Бизнес-класс

Эффективное обучение эффективности


Плотин

Плотин/Plotin

Без истинной добродетели — Бог есть пустое слово.

Плотин


Плотин - древнегреческий философ-платоник, основатель неоплатонизма.

Его труды обобщил и систематизировал Порфирий в 54 трактатах — 6 «энеад» (девяток). Главные элементы философии Плотина — квинтэссенция мировоззренческих идей Платона, Аристотеля, неопифагорейцев и стоиков, возможно, и индуизма. Плотин исходил из идеи «Единого», которое, выступая как первосущность, не является ни разумом, ни потенциальным предметом разумного познания.

Презрение к телу и восхищение умом отраженны в его текстах. Пребывание души в земном теле показывает, что данная бессмертная душа прежде совершила грех дерзости, – этим теоретическим постулатом объясняется тот любопытный факт личной биографии Плотина, что «он стыдился своего тела», и ни в коем случае не соглашался на то, чтобы его запечатлел художник.

Философия Плотина представляет собой завершение древнего умственного мира как с положительной, так и с отрицательной стороны. Древний мир здесь следует принимать в широком смысле, так как эллинизованный египтянин Плотин вобрал в свое учение не классические только, но и восточные духовные стихии. И в этом последнем слове всего образованного язычества сказалась его общая граница с полной ясностью. Весь идеал — позади человека. Абсолютное нисходит и изливается в творении в силу изобилия собственной природы, но без всякой цели для себя и для самого творения. Низший мир, как царство материи или «не-сущего», противоположен Божеству и враждебен истинной природе человека; но человек никогда не побеждает этого мира, а может только бежать из него с пустыми руками в лоно Божества. Идеал единичного человека — не живая и свободная личность, «друг Божий», а лишь отрешенный от мира созерцатель и аскет, стыдящийся, что имеет тело; собирательный человек (общество) никогда не достигает здесь пределов человечества, он остается городом — созданием железной необходимости.

Жизнь Плотина

О жизни Плотина писали множество раз с тех пор, как Порфирий впервые рассказал о ней в 301 г. в предисловии к изданию сочинений своего наставника.

Описывая жизнь исторической фигуры, мудрый биограф всегда сначала внимательно рассмотрит все доступные свидетельства и выберет из них те, которые заслуживают внимания. Однако в случае Плотина он вскоре увидит, что практически все сведения о нем происходят из сочинения Порфирия, и только в двух случаях доступны данные из других источников. Вне всяких сомнений, Порфирий не ставил перед собой цель рассказать о Плотине все, что он знает. Напротив, он сознательно выбирал только те сведения о жизни и карьере своего наставника, которые согласовывались с общей канвой создаваемого им агиографического канона. То, что было опущено, было призвано либо скрыть нежелательные факты, либо затушевать непонимание действительного положения Плотина в обществе.

Практически в самом начале своего жизнеописания Порфирий сообщает, что Плотин не любил говорить о своих предках, родителях и месте рождения. О жизни Плотин до 27 лет он сообщает только, что в возрасте восьми лет, когда его уже водили в школу, он имел обыкновение обнажать грудь своей кормилицы и сосать ее. Однако когда ему сказали, что этого делать не следует, он устыдился и оставил эту привычку. О детстве и юности Плотина Порфирий нам более ничего не сообщает.

Порфирий думает, что он знает дату рождения Плотина, так как сообщает время от времени его возраст на протяжении своего повествования и рассказывая о его смерти. Однако ясно, что эта информация происходит не от самого Плотина. Порфирий был в отъезде, когда Плотин умер; с философом находился только врач Евстохий, причем Порфирий сообщает, что именно Евстохий сказал ему, что Плотину тогда было 66 лет, и что он умер в конце второго года правления Клавдия Готика (270 г. н.э.). Представляется вероятным, что Плотин действительно раскрыл тайну своего возраста врачу перед смертью, однако Опперман отмечает, что согласно датировке Евстохия и, как следствие, Порфирия, получается, что Плотин прибыл в Рим в возрасте 40 лет, то есть, как раз достигнув традиционного возраста расцвета – «акме». Но известно, что «акме» античные авторы очень часто вычисляли наугад.

Так что нельзя быть уверенным в том, что известные нам даты рождения и смерти Плотина правильны. Сообщения Порфирия о возрасте Плотина полезны для оценки его деятельности на различных этапах карьеры, однако не факт, что они точны. Вполне возможно, что в действительности Плотин не был так стар, как это представляет Порфирий. В третьей главе жизнеописания Порфирий сообщает, что Плотину было 27 когда он заинтересовался философией. Возникает законный вопрос, чем он занимался до этого, в течение предшествующих десяти лет? Об этом можно только догадываться, тем более что, не желая рассказывать о себе, Плотин сам создал сложности будущим биографам, «стыдясь, – как Порфирий несколько мелодраматически представляет это, – того, что живет в теле». 

Итак, Порфирий ничего не сообщает о дате рождения философа и о его семье. Ничего не говорит он и о месте рождения, однако на этот счет существует устойчивая традиция. В своем замечании о жизни Плотина Евнапий сообщает, что он родом из Египта; подобный же вывод можно сделать из жизнеописания Порфирия, которое, скорее всего, и послужило источником для Евнапия. Однако Евнапий идет далее и сообщает, что, Плотин происходил из Лика. Суда называет Ликополь, который можно идентифицировать с Ассиутом в Верхнем Египте.   Хотя Плотин был родом из Египта, он был эллином или же происходил из полностью эллинизированной семьи. Его упоминание о египетских иероглифах показывает, что он не имел ни малейшего представления об их подлинном смысле, несмотря на современное ему возрождение интереса к национальным языкам в противодействие греческому доминированию. Некоторые исследователи полагают, что имя Плотин может иметь римское происхождение.  Бытует также мнение, что оно скорее греческое.

Как бы там ни было, ок. 232 г. Плотин начал посещать различных александрийских философов. Он происходил из достаточно богатого и свободного класса, так как имел возможность посещать школу и мог позволить себе вести трудную, но в финансовом отношении не доходную жизнь философа отнюдь не кинического склада. О его семье ничего неизвестно, однако можно предположить, что она была известна в Египте, а возможно, и в других частях империи. Можно заключить, таким образом, что он происходил из эллинского или эллинизированного египетского аристократического рода.

Его образ жизни был достаточно типичным для александрийских философов. Он переходил из одной школы в другую до тех пор, пока не нашел то, что ему подходило больше всего. Видимо, он сначала обошел всех известных наставников философии, и только затем, по совету друга, отправился к тому, кто в конечном итоге смог завоевать его расположение. Таким философом оказался Аммоний, и с ним Плотин остался на целых 11 лет. 

Жизнь Плотина в этот период столь же темна для нас, как и его молодые годы.  Практически ничего не известно о философии Аммония, который ничего не писал. Свою философию или, по крайней мере, важнейшую ее часть, он сообщил лишь малой группе наиболее верных учеников, к которой, кроме Плотина, принадлежали Геренний и некий Ориген. Неизвестно, чему именно Аммоний обучал своих учеников. Единственным указанием является замечание Порфирия, что Аммоний гораздо более свободно подходил к философским предметам, нежели другие философы, и в меньшей, нежели большинство его современников, степени сводил философские занятия к комментированию авторитетных текстов.

Эта относительно небогатая внешними событиями жизнь, которую Плотин вел в Александрии, резко изменилась в 243 г. Согласно Порфирию, Плотин к этому времени до такой степени продвинулся в изучении философии, что решил познакомиться с восточными учениями, в частности, персидскими и индийскими. (Нужно заметить, что подобное стремление было характерно для греков на протяжении всей античности.) Возможно, вспомнив о целой свите мудрецов, которая сопровождала Александра Великого во время его похода в Индию, он решил поступить аналогичным образом и присоединился к экспедиции юного императора Гордиана III против Персии. Как уже неоднократно отмечалось исследователями, эта история, равно как и ее окончание, несколько проясняют положение Плотина. Дело в том, что император был убит своими же солдатами, а Плотину едва удалось бежать в Антохию. Причем опасность, скорее всего, исходила не от персов, а от врагов убитого императора, поддерживаемого сенатом. Гардер делает на основании этого сообщения вывод, что разрешение на участие в экспедиции Плотин получил благодаря связям с сенаторскими римскими кругами; по этой же причине он оказался в опасности после убийства императора. В это время римский сенат был довольно космополитичен, так что не исключено, что в него входили если не члены рода Плотина, то, по крайней мере, друзья его семьи. Это наблюдение проясняет социальный статус Плотина и указывает на римские связи его рода.

Так Плотин оказался в Риме. Судя по всему, в Александрию он больше не возвращался. Здесь он собрал вокруг себя круг учеников, который просуществовал до самой его смерти в 270 г. этот круг был достаточно разнороден. Некоторые его члены происходили из сенаторского сословия.

На протяжении 244–53 гг. Плотин жил в Риме, был принят в высшем обществе, занимался философией со своими друзьями и учениками, исполнял важные поручения тех, кто доверял ему, однако ничего не писал. Он не посещал термы, однако скорее всего не по причине чрезмерного аскетизма, но потому, что не любил ту распущенность, которую они поощряли. Вместо этого он предпочитал поправлять свое здоровье массажами на дому. Он не отличался крепким здоровьем, страдал различными заболеваниями. На протяжении всей своей жизни он оставался вегетарианцем и отказывался даже принимать лекарства животного происхождения.

Его лекции были открыты для публики и проводились в форме обсуждения различных текстов. По сообщению Порфирия, на занятиях читались сочинения платонического и перипатетического происхождения, такие как труды Нумения или Александра Афродисийского, и на их основании Плотин строил свои собственные рассуждения. Соблюдая договор, заключенный между ним и его бывшими соучениками, он сначала отказывался комментировать учение своего бывшего наставника Аммония, однако затем, следуя их примеру, стал время от времени к нему обращаться. Во время занятий он просил слушателей задавать вопросы, что приводило, по замечанию Амелия к длительным и бесцельным дискуссиям, которые раздражали посетителей. Порфирий сообщает, что как то он в течение трех дней дискутировал с Плотином по вопросу о том, как связана душа с телом, и когда посетитель по имени Фавмасий заметил, что эта дискуссия мешает ему записывать речь Плотина, то сам наставник ему ответил, что до тех пор, пока не разрешит всех сомнений Порфирия, ничего для записи сказать не сможет.

В начале правления Галлиена ок. 263 г. ситуация изменилась. Плотин начал записывать некоторые из своих лекций и бесед. В течение последующих десяти лет перед тем, как Порфирий прибыл в Рим, он записал 21 трактат. В ответ на просьбы самого Порфирия и Амелия в течение 263–8 гг. он написал еще двадцать четыре трактата.

По словам Порфирия, Плотин никогда не отличался крепким здоровьем и страдал различными расстройствами, однако сумел скрыть от ученика серьезное недомогание. В скором времени после отъезда Порфирия в Риме началась эпидемия, жертвами которой стали и некоторые близкие Плотина. В скором времени он также заразился, или, по крайней мере, у него появились симптомы болезни, от которой он в конечном итоге скончался. На руках и ногах у него появилась сыпь, зрение ухудшилось, а голос стал хриплым. Сообщения об этой болезни сохранились у Порфирия и Фирмика Матерна, и оба они восходят к сообщению врача Евстохия, который оставался с Плотином до конца. Неизвестно в точности, что это была за болезнь, по некоторым предположениям – проказа, по другим – форма туберкулеза. В любом случае, болезнь была настолько опасной, что Плотина пришлось изолировать даже от ближайшего окружения. Пришлось отказаться от практики дружеских объятий при встрече. Умерли те из слуг, которые делали массаж Плотину. В сопровождении верного Евстохия, Плотин отправился в Кампанию в имение умершего члена его круга Зефа. Имущество Зефа и помощь Кастриция Фирма из Минтурн позволяли Плотину существовать. Это была одинокая жизнь, однако он всегда стремился к одиночеству. Умер Плотин в 270 г.

Источники:

http://www.nsu.ru

http://slovari.yandex.ru

http://www.magister.msk.ru

http://www.krugosvet.ru



Добавить страницу в закладки

  • на главную
  • контакты
  • версия для печати
  • карта сайта
Яndex
 

Ближайшие клубыБлижайшие клубы

24 мая
«Бизнес Новости»
Предварительная запись
«Клуб руководителей»

События и новостиСобытия и новости

01.06.2013
«Подбор сотрудников»

В компании «Бизнес Класс» активно работает направление по подбору сотрудников. Подробности >> 

Заповеди руководителяЗаповеди руководителя

Публий Сирус, римский поэт

Вещь стоит ровно столько, сколько готов платить за неё покупатель.

 

Сделать стартовой