Бизнес-класс

Эффективное обучение эффективности


Король пузырей: Александр Вик

Кто самый интересный в мире человек? На это звание вполне может претендовать миллиардер Александр Вик. Однажды он попал под снежную лавину, катаясь на горных лыжах в Британской Колумбии. Он был заживо погребен под снегом, но чудом смог выжить, хотя двое его спутников погибли. На нетронутом участке земли площадью 4400 га, где разгуливали пумы, он обустроил ультрасовременное винодельческое хозяйство, которое производит дорогие вина в стиле бордо. Он и его жена лично выбирали каждый стул и комод в номера их люксового дизайнерского отеля в Уругвае.

59-летний Вик, норвежец по происхождению, провел детство в Швеции, а в школу ходил уже на Канарских островах. Вик окончил Гарвард, где дважды становился чемпионом по гольфу среди университетов Лиги плюща. Он растил своих детей в Гринвиче (штат Коннектикут) в особняке с восемью спальнями, который некогда принадлежал наследнику Рокфеллера. Но сам Вик говорит, что его настоящий дом — в Монако. Бизнесмен редко выпивает, но, когда дело доходит до алкоголя, он предпочитает водку Christiania, которую изготавливают по рецепту 400-летней давности, придуманному еще при дворе норвежского короля Христиана IV. Вик – хозяин этого бренда.

Рассказы про Александра Вика можнопродолжать: его художественная галерея на Манхэттене продает итальянскую мебель XX века, до выхода на пенсию его основным хобби был хоккей на льду, его предки торговали мехами… Но самое интересное в биографии Вика — это то, как он сколотил свое состояние, оцениваемое Forbes минимум в $1 млрд. Миллиардер смог заработать на всех современных финансовых пузырях — от страновых закрытых инвестфондов до первого бума доткомов и деривативов. При этом практически всегда другие инвесторы и даже его деловые партнеры несли убытки от совместных с Виком проектом.

Никто еще не смог рассказать целиком историю успехов Вика. Миллиардер скрытен, уже более семи лет он не дает интервью. Не стал изменять своему правилу Вик и теперь, выдержав натиск со стороны корреспондентов Forbes. Но одно очевидно точно: 35-летний послужной список Вика — это сплошная полоса необъяснимого везения на грани чуда. Вспомнить хотя бы его чудесное спасение из-под лавины. «Алекс всегда фантастически умел рисковать, а такие люди умеют выпутываться из любой ситуации, — говорит о нем Стивен Гринберг, бывший топ-менеджер в одной из страховых компаний Вика, который потом вел с ним судебную тяжбу. — Все свои дела он проворачивал крайне хитроумно, для этого создавалось множество компаний. Любые попытки докопаться до дна его бизнеса будут тщетными».

Вик привык работать через офшорные компании, он мог зарабатывать на самых разных активах  — от страховых компаний до самых дешевых акций. Жертвой хитроумных финансовых схем миллиардера однажды едва не пал французский медиахолдинг Vivendi. Занимательный факт: все крупнейшие инвестпроекты, в которых участвовал предприниматель, в конце концов шли ко дну, но везунчик Вик почти всегда успевал выйти из них без потерь, а порой даже с прибылью. Но самое невероятное, что многие его партнеры по инвестициям в итоге терпели крах.

Первые суды

Университет в Гарварде – это клуб уже сам по себе, но его прошлые и нынешние спортсмены пошли дальше и основали свой собственный Harvard Varsity Club. Среди них оказался и Александр Вик, который приехал учиться в Гарвард в 1978 году. На сайте клуба есть посвященная миллиардеру страница: там размещена фотография, на которой Вик, молодой человек со светлыми вьющимися волосами, готовится выполнить удар клюшкой для гольфа. «В бизнесе бренд — весьма популярная вещь, — цитируются слова Вика под фотографией. – Гарвард стал крупнейшим мировым брендом в области образования, и мы должны поддерживать его».

Свой бизнес Вик начал на Уолл-стрит, где днем работал брокером в Kidder, Peabody & Co., а по вечерам проворачивал сделки с манхэттенской недвижимостью. Но прорыв в карьере будущего миллиардера произошел благодаря его состоятельному отцу, который купил контрольный пакет в Scandinavia Fund, сделав Вика управляющим, а его младшего брата Густава — финансовым директором. Инвесторы говорят, что Вик в конце 1980-х попытался, по сути, сделать из фонда банк-копилку и пытался заработать на закрытых страновых фондах. Акции Scandinavia Fund торговались в конце 1980-х годов с дисконтом к стоимости его активов, тогда как некоторые закрытые страновые инвестфонды торговались с необъяснимой премией к стоимости активов. Под управлением Вика Scandinavia Fund вышел в кеш как раз перед тем, как взлетели индексы в таких странах, как Норвегия. Фонд пытался скупать закладные на недвижимость у финансовой компании, которая кредитовала семью Вик на покупку акций France Fund, другого закрытого странового фонда. Когда пузырь закрытых страновых инвестфондов лопнул, миноритарные акционеры в 1989 году подали на Вика в суд. Они обвиняли его в том, что он не полностью раскрыл сведения о своих связях с другими финансовыми компаниями и нарушил фидуциарные обязательства, выйдя в кеш. Вик все обвинения отвергал, в итоге дело закончилось тем, что Scandinavia Fund заплатила истцам за досудебное урегулирование спора менее чем $700 000.

Главное — вовремя продать

Вскоре Вика заинтересовали страховые компании. Ураган «Эндрю», который обрушился на юго-восток США в 1992 году, разорил многих страховщиков, тогда настало время Вика и его семьи. За короткий срок они скупили подешевевшие страховые активы. Вик открыл офис в Лоренсвилле (штат Нью-Джерси) и начал работать на Восточном побережье США. Уже в 1997 году Vik Brothers Insurance застраховала имущество и выписала страховки от несчастных случаев на $300 млн. В тот год Вик продал Highlands Insurance свою компанию за $100 млн. Момент для сделки был выбран весьма удачно: в 2002 году Highlands начала процедуру банкротства, хотя Vik Brothers Insurance и не была тому причиной. Через год Вик решил зайти на этот рынок вместе с двумя страховыми гигантами из Швеции и Финляндии: они приобрели Home Insurance Co. со штаб-квартирой на Манхэттене за $800 млн. Вскоре партнеры выкупили миноритарный пакет Вика. И снова момент для сделки будущий миллиардер выбрал как нельзя кстати — в 1998 году Home Insurance разорилась.

Сколько заработали Вик и его семья на операциях с закрытыми страновыми фондами и страховыми компаниями, неизвестно. Но одно ясно точно: Александр Вик вышел из всех этих историй как минимум без потерь. К тому же семья продолжала владеть Scandinavia Fund, ей принадлежало 73% в компании. Ее акции торговались на Американской фондовой бирже, таким образом, у Вика был удобный инструмент для того, чтобы и дальше проворачивать сделки. Он перевел компанию на Каймановы острова — теперь она могла действовать менее прозрачно и не торопилась с предоставлением отчетности в Комиссию по ценным бумагам и биржевым операциям США. Сперва с ее помощью Вик управлял курортным отелем на Канарских островах, где прошли его детские годы. Но вскоре его привлек первый бум доткомов конца 1990-х.

Надуть крупнейший пузырь

Возглавляемая Виком Scandinavia Co. в 1999 году сменила название на Xcelera.com и приобрела контрольный пакет в компании Mirror Image Internet со штаб-квартирой в Уоберне, штат Массачусетс, которая занималась архивированием интернет-данных. Scandinavia также начала скупать на рынке миноритарные пакеты различных многообещающих компаний, собрав целый портфель: там были такие имена как Active ISP, deo.com и e-game. У них были хорошие истории, пусть даже они пока и не приносили денег и не имели платежеспособных клиентов. В тот момент амбициозные пресс-релизы и смелые презентации только подогревали этот рынок. Сам Вик до поздней ночи работал над формулировками и шлифовал все детали в рекламных текстах. «По сравнению с другими отраслями здесь очень низкая конкуренция. Это совершенно новая отрасль, которой полтора года назад еще не было и в помине. По прогнозам, к 2003 году она должна вырасти до $14 млрд», — говорил Вик в одном из интервью. Отвечая на вопрос о секрете Xcelera, бизнесмен сравнил ее с софтверным гигантом Akamai Technologies, что разозлило руководителей последнего. «Эти их пресс-релизы — одно большое разочарование, — говорил тогда Forbes ныне покойный основатель Akamai Дэнни Льюин. — Но посмотрите: у них нет выручки, нет клиентов, нет никаких сервисов».

О Xcelera сегодня мало кто помнит, но тогда это был, возможно, один из крупнейших пузырей: в апреле 1999 года акции компании торговались по $0,21, в марте 2000 года — по $112,5. По сравнению c Xcelera, капитализация которой за год выросла на 54 000% до $11,7 млрд, такие компании, как Pets.com, Webvan и theglobe.com, смотрелись надежными «голубыми фишками». Акции компании скоро рухнули, но незадолго до этого миллиардер и его семья продали через подконтрольный им фонд акции Xcelera на $250 млн – об этом говорится в коллективном иске, который был подан акционерами против Вика. Он, как водится, все обвинения отвергает.

Более десяти лет тянутся разбирательства по искам, поданным по делу Xcelera, и более десяти лет Вик выигрывает все суды. «Мы потратили годы на этот случай, а мы бы не стали этого делать, если бы наша позиция не была подкреплена вескими аргументами», — говорит Питер Пиз, адвокат со стороны истцов. Правда, федеральный судья сняла дело с рассмотрения в первый день судебных слушаний из-за отсутствия убедительных  доказательств вины Вика. Миноритарные акционеры Mirror Image судились с Виком в суде штата Делавэр и тоже проиграли. После того как акции Xcelera перестали обращаться на бирже, предприниматель успешно предложил акционерам выкупить остальные акции по $0,25 без раскрытия финансовой информации о компании, говорится в коллективном иске акционеров, которые обвиняют Вика в инсайдерской торговле и манипуляции рынком. Он отвергает и эти обвинения. И снова Вик победил и сохранил за собой оставшиеся активы Xcelera.

Даже люди, которые считают, что Вик их обманул, признают, что его обаянию трудно сопротивляться. Посещение особняка Вика в Гринвиче сродни походу в Скандинавскую версию Лувра: весь дом украшен работами лучших художников этого региона. Вик также хранит выдающиеся произведения искусства в Нью-Йорке в своей квартире с двумя спальнями на 68-м этаже Time Warner Center, которую он приобрел за $4 млн в 2004 году и позже передал своей жене Кэрри. Он постоянно путешествует (порой он арендует для этого частный самолет), чтобы проверить свои виноградники в Чили, дома во Франции и Монако и отели в Уругвае. «В отеле Estancia чувствуешь себя как в рекламе Marlboro, — говорил Вик журналу Forbes Life в 2011 году, рассказывая о своих уругвайских владениях. — Здесь романтичная и суровая обстановка и живут гаучо. Но побережье напоминает летний Сен-Тропе: здесь проходят бесконечные вечеринки, много красивых людей и все танцуют».
Бывшие коллеги знают секрет Вика – он все время работает и по-скандинавски осторожен.

Миллиардер всегда обдумывает свой следующий шаг и никогда не выходит из себя. «Я был бы готов снова поработать с ним, но придется следить за тем, чтобы он выполнял свои обязательства не только на бумаге, деньги должны доходить до вашего банковского счета, — говорит швед Мартин Алсен, первый сотрудник Mirror Image. — Он всегда настроен на достижение результата и оптимистичен. Но ему просто нельзя доверять».

Новый пузырь — новые суды

После того как лопнул пузырь доткомов, Вик нашел новый источник обогащения — торговлю деривативами. Он зарегистрировал компанию Sebastian Holdings на британской заморской территории Теркс и Кайкос, но фактически она находилась в доме Вика в Коннектикуте, который записан на его жену (его официальная резиденция находится в Монако). Миллиардер привлек двух трейдеров с Уолл-стрит — Клауса Саида и Майкла Кулгера, которые вместе с ним открыли длинные позиции везде, где только было можно — от судоходных компаний до валют и фьючерсных контрактов. Имея на руках маржинальный счет от Deutsche Bank, Вик даже купил крупный пакет Vivendi и попал в новостные заголовки в 2006 году, когда пытался заставить французскую компанию продать свои активы. Операция, очевидно, была рассчитана на выкачивание денег из компании; примерно через год Клаус Саид получил доход $45 млн, говорится в судебном решения Лондонского суда.

Но в разгар финансового кризиса 2008 года позиции на рынке валют и деривативов, открытые Виком и Саидом с привлечением крупных заемных средств, обернулись против них, и они крупно проиграли. В один из критических моментов жена Вика привезла его в гринвичскую больницу, где врачам пришлось вколоть ему успокоительное. Deutsche Bank и Morgan Stanley потребовали дополнительного обеспечения от Sebastian Holdings. Судебные документы свидетельствуют, что Вик смог выплатить $500 млн по требованию Deutsche Bank, но на этом деньги на счетах Sebastian в Deutsche Bank кончились, и компания по-прежнему была должна банку $244 млн.

При этом у компании, которая полностью принадлежит Вику, оставались и другие активы, но тот нашел им лучшее применение. Согласно документам, представленным в Лондонский суд Deutsche Bank, в октябре 2008 года Вик перевел около $1 млрд со счетов Sebastian офшорным компаниям и фондам, которые контролируются его семьей. «Понимая, что [Sebastian Holdings] понесла потери в размере сотен миллионов долларов и ожидая неизбежных требований дополнительного обеспечения от своего основного брокера Deutsche Bank, Вик использовал свой контроль над [Sebastian Holdings], чтобы вывести из нее активы», — утверждает Deutsche Bank. Вик подал встречный иск на $8 млрд, в котором он утверждает, что неоправданные требования дополнительного обеспечения вынудили его закрыть позиции, которые в итоге выросли в цене.

Судебное разбирательство, начавшееся весной 2013 года, сложилось не в пользу Вика. Судья Высокого суда в Лондоне Джереми Кук признал в ноябре, что Вик лгал в своих показаниях и сфальсифицировал доказательства: «Я заключаю, что в некоторых отношениях [Вик] просто не был честен». Впервые в жизни Вик проиграл крупное судебное дело. Суд обязал Sebastian Holdings выплатить Deutsche Bank около $300 млн.

Известна фраза седьмого президента США Эндрю Джексона, которую он произнес после вынесенного против него постановления Верховного суда: «Джон Маршалл принял решение, теперь пусть он добьется его исполнения». Эти слова мог бы сказать о решении лондонского суда и шведский норвежец, который живет в Коннектикуте, регистрирует компании на Каймановых островах и платит (или не платит) налоги в Монако. «Я нахожусь здесь. Если я был неправ, я могу заплатить, как решит Ваша честь, — объявлял Вик во время судебного разбирательства в Лондоне. — Я готов понести за это ответственность». И все же Вик отказался платить и объявил о своем намерении подать апелляцию на решение лондонского суда. Deutsche Bank недавно подал иски против него в Нью-Йорке и Коннектикуте, чтобы затребовать $300 млн уже в США. Немецкий банк положил глаз на несколько активов Вика, включая компанию по выпуску программного обеспечения для исследования рынка Confirmit с офисами на Манхэттене и в Осло. В Deutsche Bank отказались дать комментарии.

Вовремя выйти

Сейчас Вик втянут в еще одно судебное разбирательство. Его инициировал один из соседей предпринимателя по Гринвичу, известный девелопер в области торговой недвижимости Шелдон Гордон, владелец Forum Shops at Caesars в Лас-Вегасе. Он утверждает, что его компания Gordon Group Investments потеряла $30 млн из-за того, что Вик и его партнер по Sebastian Holdings Майкл Куглер использовали схему «накачка и сброс». Gordon Group Investments планировала инвестировать с помощью Куглера $40 млн в облигации, но тот на эти средства тайно скупил акции скромной немецкой медиакомпании. Куглер и Вик также через посредников приобрели долю в этой компании, чтобы повысить биржевую цену ее акций, утверждает Гордон. По его словам, Куглер и Вик успели избавиться от акций немецкой компании до их обрушения, и оставили Gordon Group с убытками на $30 млн. Вик и Куглер, как водится, все обвинения отрицают, судья штата Нью-Йорк отклонил иск компании Гордона на основании закона о сроках исковой давности. В январе 2014 года в суде штата Нью-Йорк была заслушана апелляция Gordon Group. В то же время компания Вика Sebastian также подала в суд на его же партнера Куглера, обвинив того в мошенническом инвестировании средств Sebastian в акции немецкой медиа-компании.

Судебное разбирательство по делу Xcelera продолжается до сих пор. В январе 2014 года Вику вновь прилетел привет из прошлого 15-летней давности: в федеральном апелляционном суде Нью-Йорка слушалось дело по обвинению миллиардера в инсайдерской торговле в связи с его попытками выкупить пакеты миноритарных акционеров Xcelera во время бума доткомов. Истцы сочли, что суд предыдущей инстанции  отклонил иск необоснованно.

Впрочем, Вик уже привык к подобного рода нападкам. Самый интересный человек финансового мира, недавно он записал рекламный ролик своего фешенебельного отеля в Уругвае — Estancia Vik — и продолжает вести жизнь образцового миллиардера. Похоже, что свое состояние он сколотил, используя слабые места капитализма, но не разделяя его идеологию. «Мы решили собрать в Уругвае все, что нам нравится: природу и искусство, архитектуру и дизайн, — говорит Вик в рекламном видео. — Я надеюсь, что народ Уругвая полюбит это и расскажет об этом всему миру».



Добавить страницу в закладки

  • на главную
  • контакты
  • версия для печати
  • карта сайта
Яndex
 

Ближайшие клубыБлижайшие клубы

24 мая
«Бизнес Новости»
Предварительная запись
«Клуб руководителей»

События и новостиСобытия и новости

01.06.2013
«Подбор сотрудников»

В компании «Бизнес Класс» активно работает направление по подбору сотрудников. Подробности >> 

Заповеди руководителяЗаповеди руководителя

Марк Твен

Если вы заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться.

 

Сделать стартовой