаких позитивных изменений. Путь индустриальной модернизации прошли многие страны. Россия может перенять их опыт, базироваться на знаниях специалистов, знающих по себе, что это такое», – уверен он

Леонид Рудницкий

22.09.2010

Сватовство России за ВТО все никак не увенчается свадьбой

Справка: Официальным высшим органом ВТО является Министерская конференция, которая собирается не реже, чем раз в два года. За время существования ВТО было проведено 6 таких конференций, практически каждая из которых сопровождалась активными протестами со стороны противников глобализации. Текущие задачи организации между конференциями возложены на Генеральный Совет ВТО, собирающийся несколько раз в год в Женеве. В подчинении Совета состоит специальная комиссия по наблюдению за торговой политикой стран-участниц, призванная следить за выполнением ими своих обязательств в рамках ВТО. Кроме общих исполнительных функций, Генеральный Совет руководит еще несколькими комиссиями, созданными на основании заключенных в рамках ВТО соглашений. Во главе организации стоит генеральный директор с соответствующим подчиненным ему секретариатом.

Сначала нас не брали «замуж», а сейчас мы не торопимся «жениться». Сватовство России за ВТО все никак не увенчается свадьбой. Сначала нас не брали «замуж», а сейчас уже мы не торопимся «жениться».

Ну, не то чтобы совсем отказываемся, но условия выдвигаем, показывая своим поведением, что за 17-летний период «обхаживания» чувства несколько поостыли. Появились связи на стороне с Казахстаном и Белоруссией, которые оформились в Таможенный союз, продемонстрировавший первичность и ВТОричность намерений. Теперь, если и вступать куда, то «всем колхозом».

Всемирные торгаши подобной инициативе, мягко говоря, не обрадовались. Не будет нам от них на Новый год подарков. Владимир Путин подтвердил: «Мы хотим вступить в ВТО, но я не думаю, честно говоря, что этот рубеж наступит именно 1 января следующего года. Не похоже пока». Но есть ли повод биться головой об стену?

Первое предложение в далеком 1993 году мы сделали даже не ВТО, а ГАТТ – Генеральному соглашению о тарифах и торговле. Именно эта контора, начиная с 1947 года, определяла правила игры в международной торговле, пока в 1995 году не произошла «смена вывески». Правда, суть не изменилась. К примеру, наш старый друг Збигнев Бжезинский не стесняется откровенно рассказывать, кто и зачем придумал эту затейливую организацию. В своей книге «Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство» он уточняет: ВТО – очень удобный инструмент для осуществления замыслов прежде всего Соединенных Штатов Америки («В ВТО голос США слышен громче всего»). И посмеивается над наивными чудаками, утверждающими, что «экономическая глобализация» якобы «создает равные условия для конкуренции». Классик современной политологии называет подобные аргументы «мифом».

Мнение Бжезинского я вспомнил только потому, что уж кого-кого, а его трудно заподозрить в американской антипатии. Скажи то же самое Проханов – ну кто б ему поверил? А «взгляд со стороны» гораздо лучше поможет рассмотреть, куда мы так стремимся. Итак, вступление России в ВТО сулит:

– получение выгодных условий для доступа нашей продукции на иностранные рынки (там сразу выстроятся очереди за «Жигулями»);

– международный механизм разрешения торговых споров (газовый вентиль перенесут в штаб-квартиру ВТО);

– создание более благоприятного климата для иностранных инвестиций (российских чиновников убедят понизить процент «откатов»);

– расширение возможностей для российских инвесторов в странах – членах ВТО, в частности, в банковской сфере (Сбербанк откроет свой офис на Уолл-стрит);

– создание условий для повышения качества и конкурентоспособности отечественной продукции в результате увеличения потока иностранных товаров, услуг и инвестиций на российский рынок (российское качество наконец-то подтянется до китайского);

– участие в выработке правил международной торговли с учетом национальных интересов (появится еще один повод для зарубежных командировок).

Звучит хорошо, однако эксперт Вадим Вещезеров уверен: это – лишь внешняя обертка, фантик. Рассмотрим состав, а главное – интересы участников организации и наше возможное место там.

Во-первых, развитые страны – США, ЕС, Япония, Корея. Их интерес прост и очевиден: расширение сбыта для собственных товаров и услуг. Собственно, ВТО ими (с американским приоритетом) и создано. Однако свои внутренние рынки они защищают великолепно – либо наплевав на соглашения с позиций силы (как США и ЕС), либо мощнейшим культурным барьером (Япония, Корея).

Во-вторых, мастерские мира – Китай и Индия. Основная задача – любой ценой дать работу своему населению. Но реально эти страны – бедные: их внутренние рынки не в состоянии принять такой объем товаров, недостаточны для развития, и притом достаточно жестко закрыты. Их интерес тоже понятен: экспорт произведенной у них продукции – не только условие развития страны, но и просто залог физического выживания значительной части населения.

И, наконец, в-третьих, развивающиеся страны, коих абсолютное большинство. Вступая в ВТО, они рассчитывали пробиться со своими товарами (преимущественно сельхозпродукцией) на рынки развитых стран. На сегодняшний момент результат известен: их там не очень-то ждут (пока только пообещали пустить в 2015-м). Возможности же развития собственной промышленности они убили на корню.

Справедливости ради еще следует отметить существование «независимых» членов ВТО (от которых ничего не зависит), типа разнообразных грузий. Здесь мотивы еще проще: вашингтонский обком сказал: «Надо» – суверенный вождь ответил: «Есть».

Россия, к сожалению, не относится к первой группе, однако и к третьей ее могут отнести только самые отчаянные русофобы. Нам в ВТО пока нет места – не потому, что нас туда не пускают, а потому, что мы, как это ни смешно, идем «своим путем». Россия – страна не бедная. Экономика России исторически сложилась как самодостаточная (это – неизменная данность, вроде климата), т. к. формировалась в отрыве от всех остальных. И мы научились выживать самостоятельно, не ожидая «подарков» со стороны. Кроме того, кризис показал, что «коллективный разум» ВТО не способен противостоять «шкурным интересам»: перед угрозой массового внутреннего банкротства внешние обязательства попросту игнорируются.

Никто не заинтересован в появлении нового сильного игрока, но зато наивного новичка примут с радостью. Открой, мил человек, свой внутренний карман (то бишь рынок) пошире, и не мешай нам туда залезть. А за это мы тебе разрешим рядом посидеть…

Стоит ли спешить ради подобного «удовольствия»?

Михаил Синельников

23.09.2010

Заседание ФРС. Послесловие

Справка: Федеральная резервная система (ФРС) (Federal Reserve System) объединение 12 региональных банков США, выполняющее функции Центрального банка. Возглавляется Советом управляющих из 7 членов, назначаемых сроком на 14 лет президентом США. Федеральные резервные банки находятся в главных городах 12 федеральных резервных округов, на которые разделена территория страны. Совет управляющих находится в Вашингтоне. Капитал ФРС образован за счет продажи акций частным коммерческим банкам, вступающим в ее члены.

Теоретически вроде бы говорить почти не о чем. Федеральная резервная система (ФРС) США, как мы и предполагали, не изменила ставки и почти не изменила традиционное заявление по итогам своего заседания.

Ну, разве что, заменила свои слова по поводу инфляции (слово «подавленная» было заменено на «ниже желаемых ФРС уровней»), сообщив, что в случае необходимости «снабдим дополнительными мерами поддержки» экономику. Тем не менее, аналитики всех мастей завопили об опасности инфляции, рынки во всем мире сегодня упали, а доллар довольно существенно припал относительно практически всех валют. Но во всем этом есть одна очень существенная тонкость, которую мы, прежде, чем ее излагать, предварим статьей Пола Кругмана в The New York Times.

«Гнев охватил Америку. Все верно, что гнев этот — удел меньшинства, не большинства американцев. Но это лютующее меньшинство действительно озлоблено, и составляют его те, кто считает, что у них отбирают принадлежащее им по праву.

Я не говорю о представителях Движения «Чаепитие». Я говорю о богатых.

Для многих в США сейчас очень трудные времена. Проблема бедности, и особенно крайней бедности, резко обострилась во время экономического спада, миллионы людей потеряли жилье. Молодежь не может найти работу, сокращенные старше 50 лет боятся, что уже никогда не смогут трудоустроиться.

И все же если вам нужен пример настоящей политической ярости, которая заставляет сравнивать президента Обаму с Гитлером и обвинять его в предательстве, в бедствующих слоях населения вы такого не найдете. Такое встречается в привилегированных кругах, среди тех, кому не приходится волноваться о трудоустройстве, о жилье или медстраховке, и все же именно они испытывают ярость — от мысли, что платят повышенные налоги.

Гнев богатых копится с того момента, как к власти пришел Обама. Начиналось все с Уолл-стрит. Когда журнал New York опубликовал статью под названием «The Wail Of the 1%» о страданиях привилегированного меньшинства, речь шла о финансовых дельцах, компании которых пришлось спасать за счет налогоплательщиков и которых при этом очень разозлило, что ценой такой финансовой поддержки должно стать временное ограничение бонусов. Инициатива Обамы, которую миллиардер Стивен Шварцман (Stephen Schwarzman) сравнил с вторжением нацистов в Польшу, сводилась к тому, чтобы перекрыть налоговые лазейки, дававшие преимущества управляющим фондов, таким как Шварцман.

Теперь же, когда должна решиться судьба программы Буша по снижению налогов (поднимутся ли ставки вновь до уровня клинтоновского периода?), ярость эта распространилась и в чем-то она уже иного свойства.

Например, теперь она становится популярной позицией, мейнстримом. Одно дело, когда миллиардер выступает с яростными тирадами на званом ужине. И совсем другое, когда журнал Forbes публикует статью, в которой заявляется, что президент США намеренно пытается разрушить Америку в рамках своих «кенийских, антиколониалистских» планов, что «Соединенными Штатами управляют в соответствии с мечтами племени Луо 1950-ых годов». Когда речь идет о защите интересов богатых, нормальные правила цивилизованного (и рационального) дискурса, по-видимому, уже не действуют.

В то же время жалость к себе в привилегированном классе стала приемлемой, даже модной.

Сторонники снижения налогов раньше делали вид, что они прежде всего стараются помочь рядовым американским семьям. Даже налоговые льготы для богатых обосновывались в свете теорий о «просачивающемся богатстве» (trickle-down economics), согласно которым снижение налогов в высшем сегменте способствует укреплению экономики на всех уровнях.

Теперь, однако, сторонники сокращения налогов едва ли пытаются отстаивать такие аргументы. Республиканцы продвигают идею, что повышение налогов для богатых ударит по малому бизнесу, но на самом деле они об этом не заботятся. Теперь довольно часто можно услышать истовые заверения, что люди с годовым доходом 400-500 тыс. долларов не являются богатыми. Посмотрите на их расходы: налоги на имущество, которые они платят со своей дорогой недвижимости, плата за обучение детей в элитных частных школах, и так далее. Да они едва сводят концы с концами.

И среди бесспорно богатых воинственное отстаивание «своего права» становится все более популярным: это их деньги, и они вправе оставить их при себе. «Налоги — наша плата за цивилизованное общество,— говорил Оливер Уэнделл Холмс (Oliver Wendell Holmes), но это было давно.

Очень обеспеченные американцы, самые удачливые люди в мире, исполненные жалости к себе и чувства собственной правоты — забавное, казалось бы, зрелище, если бы не одна оговорка: они вполне могут добиться своего. Неважно, что налоговые льготы для богатых стоили 700 млрд долларов — почти все республиканцы и некоторые демократы спешат на помощь угнетенному капиталу.

Видите, у богатых все иначе, чем у нас с вами: у них больше влияния. Отчасти сказывается их вклад в предвыборные кампании, но важно еще и социальное давление, ведь политики проводят массу времени, общаясь с состоятельными слоями. Поэтому когда богатые рискуют потерять еще 3-4% своего дохода из-за повышения налогов, политики лучше понимают их страдания — разумеется, намного лучше, чем тяготы семей, оставшихся без работы, потерявших жилье и всякую надежду на будущее.

И когда битва за налоги будет окончена с тем или иным результатом, можете быть уверенными, что те, кто сейчас защищают доходы элиты, вновь будут требовать сокращения трат на соцобеспечение и пособия безработным. Америка должна принять трудные решения, скажут они, мы все должны быть готовы жертвовать.

Но когда они говорят «мы», имеется в виду «вы». Жертвовать – удел маленького человека».

Сильная статья, ничего не скажешь. А главное, она четко и внятно описывает ситуацию, которая сложилась в современной политике США, игнорировать которую не может даже ФРС. Суть ее в том, что в условиях продолжающегося кризиса жизненный уровень населения (избирателей) падает. И президент США, ответственно подходя к своей работе, хочет поддержать именно население (циники могут сказать, что его больше волнуют как раз избиратели, но в данном случае, это все равно).

В этой ситуации поддерживать финансовый сектор бессмысленно (деньги из него бедным точно не попадут, даже через кредиты), хотя совсем избежать эмиссии невозможно. И руководство ФРС (само ли, или под давлением Белого дома) начинает говорить о том, что вбрасывание эмиссионных денег в экономику будет проходить предпочтительно через выкуп казначеек, а не путем рефинансирования банков. Разумеется, в этой ситуации у последних будут проблемы, но пару недель назад руководитель ФРС Бернанке прямо говорил (я писал об этом), что больше никого из них спасать не будут. А кроме того, Обама сказал, что хочет повысить налоги (напомним, что в первой половине 60-х, в период высшего расцвета американской экономики, ставка подоходного налога доходила до 92%). И вот перед выборами сложилась четкая комбинация: «богатые» с одной стороны, Обама, Бернанке и Кругман — с другой. Победителя во многом определят выборы, а значит – к ним нужно готовиться.

И «богатые» решили «сливать» Обаму, в том числе используя все принадлежащие им СМИ. А для этого нужно доказать обществу, что Обама его не защищает и ведет дело к катастрофе. А какая главная катастрофа в глазах американского общества, которое столько лет «воспитывали» монетаристы? Ясное дело, инфляция! И вот по итогам заседания ФРС все «эксперты» стали пугать общество высокой инфляцией. В которой, якобы, виноват Обама.

На самом деле, эмиссия продолжается все это время и, судя по всему, до выборов будет продолжаться, в том числе для того, чтобы дать в бюджет денег для продолжения социальных программ. Обама будет наращивать свои социальные предложения, в том числе о подъеме налогов. Если он выиграет выборы в ноябре, то эти предложения, скорее всего, станут законом. Но вот эмиссия, во всяком случае, в пользу банков, скорее всего, будет сильно ограничена. А это еще более усилит противостояние в американском обществе.

Сделать тут ничего нельзя: никакие меры не предотвратят падение уровня жизни населения США. Но вот для того, чтобы хоть как-то это падение компенсировать, нужно очень сильно прижать богатых, с чем они согласиться не могут. Нужно отдать должное Обаме, он последовательно защищает именно интересы общества против богатых. Но вот дадут ли ему это сделать – вопрос. Я уже как-то писал, что, скорее всего, он войдет в историю как аналог Герберта Гувера, президента США в 1929–32 годах, человека достойного, но оказавшегося, независимо от своей воли, в крайне незавидном положении. Если я окажусь прав, то героем станет следующий президент США. Или через одного. Но в любом случае, стране придется пройти через страшные испытания, и то, что происходит сегодня – это только первые сполохи начинающейся бури.

Михаил Хазин

23.09.2010

Чиновников пенсией не обидели

Справка: По данным ПФР, госпенсии госслужащих вовсе не так велики, как принято думать. Средний размер госпенсии у федеральных чиновников на конец 2009 года составлял 9,565 тысячи рублей, на сегодня &mdash; 10,949 тысячи рублей. Как уточнили изданию в ПФР, получают такую пенсию всего 46 тысяч человек. В конце 2009 года средняя пенсия в России составляла менее шести тысяч рублей. В 2011 году она увеличится до 8780 рублей в месяц. Социальная пенсия в 2011 году составит 5050 рублей.

 

Президент Медведев подписал указ о пенсиях чиновников. Это указ не о повышении пенсий, а об упорядочивании категорий чиновников, которые могут претендовать на повышенные пенсии.

Сами же особые пенсии для них существовали уже давно. Называется указ так: «О перечне должностей, периоды службы (работы) в которых включаются в стаж государственной гражданской службы для назначения пенсии за выслугу лет федеральных государственных гражданских служащих».

Несмотря на то, что указ не содержит в себе ничего принципиально нового, это первый случай, когда размер пенсий чиновников попал в широкое обсуждение. Появилась возможность в очередной раз задать риторический вопрос: «А, собственно, почему?» Ответ на него предполагается такой же, как и всегда: «Потому что».

Но вернемся к указу. Он определяет должности, относящиеся к разряду важнейших, которым обеспечивают социальную защиту по высшему разряду. В приложении к нему определяются 20 категорий счастливчиков, которым полагается повышенная пенсия. Это именно категории, а не должности. Если пробежать глазами этот список, опубликованный в «Российской газете» [9], то становится ясно: составлен он так широко, что должностей там могут быть сотни, и в него, при желании, вполне возможно включить новые.

Общий же принцип чиновных пенсий такой: кто отработал на госслужбе не менее 15 лет, получит пенсию в размере 45 процентов от среднемесячного заработка. При этом за каждый год сверх упомянутого срока им добавляется еще по 3 процента, но в итоге не должно получиться больше 75 процентов от зарплаты.

Такой порядок, насколько нам известно, действовал и ранее. Из него следует, что идти в чиновники следует до 45 лет – тогда есть возможность заработать 45-процентную пенсию. Но идут и позже, едва только представится такая возможность. Значит, есть там еще что-то привлекательное, кроме пенсии.

Раньше, когда у больших начальников журналисты спрашивал: «Начальник-начальник, а почему у чиновников такая большая пенсия?», они отвечали: «А потому, что у них небольшая зарплата. Чтобы удержать их на госслужбе, мы вынуждены обещать им большую пенсию. Но ее нужно еще заработать».

Судя по опубликованным недавно данным, этот аргумент уже не работает – средняя зарплата чиновников уже больше, чем средняя коммерческая зарплата по стране. Да и привлекать туда теперь никого не нужно – место на госслужбе считается много престижнее, чем место в реальном секторе экономики. Но пенсии у чиновников все равно остались выше.

Они как минимум вдвое больше, чем у любого нынешнего «обычного» пенсионера, в отношении которого еще только ставится задача довести размер пенсии до 40% от среднего заработка.

«Российcкая газета» напоминает, что в прошлом году были приняты поправки к законам о государственном пенсионном обеспечении и о госслужбе, благодаря которым уровень пенсионного обеспечения госслужащих серьезно повысился — пенсии выросли сразу более чем на 20%.

Обращает на себя внимание еще и то обстоятельство, что именно эти люди обеспечивали работу государственного аппарата, фактически, управляли им, каждый на своем уровне. И тот размер пенсий, который сейчас получают обычные пенсионеры – это, во многом, результат их труда. Так почему же у них пенсия должна быть больше, чем у остальных?

«Российская газета» отмечает, что никаких серьезных изменений в перечне, который был утвержден указом президента в 2002 году, не произошло. По-прежнему обеспечен принцип преемственности в постперестроечной России: работа партийных и профсоюзных работников времен СССР, по сути, являлась той же госслужбой. Функции судебной системы, налоговой, таможенных служб, аппаратов исполнительной власти, законодателей были одинаково важны и в советское время, и сейчас. Все это отражено в документе.

«Указ не содержит никаких правовых изменений по отношению к действующему регулированию исчисления стажа государственной службы,— сообщили источнику издания в Минздравсоцразвития.— В нем сохранены все действующие в настоящее время положения. Разработка же его обусловлена изменениями в законодательстве о государственной гражданской службе и пенсионном обеспечении госслужащих, произошедшими в последние годы».

В общем, кто шубу носил, тот и будет носить

Леонид Рудницкий

23.09.2010

Обама: нет задачи важнее, чем спасти экономику от катастрофы

Справка: Барак Хусейн Обама II (род. 4 августа 1961 г., Гонолулу, Гавайи, США) действующий (с 20 января 2009 г.) 44-й президент Соединенных Штатов Америки, лауреат Нобелевской премии мира 2009 года. До избрания президентом был сенатором США от штата Иллинойс. Выпускник Колумбийского университета и Школы права Гарвардского университета. Первый афроамериканец, выдвинутый на пост президента США от одной из двух крупнейших партий. В отличие от большинства чернокожих американцев, Обама не потомок рабов, а сын студента из Кении.

Об этом президент США заявил с трибуны Генеральной ассамблеи ООН. Я уже много раз говорил о разных проблемах современного американского общества, но целиком их ни разу не разбирал.

Точнее, конечно, разобрать их целиком одному человеку невозможно: речь идет о более или менее системном разборе той проблемы, которая кажется мне наиболее принципиальной. Поскольку проблема эта носит достаточно комплексный характер, я попытаюсь описать ее с помощью выдуманной истории.

Итак, американская экономика в конце 70-х годов прошлого века пребывала в крайне тяжелом состоянии. Доходы граждан падали, в результате темпы научно-технического прогресса замедлились (люди отказывались от покупки привычных товаров, не говоря уже о новых); «великий и ужасный» Советский Союз активно двигал свою идеологию по всему миру. И в этот момент американскому народу была сделана «публичная оферта».

Суть ее была в следующем. «Берите деньги в кредит, – было сказано американцам, – и покупайте новые товары. А мы в ответ не будем требовать от вас, чтобы вы возвращали кредиты из своих доходов, а будем выдавать вам новые кредиты, из которых вы будете возвращать старые, с процентами, и делать новые покупки». Это была именно что оферта: никого не заставляли следовать такой модели, но она настолько повышала уровень жизни, что глупо было отказываться!

Итоги этой модели мы видим сегодня. Долги домохозяйств по отношению к их годовому доходу выросли в два раза, долги корпораций и государства выросли еще сильнее, стоимость кредита упала почти до нуля, фондовый рынок взлетел в небеса… И т. д., и т. п. Но с точки зрения общества главными стали две проблемы.

Первая состояла в том, что доля финансового сектора в ВВП выросла в разы, а его прибыль как доля в общей прибыли корпораций – в 2,5 раза (с 20 до 50%). Соответственно, увеличился общественный вес всего сектора и отдельных его представителей.

Вторая – резко увеличилась дифференциация в доходах. Условно говоря, 90% «самых бедных» свои доходы не увеличили, а 10% самых богатых – увеличили в несколько раз. Точные цифры неоднократно публиковались, но это не очень принципиально, принципиально само разделение. При этом отметим, что внешне это проявлялось существенно меньше, поскольку уровень жизни в США последние 30 лет определялся не столько доходами, сколько расходами.

И вот сегодня неожиданно выяснилось, что эта оферта, которая за эти годы была принята не только всеми гражданами США, но и значительным количеством людей, корпораций и государств во всем мире, больше не действует. Что работала она только в условиях падения стоимости кредита, а он больше падать не хочет. Никак. Поскольку падать больше просто некуда: учетная ставка ФРС США уже почти два года практически равна нулю. И это значит, что от многих достижений этих десятилетий придется отказываться.

В общем, это не смертельно, хотя средний жизненный уровень упадет более чем в два раза. Проблема в другом. Отношения людей куда менее консервативны, чем отношения систем. А это значит, что хотя каждый конкретный человек и готов смириться с тем, что его жизненный уровень упадет (особенно если он видит, что это – следствие объективных процессов, и, главное, что доходы падают у всего его окружения), то падение уровня жизни большой группы, связанной социальными, профессиональными и другими связями, относительно другой (ранее практически равной!) вызывает острую форму протеста.

Иными словами, средний класс не простит своего падения относительно «верхнего» среднего класса, а тот, в свою очередь, – относительно самой богатой верхушки. Собственно говоря, в результате этого кризиса средний класс вообще должен исчезнуть, а это значит, что разрыв в потреблении между самыми богатыми и всеми остальными достигнет колоссальных размеров. И станет тем более опасным, что среди «всех остальных» будет достаточно много «бывших богатых» из финансового сектора.

Так вот: президент США, глава ФРС и некоторые другие высшие чиновники в США в этой коллизии себе отчет отдают. А это значит, что если они не хотят, чтобы социальные проблемы достигли катастрофического масштаба (точнее, чтобы максимально снизить вероятность такого исхода), они должны срочно (!) повернуть вспять те процессы, которые длились практически 30 лет. Т. е. перераспределить доходы в пользу наиболее бедных (за счет самых богатых, разумеется) и начать менять структуру экономики в пользу реального сектора.

Именно это и пытается сегодня делать Обама. И путем ужесточения ограничений на деятельность финансового сектора, и новыми налогами, и апелляцией к обществу против финансового сектора. Еще раз повторю: он пытается решить сложнейшую общественную проблему, в которой, заметим, сам он совершенно не виноват. Можно много спорить о том, можно ли ее решить в принципе, способен ли Обама осознать, как ее правильно решать, сможет ли он найти правильный путь ее решения, если таковой существует, и т. д. Но при оценке любых его действий нужно отдавать себе отчет в том, что саму проблему он осознал и пытается ее решить.

Более того, он понимает, что решить эту проблему в рамках только США невозможно. И вчера он произнес в ООН речь, в которой заявил, что у него нет сейчас задачи важнее, чем «спасение нашей экономики от потенциальной катастрофы», и исходит он из того, что «сделать это в одиночку» США не в состоянии. Поэтому, сказал Обама, «мы реформируем систему глобальных финансов», начиная с американской Уолл-стрит. Поэтому же на первый план выдвинулась «Большая двадцатка» мировых держав, поскольку «мы должны расширять свой круг взаимодействия, чтобы включить в него страны с формирующимися рынками», подчеркнул президент США.

Имеющий уши да услышит. Другое дело, что Обама так и не сказал, КАК это сделать, как нужно реформировать мировую финансовую систему… Но об этом – в другой раз.

Михаил Хазин

24.09.2010

Гречку, капусту, картошку перестанут «опошлять»

Справка: В августе неожиданно подскочили цены на хлеб. В ларьках и магазинах Москвы появились объявления о 20-процентном повышении цен на продукцию крупных столичных производителей хлебобулочных изделий. В мэрии уверяли, что выросла только оптовая стоимость муки, а в магазинах цены остались прежними. Позже власти признали рост цен на хлеб и обвинили хлебокомбинаты в сговоре. Ретейлеры предупреждают, что вслед за хлебом и гречкой в Москве может существенно подорожать и молоко. По данным компании X5 Retail Group, стоимость сырого молока уже выросла на 60%. Из-за этого закупочные цены поднялись до 15-19 руб. В Подмосковье также неожиданно выросли цены на картошку. Обычно в период массовой уборки оптовая цена на нее держится на уровне 5-7 руб. за килограмм. Сейчас же второй хлеб закупают по 18-20 руб. А к Новому году закупочная цена на картофель может пересечь рубеж в 40 руб., не говоря уже о стоимости мытого картофеля в спецупаковке.

Подобного уважения эти продукты удостоились благодаря летней засухе. В обычные годы Россия собирала около 600000 тонн гречневой крупы, но в этом году урожай упал до 400000 тонн.

А ежегодная потребность нашего рынка – 700000 тонн.

Ситуацией не преминули воспользоваться спекулянты. Конечно, стоимость гречки с учетом нынешних климатических особенностей и должна была вырасти, но отнюдь не до такой степени, чтобы получить «почетное» звание «королевы инфляции». Барыги сидели на крупе, как мыши, в ожидании еще большей конъюнктуры. Гречка попросту не отгружалась со складов; в результате возникли ажиотаж и паника, что еще больше подстегнуло цену.

Слухи донеслись до самого верха. И очень озадачили президента РФ Дмитрия Медведева: «Что это означает и к чему приведет? Случайна ли данная цепочка событий, или…» Оказалось – «или». Пришлось скомандовать ФАС, Генеральной прокуратуре и Департаменту экономической безопасности МВД России. Замруководителя антимонопольной службы Андрей Кашеваров подтвердил главе государства, что это – не случайность, а сговор между участниками рынка в оптовом звене, и по результатам проверки нарушителям грозит штраф от 1 до 15% с оборота. Кашеваров также сообщил, что кроме данной проверки, проводящейся в отношении крупнейших «гречников», возбуждено уголовное дело против поставщиков Алтайского края.

Теперь «мешочникам» нанесут удар с другой стороны. Правительственная подкомиссия по таможенно-тарифной политике под председательством первого вице-премьера Виктора Зубкова решила убрать все барьеры на импорт в Российскую Федерацию не только гречки, но и капусты с картофелем.

Нулевые пошлины вводятся сроком на 6 месяцев, «учитывая снижение объемов производства упомянутых товаров в России в связи с засухой», сообщила пресс-служба правительства. До сего дня при пересечении границы поставщики платили от 5 до 15%.

О возможной отмене заградительных пошлин на некоторые виды продуктов, ставших виновниками резкого скачка инфляции, неделю назад заявила глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина.

«Мы сейчас рассматриваем снижение импортных пошлин по тем продуктам, по которым в свое время принимали решение, чтобы защитить отечественного производителя», – сообщила министр в кулуарах международного инвестиционного форума «Сочи-2010». «Россия находится в мировой торговле», и если есть возможность завезти тот продукт, которого недостаточно, к замораживанию цен прибегать «нет никакого смысла», отметила она.

Как я уже говорил, более всего дорожает гречка. В августе цены на нее подскочили на 31%, с начала сентября – еще более чем на 17%. Таким образом, общий прирост – почти 50% (по официальным данным) за очень короткий промежуток. «Тормознуть» процесс искусственного нагнетания дефицита нам поможет заграница.

По прогнозам Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), 30-35 тыс. тонн гречки предоставит Китай. Минэкономразвития уже дано поручение проработать этот вопрос также с Казахстаном и Украиной.

Еще за рубежом придется закупить не менее 4 млн тонн картофеля, подсчитал Минсельхоз. Ведутся переговоры о поставках с Польшей, уже начался экспорт «второго хлеба» из Белоруссии. Наши потребности в этом продукте составляют около 29 млн тонн, в т.ч. 12 млн тонн – на семена и промпереработку и около 16 млн тонн – на личное потребление. В 2010 году урожай оценивается всего в 22 млн тонн против 31 млн тонн прошлого года.

По данным Росстата, в последние дни кривая роста цен на картофель в российских городах устойчиво ползет вверх, и, пока клубни не приравняли к икре, надо спешить с импортом. В общем, живы будем – не помрем.

Михаил Синельников

24.09.2010

Никакого рывка в развитии России не будет

Справка: Прогноз (от греч. предвидение, предсказание) &ndash; предсказание будущего с помощью научных методов или сам результат предсказания.

Правительство утвердило параметры трехлетнего бюджета и прогноз развития страны. Стали известны параметры бюджета на три года и прогноз социально-экономического развития страны.

Об этом накануне сообщила министр экономического развития Эльвира Набиулина по итогам заседания правительства. На заседании был одобрен проект федерального бюджета на 2011 год и плановый период 2012–2013 гг., а также ложащийся в основу бюджетного планирования прогноз социально-экономического развития на тот же период, сообщает Интерфакс.

В прогнозе социально-экономического развития был пересмотрен ряд параметров. Если раньше министерство ожидало большего роста ВВП, то теперь оставило его на прежнем уровне – 4%. Это произошло из-за засухи.

«К середине 2010 года удалось отыграть почти половину кризисного падения (экономики). Хотя в III квартале, в основном из-за аномальной засухи и падения сельскохозяйственного производства, наметилась пауза в экономическом оживлении, тем не менее, по итогам года мы рассчитываем выйти на темпы роста ВВП в 4%», – заявила Набиуллина.

«Главное сейчас для нас на ближайший период – не только поддержание темпов роста, но и его качество и сбалансированность. Потому что мы видим: несмотря на наличие на бумаге и в реальности достаточно большого объема незагруженных мощностей у предприятий, предприятия не стремятся загружать их в полном объеме старой продукцией. И это правильно, это – хорошая тенденция; все понимают необходимость модернизации и обновления», – заявила министр.

Иными словами, предприятия не находят сбыт для старой продукции и не хотят наращивать складские запасы готовых изделий.

По словам министра, Минэкономразвития ожидает рост мировой экономики в 2010 году на уровне 4–4,4%, в последующие три года – в диапазоне 3,5–4,2%. Таким образом, российская экономика будет расти среднемировыми темпами.

В министерстве предвидят, что в будущем нас ожидают «устойчивое восстановление мировой экономики и умеренный рост цен на нефть Urals до $78–79 за баррель в 2012–2013 гг.».

Однако же если умеренного роста цен на нашу нефть не произойдет, или же цена ее снизится, то и бюджет придется заново пересматривать. И здесь Россия находится в худшем положении, нежели высокоразвитые страны, не имеющие такой зависимости. Устойчивость нашего бюджета очень зависит от одного-единственного параметра – нефтяной цены.

В министерстве ожидают в будущем году значительных инвестиций компаний топливно-энергетического комплекса, что логично: в сырьевой экономике инвестиции идут на добычу сырья.

Расходы бюджета будут иметь общую социальную направленность, но в них предусматривается и рост расходов на программы развития высокотехнологичного комплекса, жилищного строительства и здравоохранения, говорит министр.

В министерстве рассчитывают на возобновление роста банковского кредитования. Но здесь уж – как сами банки захотят. Предполагается также относительное повышение конкурентоспособности бизнеса. Рост импорта будет опережать наращивание внутреннего спроса, однако эта разница будет снижаться. Темпы роста реальной заработной платы будут сопоставимы с ростом производительности труда.

Все это благополучие рассчитано на основе следующего прогноза: среднегодовая цена на нефть Urals в 2010 году будет на уровне $75 за баррель, в 2011 году – также $75, в 2012 году – $78 и в 2013 году – $79. По словам Набиуллиной, прогноз является умеренным. «При этом мы предполагаем, что будут расти опережающими темпами секторы несырьевые, в т.ч. промышленность», – сказала она. Министр отметила, что в настоящее время доля этих секторов в экономике России не очень большая, и в дальнейшем ожидается ее постепенное увеличение.

Министр призналась, что существует также прогноз на случай возникновения внутренних рисков и на случай, если несырьевые секторы не будут соответствовать тем планам, которые заложены. При этом, правда, она не пояснила, что входит в понятие «внутренних рисков». «Если все-таки какие-то внутренние риски оправдаются, и несырьевые секторы не смогут осуществить те программы модернизации и инвестиций, и будут расти не такими высокими темпами, на которые мы рассчитываем, мы такой прогноз также для себя сделали», – сказала она. Но даже и в этом случае, полагают в министерстве, ВВП все равно будет расти, только темпы станут ниже – на 1–1,5%.

«На наш взгляд, если при тех же мировых ценах на нефть наша внутренняя экономика не адаптируется к новым условиям, те меры, которые мы предусмотрели, не сразу дадут эффект, и не будет того прироста, то темп роста ВВП может быть на 1–1,5% ниже», – отметила министр.

Т. е. снижение мировых цен на нефть в резервном прогнозе тоже не рассматривается. Ну, а есть ли у министерства еще более резервный прогноз, где этот вариант просчитывается? Наверное, есть, но о нем не было сказано ни слова.

А теперь – магия цифр.

В соответствии с базовым сценарием рост ВВП России ожидается на уровне 4% в 2010 году, 4,2% – в 2011 году (3,4% в старом прогнозе), 3,9% – в 2012 году (ранее – 3,5%) и 4,5% – в 2013 году (с 4,2%).

При этом рост промпроизводства прогнозируется в 2010 году на уровне 7,6%, в 2011 году – 3,9%, в 2012 году – 3,8% и в 2013 году – 4,9%. Ранее прогнозные показатели роста для этих лет составляли 2,7, 3,2, 3,1 и 4,2% соответственно.

Здесь не совсем понятно, почему в следующем году рост промпроизводства планируется в два раза ниже, чем в текущем.

Прогноз по инфляции на 2010 год равняется 7-8%, в 2011 году – 6-7%, в 2012 году – 5-6%, в 2013 году – 4,5–5,5%. Напомним, что ранее в текущем и следующем году ожидался рост потребительских цен на 6–7 и 5,5–6,5% соответственно, однако из-за засухи ожидания пришлось пересмотреть.

Т. е. инфляция будет снижаться, как ей ранее и велел премьер Владимир Путин, который в недалеком будущем, возможно, опять станет президентом России. И спуску ей не даст.

Рост инвестиций в основной капитал в 2010 году ожидается на уровне 2,5%, в 2011 году – 10%, в 2012 году – 3,5% и в 2013 году – 7,4%.

Здесь – опять неясно. Если в следующем году рост промпроизводства замедлится вдвое, то почему рост инвестиций в основной капитал вырастет вчетверо? Получается, что инвестиции будут расти без особой отдачи.

Оборот розничной торговли, по прогнозу, в 2010 году вырастет на 5,2%, в 2011 году – на 5%, в 2012 году – на 5,6%, в 2013 году – на 6%.

Рост реальной заработной платы в 2010 году ожидается на уровне 4,9%, в 2011 году – на 3,5%, в 2012 году – на 4%, в 2013 году – на 4,7%.

Экспорт из РФ в 2010 году прогнозируется на уровне $378 млрд, в 2011 году – $389 млрд, в 2012 году – $412 млрд, в 2013 году – $432 млрд. Импорт в РФ в 2010 году ожидается в объеме $241 млрд, в 2011 году – $277 млрд, в 2012 году – $303 млрд, в 2013 году – $334 млрд.

Поначалу кажется, что последние цифры (экспорт и импорт) нужно поменять местами, но если вспомнить, что экспорт у нас – преимущественно сырьевой, все становится понятно.

В соответствии с одобренным проектом бюджета, в 2011 году дефицит планируется в размере 1,814 трлн руб. (3,6% ВВП), в 2012 году – 1,734 трлн руб. (3,1% ВВП), в 2013 году – 1,795 млрд руб. (2,9% ВВП).

Здесь тоже неясно, за счет чего он (дефицит) должен сократиться. Но если министр так говорит – значит, у нее есть для этого основания.

Доходы прогнозируются в размере 8,844 трлн руб., или 17,6% ВВП; в 2012 году – 9,502 трлн руб., или 17% ВВП, в 2013 году – 10,379 трлн руб., или 16,8% ВВП. Расходы в 2011 году могут составить 10,658 трлн руб., или 21,2% ВВП, в 2012 году – 11,237 трлн руб., или 20,1% ВВП, в 2013 году – 12,174 трлн руб., или 19,7% ВВП.

Т. е. и доходы бюджета, и его расходы будут постепенно снижаться по отношению к ВВП, но расти в абсолютном выражении. Является ли это движением вперед или откатом назад?

Верхний предел внутреннего госдолга планируется на 1 января 2012 года в размере 5,148 трлн руб., внешнего – $55,6 млрд, или ?44,9 млрд, на 1 января 2013 года – 6,976 трлн руб. и $65,2 млрд, или ?52,1 млрд, на 1 января 2014 года – 8,826 трлн руб. и $75,6 млрд, или ?58,2 млрд соответственно.

Расходы на общегосударственные нужды в 2011 году предусмотрены в размере 788,96 млрд руб., на национальную оборону – 793,001 млрд руб., на национальную безопасность и правоохранительную деятельность – 819,98 млрд руб., нацэкономику – 1,65735 трлн руб., ЖКХ – 173,73 млрд руб., охрану окружающей среды – 16,824 млрд руб., образование – 493,28 млрд руб., культуру и кинематографию – 82,048 млрд руб., здравоохранение – 453,914 млрд руб., социальную политику – 3,004 трлн руб., спорт – 42,306 млрд руб., СМИ – 61,078 млрд руб., обслуживание государственного и муниципального долга – 389,9 млрд руб., межбюджетные трансферты – 573,98 млрд руб.

Здесь обращает на себя внимание то, что совокупные расходы на оборону и безопасность окажутся в 9 раз больше, чем расходы на ЖКХ, и это странно – при той доле ветхого жилья и гнилых коммуникаций, которая у нас имеется.

Ну, и о приватизации. По словам Набиуллиной, доля приватизации в покрытии дефицита бюджета вырастет до 16–17 с 0,3% в 2010 году. «Действительно, предполагается увеличение объемов приватизации, и в источниках покрытия дефицита бюджета доля приватизации существенно вырастет. Если она в 2010 году составляет около 0,3%, то в последующие годы вырастет до 16-17% среди источников покрытия дефицита бюджета», – сказала министр.

Она отметила, что приватизация одновременно носит «и характер получения доходов в бюджет, и структурный». При этом конкретная дата заседания правительства, на котором будет рассмотрена программа приватизации, по словам Набиуллиной, пока не определена. «Пока дата не определена, по приватизации конкретных предприятий идут обсуждения в правительстве», – сказала глава Минэкономразвития.

Самое «вкусное» – напоследок. Темпы роста тарифов естественных монополий меняться не будут. Но тарифы расти продолжат – реформы, сами понимаете.

Согласно последнему утвержденному прогнозу, повышение тарифов по грузовым железнодорожным перевозкам в 2011 году составит 8%, в 2012 году – 7,4%, в 2013 году – 6,4%. Рост железнодорожных тарифов для населения составит по 10% в год до 2013 года.

Рост регулируемых тарифов на электроэнергию для населения (оптовый рынок с 2011 года будет полностью либерализован) также запланирован на уровне в 10% ежегодно. Тарифы на газ как для населения, так и для промышленных потребителей в 2011–2013 гг. будут повышаться по 15% в год.

Вывод: следующие три года мы проживем при умеренном ежегодном росте тарифов естественных монополий и ЖКХ, небольшом росте ВВП, небольшом снижении инфляции (ох, не верится что-то) и некотором снижении доходов и расходов бюджета относительно ВВП. Никакого резкого рывка вперед в развитии страны правительство не планирует.

Леонид Рудницкий

24.09.2010

Страсти по бюджету: нефтяные цены могут упасть

Справка: Потерпев поражение в Войне Судного дня 1973 года, арабские страны решили наказать Запад и сократили в 1973-1974 годах добычу нефти на 5 млн баррелей в день. Цены выросли в 4 раза. Своего пика цены на нефть достигли в начале 1980-х годов. После этого они начали падать и за несколько лет они упали более чем втрое. А своего минимума долларов за баррель они достигли в 1998 году, что с учётом инфляции соответствовало уровню начала 1970-х. В России это стало одной из причин дефолта 1998 года. Затем страны ОПЕК сумели договориться о сокращении добычи нефти, и к середине 2000 года цены достигли 30 долларов за баррель. С конца 2003 цена на нефть стала расти и в феврале 2008-го уже превысила психологическую&raquo; отметку в 100 долларов за баррель. Максимальная цена нефти сорта WTI (Light Sweet) долларов за баррельбыла достигнута 11 июля 2008 года. Но в результате глобального экономического кризиса в октябре 2008 года цена на нефть опустилась ниже 67 долларов за баррель.

В России обсуждается новый бюджет. Тема эта неисчерпаема, обсуждать ее можно бесконечно, но обывателю, даже если он интересуется экономикой, совершенно непонятна.

Непонятна, потому как любое обсуждение профессионалов, полупрофессионалов и прикидывающихся таковыми включает в себя колоссальный пласт информации, которую никто никогда не обсуждает просто в силу объема.

Напомню, что сам бюджет – это несколько очень толстых томов, которые по Госдуме развозят на тележках. Соответственно, обсуждать можно или очень узкие детали – или принципиальные подходы. Вот один такой, даже не подход, а вопрос, мы и попробуем обсудить.

Дело в цене на нефть. Не секрет, что подавляющая часть нашего бюджета покрывается за счет экспорта энергоносителей. При этом, когда цены на нефть падают, падают не только доходы бюджета, но и жизненный уровень населения и, нравится это правительству, или нет, оно просто вынуждено как-то компенсировать это падение. То есть, фактически еще больше увеличивать бюджетные расходы. Причем это увеличение частично даже прописано в законах: например, коммунальные платежи не могут составлять более некоторой фиксированной доли в расходах семьи. Если ее глава теряет работу – семья имеет право получать дотации, которые, естественно, в расходной части бюджета априори не прописаны. Точнее, прописаны в некоторых объемах, которые предполагают экономический рост, а не спад, который неминуемо последует в случае серьезного падения цен на нефть.

Так что необходимо очень аккуратно смотреть на то, какие цены на нефть будут в предстоящий период. При этом рост этих цен не очень страшен, поскольку бюджет у нас пока дефицитный, так что куда девать «лишние» деньги, вопросов нет. А вот что делать, если эти цены пойдут вниз. Причем речь идет не о номинале, скорее, о соотношении цен на нефть и цен на российский импорт (продовольствие, например), а также на соотношение доллара и рубля.

Последнее теоретически серьезно контролируется Центральным банком, однако по мере нарастания трудностей в нашей экономике обычно активизируется вывоз капитала, что повышает стоимость доллара и снижает рубль. Это могло бы стимулировать внутреннее производство – но на фоне падения доходов населения эффект может и не сработать. А экспорт товаров для нас задача крайне сложная, кроме того, в отсутствие нормального рублевого кредита не очень понятно, как такую задачу можно успешно решать.

Но вернемся к нефти. Есть ли вероятность того, что нефть будет падать в цене. Для начала повторим пусть общеизвестную, но полезную информацию. Цена на нефть определяется не на рынке спроса-предложения, а на спекулятивном рынке специальных ценных бумаг – нефтяных фьючерсов. Поскольку их объем, как и объем производных от них бумаг, на порядки превышает объем торгуемой физической нефти, те несколько финансовых структур, которые контролируют этот рынок, имеют возможность активно манипулировать соответствующими ценами, кроме того, объем денег, вложенных в этот рынок, существенно превосходит возможности покупателей собственно нефти – а значит, именно спекулянты и влияют на движение цен.

Сегодня равновесная цена на нефть по балансу спроса-предложения, скорее всего, находится где-то на уровне 40 долларов за баррель. Оценить это величину можно по количеству уже добытой, но еще не дошедшей до потребителя нефти; если это количество растет – цена выше равновесной, сокращается – ниже. А фактическая цена находится уже несколько месяцев в диапазоне 70–80 долларов за баррель. Может ли она начать падать?

Может, разумеется. Во-первых, сегодняшние спекулятивные рынки подогреваются программами поддержки экономики США, которые до недавнего времени достигали масштабов 1% от ВВП этой страны в месяц. И эти деньги «вываливались» на спекулятивные рынки, в том числе рынок нефтяных фьючерсов, просто потому, что им деваться больше некуда. Сокращение этой поддержки или изменение ее формата (например, путем отказа от выкупа обесценившихся бумаг на балансах коммерческих банков по их номиналу к прямой покупке казначейских обязательств США) может существенно сократить поток наличности на эти рынки.

Во-вторых, продолжение денежной накачки не может не вызвать инфляции. Собственно, она и идет, это видно по ценам на золото (официальным цифрам инфляции никакой веры нет, фальсификации в этой сфере общеизвестны). В этом случае цены на нефть могут и не падать, или даже медленно расти – это все равно будет равносильно их падению.

В-третьих, совокупный спрос в мире продолжает падать, а это значит, что реальный спрос на нефть будет неуклонно сокращаться. Биржевые цены могут себя при этом вести как угодно, но вот продать реальную нефть будет становиться все труднее и труднее. И объемы будут сокращаться, и выручка с каждой проданной тонны, поскольку покупатель будет требовать скидку с «биржевой» цены.

Есть, конечно, и в-четвертых, и в-пятых и так далее. И, разумеется, это все тенденции, которые сегодня или завтра могут и не дать о себе знать (хотя рано или поздно, конечно, дадут). Но авторы бюджета должны как-то эту ситуацию учитывать. Поскольку если доходы от продажи нефти и газа начнут все-таки падать, то отвечать придется им. А занижать среднюю цену на нефть, по которой рассчитывается бюджет, тоже нельзя, потому что толпы лоббистов осаждают правительство, и отказать им всем никак невозможно. А они при этом ориентируются на излишне оптимистические экономические показатели, которые правительство озвучило совсем не для них, но теперь не может от них отказаться, даже зная, что к реальности они не имеют никакого отношения.

Разумеется, все эти проблемы публично озвучиваться не будут. Но, читая отчеты о подготовке и обсуждении проекта бюджета, хорошо бы понимать, что это только часть тех проблем, которые в реальности лежат в основе этих обсуждений.

Михаил Хазин

25.09.2010

Америка объявляет войну юаню

Справка: 

<p> Юа?нь &mdash; денежная единица Китая. В китайском языке юанем называют базовую единицу любой валюты, например, доллар США &mdash; это мэй юань (??). Но в международном контексте это слово обозначает юань КНР &mdash; или, реже, одну из других валют китайскоязычных государств (регионов) &mdash; тайваньский доллар, гонконгский доллар и патака Макао. Один юань делится на 10 цзяо, которые, в свою очередь, делятся на 10 фэней. Эмиссионный институт &mdash; Народный банк Китая (учреждён 1 декабря 1948 г.). С 1994 по июль 2005 гг. юань был жёстко привязан к доллару США с обменным курсом 8,28:1.</p>

Конгресс готовит законопроект, который позволит США принимать жесткие меры против Китая  как ответ на то, что американцы называют «манипулированием национальной валютой».

Газета Financial Times [10] пишет, что появление подобного законопроекта свидетельствует о нарастании напряженности в отношениях двух крупнейших экономик мира. Сам законопроект уже представлен на обсуждение бюджетного комитета Палаты представителей Конгресса. Ожидается, что он будет вынесен на рассмотрение нижней палаты в полном составе уже на следующей неделе. По словам председателя бюджетного комитета С. Левина, законопроект вполне соответствует стандартам Всемирной торговой организации (ВТО).

Разумеется, принятие в США такого закона, который фактически вмешивается в политику другой страны, причем такой крупной, как Китай, вызовет не только резкую критику самого Китая, но и скрытое (а возможно, и явное) противодействие многих других стран.

Напомним, что Китай отменил жесткую привязку юаня к доллару с июня 2010 года, до этого с июля 2008 года нацвалюта с минимальными колебаниями находилась на уровне 6,83 юаня/$1. С момента отмены привязки юань подорожал на 2%, причем в последние две недели он демонстрирует рекордный рост, хотя американцам кажется, что такой подъем недостаточен, они считают, что юань должен укрепиться на 20, а то и на 40%.

Представители китайского руководства уже высказали свое мнение. Премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао, находящийся в Нью-Йорке в связи с сессией Генеральной ассамблеи ООН, заявил, что повышение курса юаня на 20% в сжатые сроки приведет к крайне негативным последствиям для китайской экономики. При этом причиной отрицательного сальдо США в торговле с Китаем Вэнь Цзябао считает отнюдь не обменный курс юаня, а структуру торговли и инвестиций.

Впрочем, все это голые факты. А вот о смысле коллизии имеет смысл поговорить подробнее. На первом этапе вывода производства в Китай выигрыш имели все участники процесса. Китай получал производства и технологии, а также доходы от продажи в США. А США получали дополнительный спрос на высокотехнологические продукты, который возникал из-за того, что граждане меньше тратили на бытовые товары, которые при китайском производстве были существенно дешевле. Не говоря уже о повышении жизненного уровня населения, которое могло купить больше товаров на свои деньги, пусть и китайских.

При этом возникла замечательная история: вывод очередного производства в Китай не уменьшал, а увеличивал ВВП США. Дело в том, что тот товар, который, условно, стоил при производстве в США долларов 80, а продавался за 100, в производстве в Китае стоил 5 долларов, а продавался за 20. Но эти 15 долларов делились между китайскими и американскими посредниками в пропорции, условно говоря, 4:1, то есть китайцы получали 3 доллара, а американцы – 12. И за счет этого дохода и рос ВВП США (отметим, что проявляться этот доход может в самых разных местах).

Но по мере усложнения структуры китайского экспорта и товары, производимые в Китае, стали дороже, и цены в США пришлось снижать (кризис!), и доля американских посредников стала снижаться. И в этот момент американские руководители стали требовать улучшения положения американских производителей в части поставок в Китай, для чего требуется повысить курс китайской валюты. Теоретически, такой подход понять можно, но есть одна тонкость.

Дело в том, что ревальвация юаня (то есть его рост относительно доллара) означает перераспределение посреднических доходов от китайского экспорта в США. Мы не знаем точных цифр этих доходов (и не исключено, что никто точно не знает, поскольку они могут достаточно качественно прятаться), но не вызывает сомнений, что потери этих посредников будут достаточно велики. Некоторое время тому назад руководство Уолл-март, крупнейшего в США ритейлера, торгующего китайскими товарами, уже говорило, что больше снижать стоимость товаров в своих магазинах не может, поскольку достигнут предел падения рентабельности. Не исключено, что в аналогичной ситуации находятся и многие другие посредники в продаже китайских товаров.

В любом случае, выигрыш американских производителей будет компенсирован проигрышем импортеров китайских товаров. Масштаб этих потерь не известен, тут стресс-тестов никто не проводил, и не исключено, что потери будут больше, чем выигрыш. Китайское руководство себе в этом отчет отдает, а вот что касается руководства США – большой вопрос. Отметим еще, что если китайские товары поступать в США перестанут, то заменить их внутренним производством будет сложно. Внутренний спрос в США падает, это значит, что повышать цены на товары невозможно, действуют серьезные спросовые ограничения. А себестоимость товаров в США, с учетом зарплат и технологий, все-таки существенно выше, чем в Китае.

Вот и получается, что выигрыш США от давления на Китай может оказаться много ниже, чем думает руководство США. И активность в этом направлении может выйти боком. Впрочем, чем руководствуются американские законодатели, лоббируя закон о санкциях против Китая, нам не очень понятно, так что мы можем только наблюдать за процессом.

Михаил Хазин

26.09.2010

Китай нанес удар по курятине США. А Россия — нет

Справка: Поставки американской курятины в РФ были под запретом с 1 января 2010 года из-за вступления в силу новых санитарных требований по содержанию хлора в охлажденных тушках птицы. В июне 2010 года президенты США и России договорились устранить барьеры на пути импорта в Россию американской птицеводческой продукции. Запрет на поставки был снят 16 августа 2010 года, в настоящее время идет оформление разрешений для предприятий, которые привели свое производство в соответствие с российскими требованиями. На сегодняшний день право на импорт имеют 72 поставщика. Квота на поставки в 2010 году составляет для США 600 тысяч тонн.

 

Китайское правительство вводит дополнительную пошлину на американскую курятину. Она составит 105,4% от стоимости товара, сообщает Bloomberg со ссылкой на Министерство торговли Китая.

Китайские ревизоры в результате длительного расследования установили, что американцы поставляют продукты из куриного мяса на их рынок по демпинговым ценам и тем самым наносят существенный урон национальной экономике. Ревизоры пришли к выводу, что администрация США обеспечивала американским производителям курятины низкие цены на корма, что позволяет тем отправлять продукцию на китайский рынок по заниженным ценам.

«Установлено, что имеется прямая причинно-следственная связь между потерями китайской экономики и демпинговыми ценами американских поставщиков»,— отмечается в официальном заявлении китайской стороны. Китайцы уже разделили американские компании на две группы. Первая, которая помогала расследованию Министерства финансов (Tyson Foods и др.), сможет поставлять курятину по ставке 50,3%. Остальным компаниям придется выплачивать новый налог полностью.

Но дешевые корма – только предлог. Реальный же повод — решение бюджетного комитета конгресса США. В минувшую пятницу он одобрил законопроект, согласно которому Соединенные Штаты могут вводить так называемые компенсационные пошлины на китайские товары. По замыслу американских законодателей эти пошлины компенсируют ущерб, который причиняет местным производителям недооцененность юаня, поскольку искусственно заниженный курс китайской валюты делает импорт из КНР неоправданно дешевым, а американские производители не могут с ним конкурировать.

И хотя американский законопроект еще не вступил в силу, китайские власти тут же на него отреагировали. Законопроект пока поддержал лишь бюджетный комитет Палаты представителей конгресса США в ходе устного голосования. Только на будущей неделе документ внесут на рассмотрение нижней палаты в полном составе.

Однако Пекин своим решением ясно показывает, что не собирается поддаваться давлению и идти на уступки в принципиальном вопросе о ревальвации юаня. Исходя из этого, можно сделать вывод, что отношения двух стран будут накаляться и дальше, поскольку Китай чувствует себя все более уверенно на международной арене и претендует на одно из ведущих мест в мировой политике.

Примечательно также и то, что очень болезненный для Америки вопрос недооцененности китайского юаня остальной мир почти не трогает. Другие страны предпочитают наблюдать за американо-китайскими противоречиями со стороны и не вмешиваться в них. Вашингтон неоднократно пытался внести вопрос о ревальвации китайской валюты в повестку дня различных международных форумов и встреч, но заметного успеха эти попытки так и не принесли.

На этом фоне любопытно, что российская политика в отношении американской курятины прямо противоположна китайской. Запретив зимой экспорт американских окорочков по причине их обработки хлорным раствором повышенной концентрации, Россия вновь разрешила его уже летом — для тех американских производителей, которые привели свою технологию в соответствие с российскими нормами.

В июне 2010 года президенты США и России договорились устранить барьеры на пути импорта в Россию американских продуктов, в частности курятины. На американские поставки традиционно приходилось почти 80% импорта мяса птицы в Россию, и квота для США на 2010 год составляет 600 тысяч тонн.

Наши власти не проводили расследования, аналогичного китайскому, но что-то нам подсказывает, что и для России американские птичники тоже могут получать корма по заниженной стоимости. С чего бы им делать различия между Китаем и Россией?

К сожалению, как только импорт американской курятины прекратился, наша курятина тут же начала расти в цене. Но не вся одновременно, а главным образом по частям. Если цена тушки росла медленно, то цена отдельных ее частей выросла в среднем процентов на 20%.

Еще в июле руководитель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации (НМА) Сергей Юшин заявил, что возобновление поставок мяса птицы из США приведет к снижению цен на этот продукт, прежде всего — на популярные куриные окорочка.

По его словам, если до начала мая-июня цены на куриные тушки не только не росли, но даже снижались из-за переизбытка предложения, как в рознице, так и в оптовом секторе, то цены на части курицы, в частности на голени и крылышки, начали расти еще с января. За июнь и июль цены на тушку в оптовом звене выросли с 62–64 рублей за килограмм до 75–80 рублей за килограмм; в то же время стоимость окорочков выросла с 60 рублей за килограмм до 92–100 рублей за килограмм.

Получается, что у нас вопросы импорта продовольствия решаются исходя из интересов потребителя и как жест доброй воли, а не из интересов государства, как в Китае, что недальновидно. Потребитель – он потребитель и есть, скушал и хочет еще. И конца этому не будет. Подмечено же народом: «Брюхо добра не помнит».

Леонид Рудницкий

27.09.2010

Бернанке вложит еще денег в экономику

Справка: Бен Шалом Бернанке (род. 13 декабря 1953 г.) американский экономист, председатель Федеральной резервной системы США (с февраля 2006 г.), председатель совета экономических экспертов при Белом доме. Прозвище Вертолет Бен (Helicopter Ben): за идею о том, что иногда, в условиях кризиса, разбрасывание денег с вертолетаможет быть необходимостью.

Глава Федеральной резервной системы Бернанке в очередной раз выступил по вопросам американской экономики. На этот раз – на конференции в Принстонском университете, где он преподавал экономику.

Отметим, что сами по себе столь частые выступления являются в некотором смысле проявлением серьезных проблем. Если бы дела в экономике реально шли лучше, настолько, что это было бы всем заметно, нужды в таких частых выступлениях не было бы вообще. Но и Бернанке, и секретарь казначейства – министр финансов Гейтс, и многие другие чиновники и политики, включая президента Обаму, активно обсуждают американскую экономику.

Однако последнее выступление Бернанке несколько выделяется, поскольку это – выступление не политической фигуры (просто по значимости поста), а именно что ученого-экономиста, который, теоретически, может сказать что-то интересное. Поэтому попробуем посмотреть на эту речь повнимательнее.

Итак, первое, что отметил Бернанке, – что темпы восстановления экономики США после глубокой и затяжной рецессии оказались ниже ожидаемых; следовательно, экономика страны все еще нуждается в помощи Федеральной резервной системы. Уже возникают вопросы.

Во-первых, американские эксперты объявили, что «рецессия» «закончилась» год назад (тут – сразу две кавычки, поскольку то, что происходит в США, – не рецессия; если уж строго подходить к определениям, по поводу «закончилась» есть серьезные сомнения). За это время, уж коли рост объявили, должен же он где-то проявиться! Потому что объявить, что рост ВВП произошел (в т. ч. в финансовом секторе) на жалкие проценты, притом, что в этот самый финансовый сектор влили около 12% от ВВП – это звучит как-то жалко. Куда делись эти деньги, почему их не видно? Потому что они, фактически, заменяют дефолтные активы? Т. е. на самом деле практически имеет место спад?.. В общем, неубедительно.

Во-вторых, если Бернанке все-таки считает, что дело – в рецессии (т. е. в циклическом спаде), то он должен объяснить, куда делся циклический же рост. Если же он признает, что это может быть НЕ рецессия, то почему он не хочет здесь, в Принстонском университете, объяснить, каков же механизм кризиса?..

В-третьих, он повторил то, что говорил уже несколько раз, – а именно что ФРС вложит еще денег в экономику. В переводе на русский язык: активы продолжают обесцениваться, спрос продолжает падать, а значит, кризис никуда не делся, и спад продолжается.

Второе: Б.Бернанке отметил, что попытки ФРС по восстановлению экономики и снижению уровня безработицы не достигли своих целей. Естественно: ФРС боролась с циклическим кризисом, а нынешний кризис носит ярко выраженный структурный характер. Однако, поскольку альтернативные монетаризму теории ФРС пока не признаёт, в этом месте ее представителям остается только разводить руками. «Уж как мы старались, весь лес заставили ловушками для кроликов… но носорог так и не попался!»

А вот дальше очень и очень интересно – поскольку глава ФРС заявил, что необходимо наладить дополнительный исследовательский механизм, направленный на изучение искусственного раздувания т. н. мыльных пузырей в экономике. По его словам, изучение подобных вопросов даст возможность органам, определяющим финансовую политику, избегать шагов, неизбежно ведущих к кризису.

Отметим, что финансовые пузыри в том масштабе, в котором они развивались практически 30 лет, и стали тем непосредственным механизмом, который обеспечил структурные диспропорции. Иными словами, их изучение неминуемо выведет на результаты, которые покажут истинную причину кризиса. Вопрос только – когда.

Напомним, что в России первые работы по доказательству структурных причин кризиса в США были опубликованы в самом начале 2002 года. Они были доложены на II Чаяновских чтениях, состоявшихся в РГГУ в марте прошлого года, затем опубликованы в журнале «Русский предприниматель» (см. http://worldcrisis.ru/crisis/73174 [8]), а затем – в книге А. Кобякова и М. Хазина «Закат империи доллара и конец Pax Americana». Данные работы были сделаны на основе изучения межотраслевого баланса США за 1998 год, и это означает, что американские экономисты отстали от реальности лет так на 10–12. Затем эти работы были активно продолжены в деятельности экономической команды консалтинговой компании «Неокон».

Необходимо напомнить, что ортодоксальные монетаристы вообще принципиально отказываются признавать сам факт наличия финансовых пузырей, что иногда вызывает любопытные дискуссии в российском сегменте Интернета. Во всяком случае, еще весной этого года на некоторых монетаристских ресурсах были попытки поставить под сомнения исследования «Неокона» в этом направлении. Интересно, прекратятся ли такие выступления после заявления Бернанке, или наши монетаристы «монетаристей», чем их западные коллеги?

В общем, нужно отметить, что выступление Бернанке показало то, о чем мы (т. е. я и вся команда «Неокона» с примкнувшими к нам товарищами) говорили уже давно: какое-то минимальное осознание происходящих процессов возможно в США и в Европе только после того, как монетаристские догмы будут дезавуированы как абсолютные истины, не подлежащие критике. Отметим, что сам Бернанке, скорее всего, это понимает (иначе как объяснить то обстоятельство, что темпы денежной накачки в 2008–2010 гг. почти в точности соответствуют темпам структурного спада экономики США в 1930–1932 гг.?), но вслух говорить об этом пока себе не позволял. Ну что ж, бытие определяет сознание. Процесс, как говаривал один не самый удачный руководитель нашей страны, пошел…

Леонид Рудницкий

27.09.2010

Что такое «структурный кризис»

Справка: Слово кризис заимствовано в первой половине XIX в. из немецкого языка, где данный термин через латинское значение посредствовосходит к греческому krisis переломный момент. Термин рецессия (от лат. recessus отступление) в экономике (в частности, в макроэкономике) обозначает относительно умеренный, некритический спад производства или замедление темпов экономического роста.

И чем он отличается от «рецессии». Я часто ссылаюсь на этот термин, но простого объяснения не давал. А надо бы, поскольку для того, чтобы разобраться, нужно читать много текстов, иногда не совсем простых.

Поэтому исправляю свою оплошность.

Итак, представим себе, что у нас есть стационарная, то есть не зависящая от времени экономика. В ней есть отдельные предприятия, отрасли (то есть группы однотипных предприятий), домохозяйства и так далее. Поскольку от времени такая экономика не зависит, то тратит каждое такое образование ровно столько, сколько получает. Долги не накапливаются, сбережения не делаются.

Теперь усложним немножко ситуацию. Пусть предприятия и домохозяйства могут брать небольшие (относительно их доходов) кредиты, которые потом будут отдавать за счет своих поступлений, пусть идет небольшая инвестиционная деятельность (хотя бы направленная на возмещение выбывающих по возрасту мощностей) и так далее. Тогда деятельность любого такого объекта начинает проявлять некоторую цикличность: кредит взят, пояса затянуты, поступления идут на возврат. Кредит возвращен, можно повысить текущие расходы и – готовиться к новому кредиты. Понятно, что вообще говоря, эти циклы никак не связаны, однако поскольку в экономике все субъекты взаимосвязаны (не только хозяйственной и финансовой деятельностью, но и психологическими, и информационными связями), то рано или поздно эти циклы синхронизируются (в частности, за счет изменения стоимости кредита), и сама экономика, в целом, становится циклической. При этом она может сохранить стационарный (в первом приближении) характер, то есть по итогам цикла не меняться, не расти, и не падать, но внутри него – изменения имеются.

Так вот, когда мы говорим о «рецессии», то имеется в виду, что внутри цикла локальные темпы роста становятся отрицательными. Более точно — в конкретной экономике США длина такого цикла составляет примерно 6–10 лет, а темпы роста измеряются каждый квартал (то есть, внутри цикла есть как минимум 24 таких квартальных показателя). Если отрицательные цифры получились два раза подряд, то принято говорить, что это – рецессия.

А теперь представим себе, что у нас есть конкретное предприятие, у которого есть владелец. Этот владелец имеет богатого дедушку, который живет в Индии и каждый месяц присылает любимому внучеку чек на сумму, соответствующую месячным расходам его предприятия. Вначале внучек покупает себе дом, машину, яхту – а потом начинает задумываться. Ведь дедушка может умереть, а значит, поступления остановятся (вдруг наследства не будет?), и как тогда поддерживать накопленное «тяжким трудом»? И внучек решает вкладывать полученные деньги в свое предприятие, чтобы увеличить прибыль, которую от него получает.

Он увеличивает расходы на оборудование, он повышает зарплаты, чтобы привлечь лучших специалистов, и так далее, и тому подобное. Фактически, он резко увеличивает расходы предприятия, они начинают существенно превышать его текущие доходы, но целью этой операции является захват рынков, увеличение рентабельности за счет снижения издержек и тому подобное. Такой эффект действительно может быть достигнут (хотя это и не очевидно), и в этом случае он может оказаться прав. А может – и нет, если выяснится, что повышение рентабельности компенсирует только часть избыточных зарплат. Но с точки зрения текущей бухгалтерии – предприятие становится структурно неустойчивым, поскольку его расходы не обеспечиваются текущими поступлениями. Более того, сделанные за счет этих избыточных расходов затраты ставят предприятие в еще более сложное положение: не исключено, что если его затраты вдруг вернутся в старое состояние (дедушка умрет и перестанет посылать свои ежемесячные чеки), то предприятие в его новом состоянии просто не сможет выжить со своими текущими доходами.

Но у отдельного предприятия в такой ситуации все-таки есть шанс – за счет того, что оно может потеснить какие-то другие предприятия, у владельцев которых нет доброго дедушки. Но зато они могут взять кредит…

А теперь давайте представим себе, что «добрый дедушка» есть практически у всего населения страны (США), но он посылает чеки не просто так, а в долг. То есть, рано или поздно нужно будет полученные деньги вернуть. Поскольку пока дедушка жив, здоров, бодр и весел, все радостно тратят деньги. Компания увеличивают производство, спрос растет, возникает ощущение вселенского счастья. Более того, поскольку деньги приходят постоянно, то начинает нарушаться циклический характер экономики – необходимость экономить для возврата предыдущих кредитов компенсируется новыми. Другое дело, что растет и долг, и его объем в какой-то момент начинает превышать возможности по возврату до начала следующего цикла подъема (то есть избыточно длинная стадия подъема рано или поздно сменится не менее избыточной стадией спада – но ведь это будет завтра!) – и это и означает, что начинается структурный кризиса.

Повторим еще раз. Структурный кризис – это такое состояние экономики, при котором накопленные за предыдущую фазу подъема долги субъектов экономики не могут быть возвращены в рамках нормальной хозяйственной деятельности в течение следующего цикла. Соответственно, сохранить созданную по итогам накопления этих долгов структуру экономики невозможно.

Михаил Хазин

28.09.2010

Россия отдает свое село на заклание

Справка: По данным опроса ВЦИОМ, проведенного в разгар кризиса в апреле 2009 года, большинство россиян считали наиболее приоритетной господдержку сельского хозяйства. Реже всего соотечественники выступали за оказание помощи банкам, страховым компаниям, предприятиям торговли и связи. Сельское хозяйство считали приоритетным адресатом государственной помощи абсолютное большинство россиян (72%). В первую тройку вошли также строительная отрасль (31%) и пищевая промышленность (26%). Далее следовали нефтяная промышленность и военно-промышленный комплекс (по 19%), газовая промышленность и лесное хозяйство (по 17%), добыча угля, руды и других ископаемых и транспорт (по 15%), электроэнергетика и авиастроение (по 14%), автомобилестроение (12%). Банки, инвестиционные и страховые компании считали нужным поддерживать 9% респондентов. Реже всего россияне выступали за оказание государственной помощи сфере торговли, рекламы, маркетинга (4%), связи (3%).

Правительство, в соответствии с указаниями президента Дмитрия Медведева, активизировало усилия по вступлению России в ВТО. И активизация усилий в этом контексте означает фактически одно...

Россия идет на все новые уступки требованиям ВТО, чтобы завершить переговорный процесс до конца сентября и стать членом ВТО в начале будущего года. Именно такие временные ориентиры поставлены президентом страны.

Так, министр сельского хозяйства РФ Елена Скрынник гарантировала в Женеве представителям США и 19 других стран, что до 2012 года объем господдержки российского агропромышленного комплекса (АПК) не увеличится, а в 2013–2017 гг. сократится более чем вдвое. Об этом сообщает « Коммерсантъ [9]».

«Мы рассказали нашим партнерам о ситуации в российском АПК, в частности в связи с засухой, и представили российскую позицию, которая базируется на трех принципиальных моментах. Во-первых, до 2012 года уровень господдержки АПК остается на нынешнем уровне — $9 млрд в год. Во-вторых, с 2013 по 2017 год она будет сокращаться по представленному нами графику — до $4,4 млрд. И, в-третьих, мы соответствуем регламенту ВТО в части отсутствия экспортных субсидий. Эти позиции и Кернская группа (противники поддержки сельского хозяйства внутри ВТО), и представитель США поддерживают. В ближайшее время эксперты проработают технические детали. Но в целом в том, что касается сельского хозяйства, все спорные вопросы с ВТО сняты»,— сообщила Елена Скрынник. Решенными объявлены и вопросы экспорта мяса птицы из США в РФ. А вчера Россельхознадзор РФ отменил ограничения на пошлины на импорт свинины из США, Франции и Голландии.

Напомним, что все последние годы господдержка АПК неуклонно возрастала, что позволило сельскому хозяйству буквально «ожить» во многих отраслях (производство свинины, зерновых, молока и пр.). Господдержка же помогла сельскому хозяйству преодолеть негативные последствия кризиса 2008 года. В 2005 году она составляла 20 миллиардов рублей, в 2006-м – 38 миллиардов, в 2010 году – уже 108 миллиардов.

Но сокращать будут не 108 миллиардов, а, как уже упоминалось, значительно большую сумму. В 2010 году объем финансирования госпрограммы АПК из всех бюджетов составлял 245 млрд руб. ($8 млрд) плюс добавки на отдельные отрасли – ее и уменьшат вдвое. На деле это означает, что фермеры получат меньше льготных кредитов, а государство будет закупать меньше зерна и т.п. Зато Россия станет числиться в ВТО. Правда, сельское хозяйство при этом может вернуться на уровень пятилетней давности, но это уже никого не волнует – будем потреблять импортное, несмотря на принятую в конце прошлого года Концепцию продовольственной безопасности, которая велит потреблять отечественное. Но где же взять отечественное, если господдержка сократится?

Прежний министр сельского хозяйства Алексей Гордеев (нынешний губернатор Воронежской области), напротив, поддерживал идею расширения господдержки АПК. По его оценкам 2006 года, ограничение госучастия в сельхозсекторе ради присоединения России к ВТО должно было привести к снижению доли России в мировом экспорте с 1,3 до 1% при одновременном увеличении доли импорта с 1,9 до 2,3% и обойтись экономике РФ в $4 млрд.

Оппонентами господина Гордеева были министр финансов Алексей Кудрин, заявлявший о том, что увеличение доли господдержки противоречит основным принципам ВТО, и глава Минэкономики Герман Греф, советовавший Минсельхозу заняться агрессивной поддержкой экспорта. Тем не менее, при поддержке Российского союза промышленников и предпринимателей и Российского зернового союза предложенный господином Гордеевым для расширения господдержки агросектора законопроект «О развитии сельского хозяйства» стал законом, а госпрограмма развития АПК, в 2006 году отвергнутая правительством, впоследствии также была принята и стала продолжением аграрного нацпроекта.

Но на переговорах по ВТО есть и другие спорные вопросы. Существенным являлся режим использования авторских прав, в том числе в Интернете. Кроме того, неопределенными остаются вопросы о статусе государственных компаний (госкорпораций) и предприятий в РФ и деклараций о госполитике в отношении госсектора в экономике, которые будут внесены в доклад о присоединении России к организации. Проблемным для РФ вопросом на переговорах с ЕС остаются и пошлины на лес.

За скобками переговорного процесса — но при этом в их контексте — остаются вопросы нетарифных ограничений импорта и фитосанитарного контроля. Очевидно, российские переговорщики предъявят партнерам отложенные планы по реформе надзорных органов РФ в этой сфере. В то же время пока неизвестно, будет ли Грузия, как и ранее, предпринимать попытки заблокировать процесс вступления России в ВТО до решения проблемы «спорных территорий».

В начале нынешнего года премьер Владимир Путин заявлял, что для вступления в ВТО России остается решить «три несущественных вопроса». Судя по приведенному перечню, вопросов гораздо больше трех и они не выглядят такими уж несущественными, особенно господдержка ВПК.

Напомним, что в прошлый вторник, 22 сентября, на совещании по режиму промсборки в автопроме Владимир Путин высказал сомнения в том, что Россия присоединится к ВТО 1 января. Но если «штурм» ВТО состоится, процесс присоединения, длящийся уже 17 лет, имеет все шансы завершиться в начале 2011 года. И тут мы сразу же, как нам говорят, станем жить по-новому. Иначе, ради чего все затевалось?

Леонид Рудницкий

28.09.2010

Бедные в современной России бедны не так, как раньше

Справка: 

<p> Бе?дность &mdash; характеристика экономического положения индивида или социальной группы, при котором они не могут удовлетворить определенный круг минимальных потребностей, необходимых для жизни, сохранения трудоспособности, продолжения рода. Бедность является относительным понятием и зависит от общего стандарта уровня жизни в данном обществе.</p>

Федеральная служба госстатистики всерьез занялась определением понятия бедности. И удивилась. Бедные в современной России бедны по-другому — совсем не так, как раньше.

По определению Михаила Делягина, директора Института проблем глобализации, это «новые бедные» — денег на еду и одежду им еще хватает, но вот когда сгорает холодильник, его замена для них становится проблемой. Таких, по мнению Делягина, в России 48%.

Глава Росстата Александр Суринов вторит ему: «Никогда в России не было социального неравенства, подобного нынешнему». Его ведомство провело социологическое исследование и обнаружило, что доля бедного населения в России не уменьшается, и в то же время россияне в последние годы стали лучше питаться, покупать больше мобильников и легковых машин, пишет GZT.RU [8].

Такая ситуация кажется Росстату парадоксальной, но на самом деле здесь все понятно – общий уровень жизни несколько вырос, бедность подтянулась вслед за ним, но от этого быть бедностью не перестала.

О том, каков этот средний уровень, красноречиво говорит доля расходов на питание в семейном бюджете. В России сегодня средняя семья расходует на него до 25% своих доходов. Это является не самым лучшим показателем, говорит глава Росстата, ссылаясь на результаты исследования под названием «Россиянин в зеркале потребления», представленные им 27 сентября. И таких «бедных» семей в РФ не становится меньше. Цифра эта свидетельствует не о том, что питание стало очень дорогим и качественным, а том, что доходы невелики.

Исследование Росстата было проведено на достаточно внушительной базе: 50 тыс. респондентов, среди которых, по словам Суринова, не было «ни олигархов, ни бомжей». Для более точного и полного анализа экономического состояния общества Росстат планирует с 2011 года каждые три года проводить подобные массовые исследования.

Суринов все же утверждает, что за последние 20 лет население России в среднем стало немного богаче. По его словам, «страна стала государством со средними доходами, что само по себе уже приличное завоевание».

Если вспомнить об уровне жизни в начале и середине девяностых, то с ним, пожалуй, можно отчасти согласиться. Но плохо другое — за эти годы произошло резкое расслоение общества. Если взять доходы 10% самых богатых и 10% самых бедных, то соотношение доходов от их собственности может различаться более чем в 800 (!) раз. «В России появилась огромная масса бедных и почти бедных людей, а с другой стороны, у нас есть верхушка общества — 10–12% богатых, которые живут отдельно от этой большой массы людей, — отметил директор Центра социально-экономических измерений РАН Алексей Шевяков.— Сегодня мы имеем глубокое социально-экономическое расслоение общества, и корень таких глубоких деформаций находится в области распределительных механизмов и отношений. Их необходимо переналаживать».

Распределительные механизмы – это прогрессивная шкала налогообложения. Но «переналаживать» ее, похоже, никто и не собирается. Этот вопрос даже не обсуждается. Время от времени он возникает в СМИ то в одном, то в другом месте, но тут же тихо гаснет, не найдя отклика в сердце власти. Не любят там рассуждать на эту очень болезненную для богатых тему.

На заре «реформ» власти обещали нам, что с приходом «рынка» все станут жить хорошо, и никто даже и подумать не мог, что спустя всего лишь двадцать лет возникнет такое чудовищное имущественное расслоение общества.

По данным Росстата, с начала 2000-х годов ежемесячный доход на душу населения в России неуклонно рос. С послекризисного 1999 года реальный среднедушевой доход вырос в 6,8 раза, а номинальный (без учета инфляции) — в 13,4 раза, составив в январе – ноябре 2008 года 16 100 рублей. Но к концу 2008 года финансовый, а вслед за ним и общеэкономический кризис ударили по доходам населения, и уже в январе – феврале 2009 года среднедушевой доход снизился более чем на 6% и составил 15 100 рублей в номинальном выражении.

В результате в 2009 году произошло резкое изменение потребительского поведения. Среднедушевой доход в России снизился на 6%, и, как следствие, снизились затраты россиян на продукты питания, одежду, обувь и товары длительного пользования. До половины респондентов в это время заявляли об ухудшении своего материального положения. И только в 2010 году начался рост доходов и потребления.

Но зато структура питания в домохозяйствах в 2010 году стала лучше, отмечает Суринов. По динамике потребления фруктов, овощей и рыбы, по сокращению потребления хлеба, картофеля, сахара и других углеводов российские граждане приближаются к европейцам, считает он.

Однако, когда смотришь в универсамах на тележки, забитые колбасой, пельменями, картофелем, пивом и полуфабрикатами, где обязательно присутствует хлеб, как-то не очень верится в приближение к европейским нормам питания. Но фруктов — да, стали есть больше, как и молочных продуктов, особенно всяких разновидностей йогуртов.

Улучшились пропорции между средней зарплатой и стоимостью товаров, говорится далее в исследовании Росстата. В то же время сегодня наблюдается абсолютный рост потребления алкоголя и табака россиянами на душу населения: доступность водки с 90-х годов увеличилась в пять раз, а по табаку Россия реально вышла в лидерство и находится «впереди планеты всей». При этом все больше россиянам приходится тратиться на услуги здравоохранения и образования.

В то же время стремительно растет количество обладателей легковых автомобилей (их теперь в три раза больше, чем в 90-е годы). Много покупают мобильных телефонов (в два раза больше, чем в 2005 году). Но индекс потребительской уверенности в России остается невысоким, и большая часть опрошенных Росстатом пока считают экономическую ситуацию в стране «плохой».

Рост покупок автомобилей и средств связи вовсе не является таким уж замечательным показателем, считают эксперты. Происходя на фоне роста доли бедных, он говорит об увеличивающемся разрыве между богатыми и бедными.

Примечательно, что до кризиса, пока в России наблюдался экономический рост, бедность сокращалась. А теперь, начиная с 2009 года, разрыв снова стал расти, замечает профессор Российской экономической школы Ирина Денисова. Она отмечает, что в других исследованиях тенденций массового потребления, пусть и не столь представительных, как у Росстата, но более аккуратных с точки зрения методологии, отчетливого увеличения уровня бедности не наблюдается. Кроме того, внимание государства к низкодоходным группам населения в преддверии выборов ослабляться не будет, уверена она.

Как же государство думает бороться с бедностью? Увеличением социальных выплат, что оно и делает все последние годы. Священную корову – плоскую шкалу налогообложения – трогать не будут. Почему-то считается, что введение прогрессивного налогообложения принесет с собой множество бед: это ударит по среднему классу и малому бизнесу (?), что в результате ухудшит положение среднего класса (?), а капиталы побегут из страны (а сейчас они что делают?) и т. п. В общем, остается только удивляться, как сводят концы с концами развитые страны, где такая шкала давно и с успехом действует.

Доводы наших защитников плоской шкалы не кажутся убедительными еще и потому, что уровень отсечения богатых на ней можно установить таким, чтобы интересы среднего класса не затрагивались.

В то же время, социологи советуют пристальнее приглядеться к бедным – так ли уж они бедны? Нет ли среди них тайных богатеев? И оказывается, что таки да, гобсеки есть. Директор Центра социально-экономических измерений РАН Алексей Шевяков говорит: «Мы уже 10–15 лет идем по пути капитализма, по пути наращивания частной собственности. Многие наши сограждане после приватизации квартир, участков земли и тому подобного имеют достаточно серьезную собственность. Можно ли считать бедным пенсионера, который сидит на социальном пособии и едва сводит концы с концами, но обладает достаточно заметной собственностью? Это к вопросу – кто бедный, а кто нет?»

То есть, бедный пенсионер, который живет в дорогой квартире и едва сводит концы с концами – он совсем не бедный, раз его квартира стоит несколько сотен тысяч долларов. Он может ее продать, купить себе меньшую по площади, по логике эксперта, а на остаток денег безбедно существовать. А то, что при такой сделке его, скорее всего, облапошат, уже никого не интересует.

Во всех развитых странах уровень налогообложения на собственность составляет примерно от 0,5 до 1,5% их рыночной цены, говорит Шевяков. В России он совершенно ничтожен и составляет сейчас несколько тысячных процента. В России лаг, по сравнению с теми самыми цивилизованными странами, больше чем в 100 раз.

У нас нет представления не только о величине нашего богатства, но мы даже толком не можем сказать, какое богатство люди имеют на руках, а налоговые сборы с собственности составляют крохи, в том числе из-за недоучета и недооценок реально существующей частной собственности, считает экономист.

Вот, оказывается, где собака зарыта – в налогообложении квартир и земельных участков по их рыночной стоимости, а вовсе не в прогрессивной шкале налогообложения для богатеев. Этак, если оценить все квартиры по рыночной стоимости, да брать с них налоги в полтора процента, у нас и бедных совсем не останется. Но только бедность принято все-таки определять по уровню регулярных доходов, а не по стоимости жилья, которое человеку принадлежит. Если же применять подобную извращенную логику, то можно совсем перестать понимать, кто бедный, а кто нет.

Леонид Рудницкий

29.09.2010

«Парад девальваций» привел к войне

Справка: Девальвация (позднелат. devalvatio, от лат. de – приставка, означающая движение вниз, понижение, и valeo – имею значение, стóю) – официальное понижение стоимости денежных единиц. Ревальвация (от «ре...» и лат. valeo – имею значение, стóю) – официальное повышение золотого содержания денежной единицы страны или фактическое повышение ее валютного курса.

«Международная валютная война уже началась»,— заявил министр финансов Бразилии.

Много лет назад, еще в период написания книги «Закат империи доллара и конец Pax Americana» (то есть, где-то году в 2002-м), мы писали о том, что неизбежное снижение совокупного спроса и политическая необходимость защищать национального производителя (который, отметим, одновременно является и работодателем, и избирателем) неизбежно заставит все крупные в экономическом плане страны мира защищать собственные рынки. В том числе путем занижения собственной валюты. Мы даже термин соответствующий придумали – «парад девальваций». После начала «острой» стадии кризиса осенью 2008 года этот вопрос первым встал на повестке дня главного с тех пор органа международного управления, «большой двадцатки», G20, которая, прежде всего, озаботилась сохранением свободы межстрановой торговли, то есть единого мирового кластера разделения труда.

Однако современный экономический «мэйнстрим» в лице либерал-монетаристов с тезисом о неизбежности парада девальваций категорически соглашаться не хочет, ссылаясь на знаменитое утверждение о том, что углубление разделения труда повышает общую производительность и, главное, доходы. Это, конечно, правильно, если забыть про то, что до того, как предшественники монетаристов добрались до терминологического творчества, наука, которая описывает экономические закономерности мира, называлась «политэкономией». Что, в частности, означало, что рассматривать чисто экономические закономерности в отрыве от реальной деятельности людей она считала глупым. Мы так тоже считаем – чего нельзя сказать о монетаристах, которые в этом месте, как и во многих других, серьезно ошибаются.

Наиболее ярко эта война девальваций проявилась в отношениях между Евросоюзом и США. Колоссальный рост евро относительно доллара существенно угнетал экономику ЕС (которая, во многом, опирается на экспорт в те же США), но использовать чисто монетарные механизмы для понижения курса евро было невозможно из-за агрессивно-монетаристской политики европейского Центробанка. И тогда руководство ЕС решило использовать другой прием и, воспользовавшись реальными бюджетными проблемами Греции, провело блестящую пропагандистскую компанию, результатом которой стало существенно снижение курса евро, с уровня около 1,6 относительно доллара до менее, чем 1,2.

Как следствие, экономическое положение главного экспортера Евросоюза, Германии, в первой половине 2010 года резко улучшилось, что позволило руководству этой страны (и ЕС в целом) достаточно жестко себя вести в части обсуждения денежной политики на переговорах с США. Последние, разумеется, не могли не ответить и начали встречную атаку (на первых порах настолько резкую, что после выступления Бернанке, в котором он сказал о «колоссальной неопределенности», в которой пребывает американская экономика, секретарь казначейства Гайтнер должен был частично опровергать его слова). Доллар начал расти, а США в связи с явным эффектом от этой операции начали жесткую кампанию против Китая с целью вынудить его ревальвировать юань, то есть, фактически, поддержать национального производителя США.

К сожалению, все эти движения можно интерпретировать как естественные колебания курса, что и делают наши теоретические противники. И все попытки объяснить им, что речь как раз идет о взаимных девальвациях, что хорошо видно на примере роста цен на золото, ни к чему не приводят, поскольку они начинают объяснять, что на золоте просто надулся спекулятивный пузырь. Это, конечно, отступление – но пока не окончательное, тем приятнее нам было наткнуться в новостных лентах на сообщение, полностью поддерживающее нашу позицию.

Речь идет о выступлении министр финансов Бразилии Гвидо Мантега, который заявил буквально следующее: «Международная валютная война уже началась, и правительства стран по всему миру стремятся снизить стоимость своих нацвалют, чтобы повысить конкурентоспособность экономики и экспорта».

В доказательство своих слов он приводит информацию о том, что в последние недели центральные банки Японии, Южной Кореи и Тайваня провели интервенции на валютных рынках с целью предотвратить дальнейшее укрепление нацвалют. Китай продолжает сдерживать рост юаня, несмотря на ожесточенные протесты со стороны США, а представители ряда стран — от Сингапура до Колумбии — предупредили о негативных последствиях повышения валютных курсов.

Отметим, что для министра финансов Бразилии такое заявление совершенно естественно, поскольку европейско-китайско-американские «игры» привели к тому, что, по данным агентства Bloomberg, доллар подешевел в паре с бразильским реалом на 25% с начала 2009 года, таким образом, подорожание бразильской нацвалюты за этот период было одним из самых высоких в мире. Понятно, что это серьезно бьет по местным производителям (а Бразилия – это лидер латиноамериканской экономики), и, скорее всего, меры денежным властям этой страны принимать придется. Собственно говоря, не исключено, что резкое выступление министра финансов как раз связано с тем, что он готовит общественность к таким мерам.

После таких заявлений уже трудно отказаться от того, чтобы не ввести модель «парада девальваций» в современную экономическую реальность. Что касается лично нас – мы получили еще одно доказательство того, что теория кризиса, разработанная 10 лет назад, адекватно ситуации, уж коли сделанные в ее рамках еще тогда прогнозы находят такое четкое подтверждение.

Михаил Хазин

29.09.2010

Соотечественников заманивают в Россию рублем

Справка: На январь 2010 года, на территорию России прибыло более 17 тысяч участников госпрограммы и членов их семей в рамках реализации 13 региональных программ переселения (12 принято в 2007 году, 1 в 2008 году).

Участники госпрограммы возвращения соотечественников будут платить такой же налог, как и граждане РФ. Власти решили подсластить горькую пилюлю в виде недавно принятого закона о соотечественниках.

Напомним, что последний фактически привел к значительному сужению круга лиц, которые признаются на государственном уровне российскими соотечественниками. Зато отныне счастливчики, которые докажут свою принадлежность к этой категории, смогут рассчитывать на определенный финансовый бонус. Правда, для этого им придется переехать на территорию РФ в рамках госпрограммы по содействию добровольному переселению соотечественников.

Как стало известно, российское правительство внесло в Госдуму поправки в Налоговый кодекс и Закон «О правовом положении иностранных граждан в РФ», предлагая снизить до 13% налог на доходы соотечественников, возвратившихся в РФ (сейчас они платят, как и все иностранцы, 30%). Таким образом, теперь соотечественники будут уравнены в этом смысле с гражданами РФ, которые, собственно говоря, и платят эти самые 13% подоходного налога. Как указывается в законопроекте, его цель — снизить финансовую нагрузку на участников госпрограммы, а также членов их семей, переехавших на постоянное место жительства в Россию.

Одновременно предлагается освободить участников госпрограммы и членов их семей от уплаты государственной пошлины за регистрацию иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства в РФ. В принципе, подобные налоговые послабления, на которые в кои-то веки расщедрился финансовый блок правительства, косвенно могут свидетельствовать о том, что программа добровольного переселения соотечественников в Россию сегодня реализуется с определенными сбоями. Впрочем, несмотря на всю актуальность озвученной инициативы, можно предположить, что она не сделает большой погоды в этом вопросе. Поскольку основным камнем преткновения на пути осуществления намерения русских переселиться на территорию РФ из государств, где они испытывают дискриминацию со стороны элит титульных наций, является не объем налогообложения, а жилищный вопрос. Далеко не все наши соотечественники могут позволить себе приобрести жилье в России по существующим на рынке ценам.

Законодательную инициативу правительства оценивает президент Фонда «Русские» Леонид Шершнев:

— Конечно, ее можно только приветствовать. Поддержка соотечественников — это та задача и цель, которую ставит перед собой наш Фонд. Другое дело, что, на мой взгляд, неправильно уговаривать их переезжать в Россию. Соотечественников нужно в первую очередь поддерживать по месту жительства. В конце концов, эти люди являются цивилизационным форпостом России на постсоветском пространстве. Если, допустим, бригады из Белоруссии или Украины, как это было еще в советское время, будут приезжать на временную работу, чтобы потом вернуться в свои дома, это можно приветствовать. Но уговаривать людей переезжать на постоянное место жительство — это не лучший вариант. Это будет ослаблять позиции Русского мира и России в регионах исхода русских. Эти соотечественники ранее были частью этого самого Русского мира, который был искусственно расчленен. Получается, что мы закрепляем результаты его расчленения. А демографическую проблему внутри России надо решать совсем по-другому. Через создание условий, чтобы женщины в России рожали здоровых детей. Чтобы они имели материальные возможности и духовное стремление к этому. Иначе может получиться так, что мы не решим демографическую проблему и при этом получим новую. Дело в том, что наши соотечественники уже сегодня проживают на своей родине. Нужно только приложить усилия, чтобы она их не отторгала и не дискриминировала. Есть и еще один важный момент. Если соотечественники будут приезжать в Сибирь и на Дальний Восток, их действительно можно поощрять. Если же они поедут строить дачи под Москвой, то ничего особого полезного эта затея не принесет.

Кирилл Говоров

30.09.2010

Почему то, что происходит сейчас,— кризис, а не «рецессия»

Справка: Слово кризис заимствовано в первой половине XIX в. из немецкого языка, где данный термин через латинское значение посредствовосходит к греческому krisis; переломный момент. Термин;рецессия; (от лат. recessus отступление) в экономике (в частности, в макроэкономике) обозначает относительно умеренный, некритический спад производства или замедление темпов экономического роста.

Структурных кризисов в истории США было как минимум два. Теоретически мог быть и еще один… Ранее мы уже рассказывали о том, что такое «структурный кризис». И чем он отличается от «рецессии».

Сегодня – продолжение темы. Структурных кризисов в истории США было как минимум два. Теоретически мог быть и еще один, но тут нужно подробно разбираться.

Итак, в соответствии с теорией неокономики, в конец XIX века в основных технологических центрах того времени (Англия, Германия, США) начался кризис, связанный с тем, что расширять рынки сбыта было невозможно и это тормозило научно-технический прогресс. В США это вызвало жесточайший кризис 1907 года (с последующей депрессией, которая тогда получила названия «Великой»), однако была ли в начале века серьезная накачка спроса, пока сказать нельзя. В любом случае, для США все удачно завершилось I Мировой войной и созданием Федеральной резервной системы (1913 г.), которая начала исполнять роль кредитора последней инстанции, то есть, в частности, взяла на себя экономические риски, до того накопленные банковской системой.

А вот затем начались 20-е годы и банки начали стимулировать совокупный спрос, прежде всего, направленный на покупку ценных бумаг на бирже и спекуляции с недвижимостью. Как следствие, темпы роста спроса превышали темпы роста экономики, а компенсировалось это ростом долгов. Кроме того, избыточные деньги концентрировались в финансовом секторе и секторе недвижимости, что вызвало надувание финансовых пузырей. Как и в последние годы последовательность событий была та же самая: в 1927 году рухнул пузырь недвижимости, в 1929 году – пузырь на фондовом рынке, а весной 30-го года начался и экономический кризис, который шел по дефляционному сценарию (поскольку государство на тот момент никаких программ поддержки экономики не оказывало).

Это был классический структурный кризис, связанный с тем, что за почти 10 лет накачки спроса была существенно перекошена структура экономики (и взаимные веса отраслей в составе ВВП и структура себестоимости и доходов). И до тех пор, пока структура не пришла в равновесное состояние, ни о каком изменении состояния экономики (не то, что росте, но даже и падении спроса) говорить не приходилось.

«Острая» (то есть чистое падение) стадия кризиса продолжалась чуть меньше 2 лет (до конца 1932 года), и темпы спада составляли примерно 1% от ВВП в месяц. Совокупный спад составил примерно 35-40% ВВП, но, самое главное, в результате была полностью разрушена циклическая модель, поскольку за время кризиса не были сделаны накопления, необходимые для начала новой волны роста (в период спада все доходы уходили на возврат ранее сделанных долгов, а старые долги во многом не возвращались). еоретически, эту проблему могла бы компенсировать ФРС за счет эмиссии, однако господствующие на тот момент экономические принципы таких методов не допускали. А государство с помощью бюджетных программ было ограничено, поскольку его траты были незначительны по отношению с частным сектором.

Реальный выход из кризиса был связан с разрушением в процессе конкурирующих технологических зон (Германия, Япония) и захватом их рынков, и последующим захватом Английской технологической зоны, которая не смогла сохранить свое единство.

В 70-е годы прошлого века, как это и следует из теории, ситуация повторилась. Кризис 70-х годов не был циклическим кризисом – это был кризис падения эффективности капитала, аналогичный кризис конца XIX – начала ХХ века. Война уже быть не могло, значит, необходимо было искать варианты, обеспечивающие новый виток развития. Как и за 50 лет до того был выбран механизм накачки спроса, хотя, в отличие от того времени, в нем принципиальное участие приняло государство. Собственно, сама накачка началась в 1981 году как раз с оборонных программ.

Как и в 30-е годы дело закончилось разрушением конкурирующей технологической зоны (СССР и мировая система социализма), однако, в отличие от 20-30-х годов кризис произошел не до, а после соответствующего расширения рынков. Соответственно, структурные искажения, возникшие в результате избыточных, эмиссионных по происхождению, финансовых потоков, не были компенсированы, напротив, они еще более усилились за счет утилизации новых ресурсов, полученных по итогам захватов рынков, ранее контролировавшихся СССР.

Масштабы этих диспропорций неоднократно описывались а наших работах, в 2001 году (по данным межотраслевого баланса США за 1998 год) мы их оценивали где-то в 20-25% экономики. Спад, необходимый для возвращения экономики в равновесное состояние, на этот момент должен был быть достигать масштабов, сравнимых с кризисом 30-х годов, то есть – примерно 40% экономики.

Сегодня, за прошедшие 10 лет, ситуация еще более усугубилась, и равновесное состояние экономики будет достигнуто при масштабах спада ВВП и совокупного спроса примерно в 55–60 процентов от предкризисного максимума.

Отметим, что картина развития кризиса существенно отличается от ситуации 30-х годов, поскольку ФРС США активно стимулирует экономику (в реальности это равносильно поддержанию диспропорций за счет нового источника «внешних» с точки зрения экономики денег). Масштаб этого влияния примерно соответствует 1% ВВП в месяц (что показывает, что нынешнее руководство ФРС тщательно изучило кризис 30-х годов, хотя его реальные причины, по всей видимости, не поняло). Но в любом случае структурные искажения будут самопроизвольно исправляться, так что возврат в равновесное состояние неизбежен – с соответствующим спадом. И до того, как это произойдет, говорить о восстановлении «нормальных» циклов в экономике невозможно – ее развитие сегодня определяется именно структурными искажениями и действиями ФРС. Слово «рецессия» сегодня не имеет к реальности никакого отношения, во всяком случае — до тех пор, пока структурные диспропорции не исчезнут.

Михаил Хазин

30.09.2010

Зарплаты американских инвестбанкиров в 10 раз выше их российских коллег

На фоне мораториев на расширение штата клерков и трейдеров американских инвестбанков, Citigroup нанимает топ-менеджера за кругленькую сумму. В банк из UBS пришел Стивен Траубер.

По слухам его оклад составит $30 млн за 3 года. В 2009 году средняя зарплата топ-менеджеров компаний, входящих в индекс S&P500, составляла $9,25 млн в год.

На фоне сокращений и мораториев на расширение штата клерков и трейдеров американских инвестбанков, Citigroup нанимает топ-менеджера за кругленькую сумму. На днях The Wall Street Journal сообщил, что в Сити из швейцарского UBS пришел Стивен Траубер. В UBS господин Траубер отвечал за инвестиционно-банковское обслуживание компаний энергетического сектора. Вместе с ним придет еще несколько человек из его команды в UBS, о чем сообщил Bloomberg.

Переход Стивена Траубера в Сити состоялся всего через месяц после окончания проверки банковских зарплат и бонусов, которую осуществлял Кеннет Файнберг, сотрудник казначейства США. Американские СМИ окрестили Файнберга "зарплатным царем", поскольку он был назначен президентом США для проверки зарплат и бонусов топ-менеджерам банков, которым правительство оказало многомиллиардную поддержку во время острой фазы финансового кризиса 2008-2009 годов.

Cвою функцию Файнберг уже частично выполнил. В 2009 году были существенно сокращены (в некоторых случаях до 90%) зарплаты и бонусы более 170 топ-менеджеров таких компаний как Bank of America, AIG, Citigroup, General Motors, GMAC, Chrysler и Chrysler Financial, то есть всех, кому правительство США оказало материальную поддержку за счет средств налогоплательщиков.

Оклад Траубера, по слухам, составит $30 млн за 3 года. Но если его уровень профессионализма и связей позволит Ситигрупп существенно увеличить доходы, то я не вижу причин ограничивать уровень его заработной платы. Ведь в проблемах Сити (в 2008 году убыток банка составил $27,6 млрд, в 2009 - $1,6 млрд) его вины нет. По данным Executive PayWatch, в 2009 году средняя зарплата топ-менеджеров компаний, входящих в индекс S&P500, составляла $9,25 млн в год.

Во многих американских банках полностью обновилась команда менеджеров. Не вижу причин, почему новая команда с незапятнанной еще репутацией должна получать меньше денег, чем старая команда, под руководством которой банки понесли большие потери.

Для сравнения, по данным Форбс в России в 2009 году заработная плата топ-менеджеров инвестбанков составляла в среднем $910 тысяч в год, что на четверть ниже, чем годом ранее.

Александра Лозовая

30.09.2010

Власти РФ грезят международным финансовым центром

Справка: Выставленный на продажу пакет акций РТС принадлежит финансовой корпорации КИТ финансакционером которой, в свою очередь, является государственное РЖД;. Как сообщают СМИ, совет директоров РЖДобсудит 12 октября ход финансового оздоровления КИТ финанс продажу непрофильных активов, в т. ч. доли в РТС. Российских покупателей на этот актив пока не нашлось.

Большинству экспертов ясно: текущий мировой кризис во многом является следствием финансово-спекулятивной модели экономики, процветавший в мире в течение последних 30–40 лет.

В этом смысле навязчивую идею российских властей о создании в нашей стране крупной международной площадки для надувания финансовых пузырей в глобальном масштабе можно объяснить разве что попыткой следовать известному принципу — «клин клином вышибают».

О том, что этот проект до сих пор не оставил умы нашего руководство, свидетельствует ситуация вокруг продажи 10% акций российской фондовой площадки РТС. В июле этот пакет пытался приобрести иностранный инвестор в лице Европейского банка реконструкции и развития. Однако на пути к «реконструкции и развитию» РТС — одного из двух (наравне с ММВБ) крупнейших инфраструктурных сегментов российского фондового рынка — встала позиция кабинета министров. А точнее, руководителей федеральных служб по финансовым рынкам (Владимир Миловидов) и безопасности (Александр Бортников), которые предупредили премьера Владимира Путина о том, что продажа акций РТС иностранцам может помешать ее объединению с ММВБ, и, таким образом, затруднить реализацию проекта по созданию в России международного финансового центра.

В итоге правительство разработало нормативное ограничение участия нерезидентов в инфраструктурных организациях фондового рынка в размере не более 5%. Впрочем, похоже, это положение вряд ли станет непреодолимой преградой для иностранного инвестора. Не исключено, что для ЕБРР будет сделано исключение, поскольку его президент Томас Миров сразу же поспешил заверить российское руководство (написав соответствующие письма на имя премьера и министра финансов РФ), что представляемая им структура готова незамедлительно приступить к работе по консолидации бирж и их инфраструктур, публично зафиксировав свои намерения в меморандуме о взаимопонимании.

Целесообразность продажи пакета акций российской фондовой площадки зарубежным инвесторам оценивает ведущий научный сотрудник Института экономики РАН Владимир Филатов:

— На мой взгляд, создание Международного финансового центра в России — это во многом надуманная тема. Конечно, наша страна может стать одним из финансовых центров мира, но это должно быть следствием изменения ее экономического статуса. Если же речь идет просто о том, чтобы создать спекулятивную площадку для ограниченного круга лиц, то вряд ли это представляет большой интерес. Наивно думать, что создание МФЦ решит проблему по привлечению НЕспекулятивного капитала в экономику. По крайней мере, я не вижу такой связи. Единственное, что мы сможем выжать из этой ситуации — это создание определенной инфраструктуры под МФЦ. Но это положительно отразится лишь на тех людях, которые будут вовлечены в ее обслуживание. То есть, опять же речь идет об ограниченно круге бенефициантов. А общеэкономический эффект для всей страны от этой затеи довольно сомнителен.

Для модернизации промышленности и преодоления кризиса нужны прямые инвестиции — или непрямые, но так или иначе связанные с реальным сектором экономики — для реализации конкретных системообразующих проектов в различных отраслях. Я не вижу, что данная финансовая площадка может сыграть серьезную роль в решении этого вопроса. И вообще, если мы уж почему-то задались целью во что бы то ни стало привлечь спекулянтов, то для этого у нас как минимум должна быть крепкая валюта. То есть, если рубль станет хотя бы одной из региональных резервных валют, а инфляция будет низкой. Тогда статус любой фондовой площадки в России автоматически возрастет. Но причинно-следственная связь вполне определенна — сначала мы делаем сильную валюту (а значит, у нас сильная экономика) и лишь потом к этому привязывается фондовая инфраструктура. А не наоборот.

В этой связи понятно, почему финансовый центр сегодня находится в Нью-Йорке. Да потому что доллар является мировой резервной валютой. Точно также понятно, почему другой центр находится в Лондоне. Потому что он на протяжении многих веков был финансовым центром, сердцевиной огромной Британской империи, а Великобритания всегда была одной из ведущих в промышленном отношении стран мира. А финансы уже подтягивались под этот базис.

То, что задумали наши руководители не совсем понятно. Это все равно, что пытаться «поставить телегу впереди лошади». Это вообще характерно для нашего «реформаторского» мышления, когда берется какая то «погремушка» и вокруг нее пытаются делать большую политику.

Если говорить о приобретении 10% пакета акций РТС иностранцами, то я не вижу в этом большой проблемы как таковой. Потому что если исходить из логики создания МФЦ, о «целесообразности» которого я уже говорил выше, то, конечно, иностранцы в качестве миноритариев могут участвовать в его инфраструктуре. Тем более, что ЕБРР является одним из структурообразующих элементов международной финансовой системы. Говорить, что иностранцы после этого получат большую свободу рук на нашей международной площадке, я бы не стал. Все равно они будут играть по правилам, которые устанавливают наши финансовые власти. Проблема в другом. Наши «правилоустановители» тоже ведь всегда смотрят с оглядкой на международные финансовые структуры. Тем более, если будут создавать международный центр, то естественно, они будут вынуждены руководствоваться международными же стандартами. Так что в этом смысле здесь мало что зависит от структуры собственности.

Кирилл Говоров



Добавить страницу в закладки

  • на главную
  • контакты
  • версия для печати
  • карта сайта
Яndex
 

Ближайшие клубыБлижайшие клубы

19 апреля
«Бизнес Новости»
Предварительная запись
«Клуб руководителей»

События и новостиСобытия и новости

01.06.2013
«Подбор сотрудников»

В компании «Бизнес Класс» активно работает направление по подбору сотрудников. Подробности >> 

Заповеди руководителяЗаповеди руководителя

Генри Форд старший

Спрашивать: "Кто должен быть боссом?" - все равно, что спрашивать: "Кто должен быть тенором в этом квартете?" Конечно, тот, кто может петь тенором.

 

Сделать стартовой