Бизнес-класс

Эффективное обучение эффективности


Чем чреват нынешний кризис?

Чем чреват нынешний кризис?

Скачать в архиве zip Чем чреват нынешний кризис?

Нынешний Кризис чреват кардинальным изменением геополитической ситуации во всем мире. В первую очередь он является кризисом однополярной модели и, собственно, самого полюса-одиночки – США. Теперь вопрос стоит так – что придет на место уходящей системе?
Сейчас самое время вспомнить, что этот самый миропорядок возник в результате предыдущего Мирового Кризиса, больше известного как «Великая Депрессия». Начался он в 1929 году и продолжался вплоть до начала Второй мировой войны. Кстати, саму войну многие исследователи считают прямым порождением кризиса. А иные даже уверяют, что именно война и позволила окончательно преодолеть Кризис. Дескать, государства, готовясь к грандиозному столкновению, стали производить оружие в огромных количествах – отсюда и оживление экономики. Как бы там ни было, но Кризис 20-30-х годов имел геополитическое измерение, которое не следует игнорировать.
Вообще, а что есть мировой кризис, как таковой? Это показатель того, что какие-то глобальные процессы становятся слишком сложными и запутанными. Мировой Кризис сигнализирует о необходимости создать некий регулирующий центр, который должен распутать клубок проблем. Внутри какой-то страны таким центром становится государство, взваливающее на себя бремя главного организатора социально-экономической жизни. В 30-е годы на роль такого организатора лучше всего подходили два режима – Ф. Д. Рузвельта в США и А. Гитлера в Германии. Первый проводил политику лево-либерального вмешательства в экономику, второй – ее право-тоталитарного регулирования. При этом и Гитлер, и Рузвельт не ликвидировали монополистический капитал, а всего лишь ограничили его. (Сталинский СССР был вне зоны действия Кризиса, ибо никакого частнокапиталистического сектора не имел.)
Но нужен был и некий мировой центр, осуществляющий регулирование геополитических процессов. На роль такого центра сделал заявку Третий Рейх, который пытался позиционировать себя как державу, избавленную от пороков и капитализма, и коммунизма. Это, уже само по себе, привлекало очень многих. Но, в то же время, Рейх предложил неприемлемый способ достижения альтернативного миропорядка. Гитлер предполагал ликвидацию или явное ограничение национального суверенитета разных стран. И вот это уже сплотило против него самые разные силы, в результате чего Рейх был разгромлен. Однако же, сам спрос на мировой регулирующий центр никуда не исчез. И этим центром стали США – страна, больше всех выигравшая от мировой войны (а ранее отработавшую наиболее эффективную технологию выхода из экономического кризиса). При этом Штаты не покушались явно на какой-либо суверенитет. Более того, они выставляли себя как защитники этого самого суверенитета от «мирового коммунизма».

Двухполярность как исторический миф: СССР находился в обороне и не участвовал в управлении миром

Тут надо особо подчеркнуть, что ни после войны, ни в последующие десятилетия никакого двухполярного мира не было. Был однополярный мир, возглавляемый Америкой. СССР после войны остался в руинах и был намного слабее США в военном отношении. Начни Запад войну против нас в 40-е годы, и мы, скорее всего, проиграли бы ее. Но СССР компенсировал нашу технико-экономическую слабость мощнейшей политической волей, он не поддался на ядерный шантаж и сделал все возможное для того, чтобы не стать полуколонией Запада: прекратил вывоз сырья, не вошел в долларовую зону, отверг план Маршалла и т.д. Только эта решимость политического руководства, вкупе с монолитным единством общества, удержала США от агрессии.

Но это были меры оборонительные, изоляционистские. Собственно говоря, вплоть до самой перестройки (означавшей капитуляцию перед Западом) СССР находился в обороне. Да, при Брежневе был достигнут паритет в области вооружений, и начался массовый переход стран третьего мира на сторону СССР. Но в области самой важной – внутриполитической – Союз ослаб невероятно, и это предопределило его капитуляцию. Та легкость, с которой он был разрушен, свидетельствует о том, что все его политическое единство стало фикцией.
Приходится признать, что СССР, в реальности, никогда и не был вторым полюсом миропорядка. Он, вместе со своими союзниками, был неким огромным островом, со всех сторон окруженным США и его сателлитами. (Даже красный Китай и тот в 70-е годы пошел на сближение с Вашингтоном – против Москвы.)
Капитуляция СССР в 90-е годы сделала мировое лидерство США очевидным. Но оно существовало и до этого. Америка худо-бедно справлялась с регулированием мировых процессов, подчиняя себе большинство стран мира. При этом Советский Остров ей реально не угрожал. (По крайней мере, на ближайшую перспективу.) Более того, миф о «советской угрозе» еще сильнее притягивал к США всех ее сателлитов.
Но хоть СССР и не угрожал США, однако, он сильно мешал им, препятствуя глобальному распространению рыночно-либеральных ценностей. Поэтому Вашингтон поддержал движение за ликвидацию Союза и его политико-экономического устройства.
После этого наступили 90-е, которые стали этаким «звездным часом» США. Теперь наличие единственного центра стало полностью очевидным. Но существовал он и ранее, с 40-х годов прошлого века. А породил его Великий Кризис 30-х годов. Именно он привел к полному переформатированию всего планетарного устройства. Вместо реальной многополярности, которая существовала тысячелетиями, пришла однополярность. Это свидетельствует о том, что в прошлом веке мир вступил в совершенно иное качественное состояние. И вовсе не случайно, что источник мировой силы тогда был перенесен за Океан. Это символизирует весь масштаб произошедших перемен.

«Zero», или нулеполярный мир глобализации

И тут возникает такой вопрос: в какое состояние перейдет мир в результате нынешнего Кризиса? Пойдет ли речь о том, что вместо США мир получит новый «полюс могущества»? Или же под полюсом будет пониматься нечто совсем иное, нежели государство? А может быть исчезнут сами полюса? В первом случае никаких реальных изменений не произойдет. Мир будет таким, каким он был десять, двадцать или шестьдесят лет тому назад. Собственно говоря, некоторые политики уже делают от имени своих стран заявку на будущее мировое лидерство. Например, президент Франции Николя Саркози еще осенью заявил о необходимости регулируемого капитализма, который обуздает финансовых спекулянтов. И тогда многие заговорили о «новом Рузвельте», явно надеясь на то, что будет найден достаточно мягкий способ исцеления нынешних экономических недугов. Но одно дело – регулирование внутри какой-либо отдельной страны (по «рузвельтовским» технологиям). А совсем иное – регулирование в международном масштабе. И если уж говорить о «повторении пройденного», то надо ожидать появления, наряду с новым Рузвельтом, еще и «нового Гитлера» – вместе с «новым Сталиным». Ну, и мировой войны в «придачу». Так что софт-технологий подобный ремейк не предусматривает.
Впрочем, повторение нам всем вряд ли светит. Новый Кризис приведет и к принципиально новым подвижкам. В XX веке многополярный мир стал однополярным (безо всякой двухполярности, которая есть «миф».) А в XXI веке произойдет отказ от полярности как таковой. Не будет ни одного центра, ни множества центров. Будет нулевой центр, этакое всемирное «зеро».

И, здесь, как говорится, возможны варианты. Первый вариант – глобалистский. Сегодня интернационализация капитала зашла достаточно далеко. Сами капиталы, рабочая сила, культурные ценности – стремительно перетекают их одной страны в другую, размывая все национально-государственные различия. Основным субъектам этого процесса – транснациональным корпорациям (ТНК) – становится тесно в рамках мира, разделенного на государства и нации. Их мощь давно уже сопоставима с мощью государственной – чего стоят хотя бы 200 частных военных и охранных компаний (по сути – армий и спецслужб международного капитала). Вне всякого сомнения, нынешний Кризис будет представлен ими как показатель того, что государства, с их внутренним и внешним централизмом себя давно уже исчерпали. А если произойдет крах США, то заговорят о преступности «национального империализма», который есть опасная агония «умирающей государственности». Все свалят на политиков, чиновников и военных, а людям предложат гибкую модель «мира без государств», в котором основным субъектом суверенности станут корпорации. При этом никакой особой фиксации «в пространстве» не будет, ведь государства и столицы «отменят». Вместо них будут филиалы ТНК, разбросанные по всему миру. Понятно, что филиалы разных корпораций могут территориально совпадать. И офисы филиалов двух ТНК, находящиеся друг напротив друга, станут разными «государствами». Не факт даже, что у каждой из ТНК будет единая «штаб-квартира». Возможно, что ее роль станет выполнять какой-либо обширный «модуль», кочующий по всей планете и находящийся там, где он нужнее в данный момент.
А что же «мировое правительство», которое является неким фетишем для отдельных конспирологов? Оно, конечно, возникнет, но только роль его будет второстепенной. Конспирологи часто переносят на мировое правительство те атрибуты, которые имеет «нормальное» правительство в национальном государстве. Но это в корне неверный подход, ибо в безгосударственном мировом сообществе нет места для централизованных властных структур. Мировое правительство будет чем-то вроде «Всемирного совета глобальных корпораций», о котором писал Э. Тоффлер. В его задачу будет входить некоторая координация деятельности ТНК. И не более того.

Однако, триумф ТНК вовсе не предопределен. Возможен и другой вариант зероцентризма – макрорегиональный. Дело в том, что далеко не все процессы наднациональной интеграции выходят на глобальный уровень. Наряду с глобализацией происходит и локализация – выстраивание новых «Больших пространств», альтернативных как транснациональному капиталу, так и уходящему в прошлое капиталистическому империализму США. Ярчайший пример – Боливарианская социалистическая интеграция, которая сегодня охватывает страны Латинской Америки. Показательно, что она альтернативна капитализму (во всех его проявлениях), но в то же время не ставит перед собой мессианской (глобальной) задачи «сокрушить империализм». (Лозунгами подобного типа увлекались революционеры прошлого века, многие из которых были левыми глобалистами). Боливарианская макрорегиональная революция ставит на первый план задачи национального и государственного строительства. Она направлена на то, чтобы освободиться от «мирового капитала» – но без жесткой конфронтации. Это локалистская революция, сосредоточенная на себе. В оптике макрорегионализма весьма интересными выглядят перспективы европейской интеграции. В свое время один из ее энтузиастов и поборников – Шарль де Голль – возлагал большие надежды на «Европу Отечеств», которая могла бы стать мощной альтернативой глобальному империализму США. Однако ЕС-овская бюрократия выбрала модель «Европейского Отечества», которая делает особый акцент на интернационализации. В принципе, это очень выгодно тем же самым США, которые хотят видеть Европу ослабленным, космополитическим псевдогосударственным образованием, которое захлестывают потоки миграции из Афро-Азии. И нынешняя политкорректная Европа, сегодня этим ожиданиям вполне отвечает. Однако же вовсе не факт, что еврократам удастся довести свое дело до конца. Практическими наработками в области интеграции могут воспользоваться совсем иные силы. Например – национальные и консервативные революционеры. Или же «мигранты» из третьего мира, которые проведут исламизацию ЕС. Тогда Европа получит уже неевропейского лидера – Турцию. А это приведет к образованию на месте ЕС нового макрорегиона.
Локализация – это единственное, что может спасти США, которым уже не по силам тянуть бремя мирового лидерства. Да и «доктрину Монро» они уже вряд ли смогут реализовывать – «боливарианцы» не позволят. Остается только одно – сосредоточиться на североамериканской интеграции (с Канадой и, возможно, Мексикой). Кстати, уже сегодня распространяется информация о том, что Штаты вскоре могут отказаться от доллара и ввести новую валюту – амеро.

Россия и возврат к новой многополярности

Огромная роль в процессе локализации будет принадлежать России. В принципе, мы уже сегодня являемся макрорегионом, объединяющим разные народы и территории (которые содержат богатейшие природные ресурсы). А если проводить эффективную политику реинтеграции на территории бывшего СССР, то наш макрорегион станет невероятно сильным. Тогда можно уже будет со стопроцентной уверенностью говорить о срыве глобализации, переформатировании ее в локализацию. Речь пойдет о геополитической контрреволюции, которая превратит нынешний глобальный мир в локальный «мир миров». В известном смысле это будет возвратом к прежней многополярности, которая существовала еще в начале прошлого века. Но для тогдашних центров силы была характерна ожесточенная, глобалистская, по своей сути, борьба за мировое лидерство. Все державы, так или иначе, были включены в это грандиозное противоборство, которое окончилось двумя мировыми войнами, Кризисом и установлением планетарной диктатуры США. Грядущая мировая геополитическая контр-революция сформирует центры силы, для которых внутреннее развитие станет намного важнее, чем внешняя экспансия. Отношения внутри макрорегионов будут намного более интенсивными, чем отношения между ними. Причем основной тенденцией явится сворачивание последних в пользу первых – с одновременным развитием вертикальной экспансии, направленной на освоение космоса и дна Мирового океана. В этих условиях говорить о полюсах мировой силы станет уже неправильным. Макрорегионы станут особыми мирами, принципиально отказывающимися от проникновения внутрь друг друга. И, скорее всего, каждый из них будет представлять собой единое государство имперского типа. Что же до ТНК, то у них будет возможность переформатироваться в национальные компании, работающие под жестким контролем государства. Хотя большинство из них, скорее всего, попытается организовать широкомасштабное сопротивление глобальной контр-революции. (Возможно, что остатки ТНК сохранят контроль над некоторыми территориями, которые будут объявлены «свободными зонами».)

Как будут происходить войны будущего?

Как бы то ни было, но нас ожидают трудные времена. Великий Кризис прошлого века завершился второй мировой войной. Не исключено, что и нынешние глобальные потрясения кончатся крупномасштабным военно-политическим конфликтом. Вот только вряд ли он будет «войной» в ее классическом понимании, которое предполагает открытое столкновение разных государств – с применением армий и всех видов вооружений.

Такая война чревата ядерным конфликтом, а его никто не желает, ибо победителей после такого конфликта просто не останется.

Возможно, новая война станет войной скрытой, без явного противника. Она будет представлять собой совокупность постоянных диверсий, которыми разные стороны примутся «одаривать» друг друга. Собственно говоря, уже сегодня т. н. «международный терроризм» используется как некий механизм разборок между различными геополитическими силами. Завтра же масштаб может увеличиться «в разы». И уже сегодня нужно готовиться дать адекватный ответ на все грядущие вызовы. А для этого надо понять одну простую, в общем-то, вещь. Наш мир становится совсем иным, и это отменяет очень многие, столь привычные для нас, представления.


Александр Елисеев



Добавить страницу в закладки

  • на главную
  • контакты
  • версия для печати
  • карта сайта
Яndex
 

Ближайшие клубыБлижайшие клубы

24 мая
«Бизнес Новости»
Предварительная запись
«Клуб руководителей»

События и новостиСобытия и новости

01.06.2013
«Подбор сотрудников»

В компании «Бизнес Класс» активно работает направление по подбору сотрудников. Подробности >> 

Заповеди руководителяЗаповеди руководителя

Джеймс Рассел Лоуэлл

Только покойники и дураки никогда не меняют взглядов.

 

Сделать стартовой