Бизнес-класс

Эффективное обучение эффективности


Неореформация: день первый

Неореформация: день первый

Скачать в архиве zip Неореформация: день первый

Аксиомы, интуиции и оросы посткапиталистической цивилизации

Глобальная финансовая система переоценена в 15 раз. Следовательно, мировая финансовая система есть фикция.

Аксиома, вынесенная в эпиграф

1

Труд умер! (Пост)протестантская цивилизация, в которой «Бог умер» и Богом был Труд, сегодня умирает сама. И на знаменах ее смерти начертаны три антипротестантские аксиомы:

- процветание, удовольствие и комфорт;

- демографическая катастрофа;

- финансово-экономическая несостоятельность.

Вся концептуальная суть доктрины протестантизма заключена в абсолютизации труда. Кредо протестантизма «Мы спасаемся только верой» есть только посыл. Подлинным Богом протестантской веры в веру был успешный созидательный Труд. Труд как самоцель, Труд как смысл жизни, Труд как неотъемлемая часть мирской аскезы, Труд как земной индикатор спасения души.

Протестантизм поистине был религией воцерковленного Труда.

Есть все основания полагать, что формулировка «финансово-экономический кризис» применительно к цивилизационным катаклизмам, обозначившимся в 2008 году, некорректна и, более того, неверна. Поскольку сегодня мировому сообществу явлено глобальное зеркало, в котором легко разглядеть, чем именно, какого рода деятельностью занят современный мир.

И как оказывается, мир эпохи (пост)протестантского капитализма в значительной степени занят фиктивным трудом.

2

«Мировой финансовый кризис». Это словосочетание воспринимается как термин. Как констатация факта. Как корректное клише. Итак, мы имеем посыл: информацией к размышлению, темой для исследования, предметом анализа являются объективные факты и события, в совокупности своей сводимые и изначально уже сведенные к формулировке «мировой финансовый кризис».

А давайте вновь зададимся некорректным вопросом: насколько корректна сама эта формулировка? Наконец, верна ли она вообще, если иметь в виду тот «очевидный» смысл, каким наделяет данную формулировку массовое сознание.

Давайте вновь подвергнем сомнению несомненное. «Мировой»? Оказывается, стоит лишь сделать этот умозрительный стоп-кадр, как открываются совершенно иные измерения и ракурсы в видимой всеми картине происходящего.

Да, несомненно, это мировой кризис. Но в данном случае речь идет о глубочайшем кризисе протестантского мира.

Рушатся финансы и экономика мира, дата рождения которого - 1517 год. Дух протестантизма сотворил себе форму в виде безупречно и сверхэффективно работающей финансово-экономической машины протестантского капитализма.

Центром протестантского мира и протестантского капитализма в ХХ веке стали США. Именно эта англосаксонская сердцевина протестантского мира оказалась эпицентром нынешних потрясений основ образцово-показательного капитализма. Капитализма, устроенного по идеологемам Лютера и Кальвина.

Под угрозой святая святых протестантизма - материальное процветание, успех в делах, профессиональная состоятельность.

В кризисе оказался именно тот мир, который учил мир внешний, мир незолотых пяти миллиардов людей: как вести хозяйство и финансы, как строить автомобили, как бороться за права человека, наконец - как жить.

Итак, несомненно и очевидно, что финансовый кризис, который протестантский Запад старается сегодня взвалить на все мировое сообщество, - это прямое следствие духовного и морального кризиса «золотого миллиарда». Да, сегодня «цивилизованный мир» (он же -

западный, протестантский, свободный) пытается слиться с миром для него чуждым и молчаливо презираемым. Да не введет в заблуждение тот факт, что только две страны сподобились западного ярлыка «государство-изгой».

События в Южной Осетии отчетливо показали, что сама ценность человеческой жизни неабсолютна и неодинакова. И определяется она гражданами, живущими в пределах «цивилизованного мира».

После «дня трех восьмерок» стал понятен и «золотомиллиардный» критерий оценки: гибель одного цивилизованного человека - национальная трагедия; гибель менее миллиона прочих людей - даже не факт. И тем более - не статистика.

В том числе и поэтому Запад должен услышать нелестную правду о себе: почему мы, остальной мир, Россия в том числе, должны помогать в преодолении кризиса Вашего мира?

Ведь это именно Вы разделили и продолжаете разделять глобальный Мир, чтобы властвовать над ним.

Всего один газетный заголовок - «О саммите Россия-НАТО» - уже есть та капля, по которой познается весь океан. Здесь все пропитано духом разделения. Это постоянно и всегда - «мы» и «они». И никогда одно большое «Мы». Впрочем, сегодня не так. Как раз сегодня в целях преодоления своего кризиса падающий протестантский капитализм готов объединиться со всеми экономиками мира. Объединиться - или выжить за чужой счет? Продолжать потреблять чужие ресурсы - и выжить? Выжить - и продолжать властвовать?

3

Нынешний кризис отчетливо выявил конкретные ноу-хау Запада в области технологии достижения глобального господства. Это касается и технологии контроля Запада над энергоресурсами планеты.

В частности, стало понятно, каким образом безресурсный Запад де-факто контролирует чужие запасы нефти.

Так называемые нефтяные войны - это… миф. Их просто нет. Таковых и не может быть. По одной очевидной причине - они давно не нужны. Достаточно начать непредвзято рассматривать ситуацию в Ираке, как выяснится «невероятное»: с точки зрения глобального разделения государств по принципу экспортер - импортер нефти в мире ничего не изменилось. Солнце всегда встает на востоке, и с востока на запад всегда течет нефть. Ибо мир взаимосвязан и взаимообусловлен.

Вопрос в другом. Запад сумел создать паранормальную ситуацию, выгодную только ему, и при этом смог утвердить мнение, что таков вечный и естественный порядок вещей.

Речь идет о паранормальном феномене нефтяных биржевых торгов и о скачущих ценах на нефть. Ценах, выраженных в неденежных единицах (долларах). Именно с целью отвлечения внимания от этого феномена США и начинали свои бессмысленные с военной точки зрения войны в Ираке.

Запад всегда учитывает и использует иерархию цивилизационных пространств (уровней). Нефть, номинально являясь одной из субстанций физического пространства, в силу своей глобальной востребованности де-факто сегодня принадлежит более высокому уровню, а именно - пространству геоэкономическому. Запад добивается нужного ему положения экстерриториальности нефти, воздействуя на ситуацию на высшем - геополитическом - уровне.

Процветание Запада зиждется на абсолютно противоестественном статус-кво, при котором потребитель стратегического ресурса, сам этого ресурса не имеющий, диктует его цену пулу ресурсных монополистов!

Один из сегментов нового посткапиталистического мира может быть создан уже сегодня, практически одномоментно. Жизненно необходим полный отказ от биржевых торгов нефтью и переход к практике заключения многолетних (не менее пяти лет) межправительственных соглашений на поставки нефти по фиксированным ценам.

И вот здесь возникает поистине вопрос вопросов и проблема проблем: за какую валюту будет продавать и покупать нефть посткапиталистический мир?

Из религии воцерковленного труда протестантизм сегодня выродился в богоборческую религию денег. «Верю в доллар, ибо это выгодно» - таков символ веры (пост)протестантизма.

Именно на нефти посредством биржевых котировок в долларах утвердилась и держится лжерелигия бумажных неденег. Мы действительно наблюдаем феномен лжеверы.

Совокупный долг США достиг 50 триллионов долларов. В соотнесении с размером ВВП (14 триллионов долларов) Америка - троекратный банкрот! А у банкрота по определению нет денег. Конвертируемой мировой валютой доллар США делают их необъявленные конвертационные войны (Югославия, дважды Ирак, в планах - Иран) и - цель этих войн! - пролонгация биржевых котировок нефти в долларах. Именно биржевые котировки нефти есть альфа и омега процесса фиктивной капитализации Запада. Они же являются своего рода пуповиной, соединяющей реальное физическое пространство с его реальными физическими ресурсами и фиктивный «фондовый рынок», то есть пространство виртуальное.

В итоге Запад буквально через Интернет скачивает реальные физические (товарные, материальные, энергетические) ресурсы внешнего «нецивилизованного» мира. И возникает финансово-экономическое доказательство бытия доллара: Запад богат, Америка - самая богатая страна Запада, следовательно, доллар существует.

Даже новостная строка: «Потери мирового фондового рынка только за октябрь месяц превысили 11 триллионов долларов» - для массового сознания становится установочным 25-м кадром: доллар воистину существует!..

4

Конечно, пришла пора серьезного переосмысления того, что есть фондовый рынок. Из кризисной зоны (пост)протестантского капитализма сегодня раздаются экзотические по смыслу призывы к госрегулированию фондового рынка, что свидетельствует о наличии неразрешимого в рамках (пост)протестантской модели капитализма противоречия. Смысл его в том, что естественной посткапиталистической модели экономики фондовый рынок не нужен. И даже противопоказан.

Запад же не может отказаться от фондового рынка, поскольку именно он обеспечивает процесс фиктивного труда по умножению фиктивного капитала. В свою очередь, без этого фиктивного капитала, без виртуальных денег Запад оказывается не в состоянии покупать (читай: присваивать обманным путем) чужие сырье и энергоносители.

Таким образом, одной из базовых аксиом Неореформации является утверждение: Россия должна не спасать свой фондовый рынок, а незамедлительно его ликвидировать. Упразднить полностью.

Сегодня мы являемся очевидцами крушения англосаксонского мифа о «народном капитализме». Идеологическое противостояние двух утопий - западной и советской - породило в том числе мифологию персонального «кусочка счастья» - кусочка собственности. Если советская идеология, где все равны в бедности, почти полностью лишала гражданина собственности, то западный обыватель, напротив, искусственно водворялся в имущественный рай, где все равны и богаты. Богаты, естественно, неодинаково. Но стремление к равенству и справедливости присуще человеку. И потому великим уравнителем стала акция.

Была придумана гениальная вещь. Все - от владельца компании до уборщика - становились совладельцами. Доли акций хозяина предприятия, его гендиректора и рабочего могли разниться на несколько порядков. Но главное было достигнуто: рабочий даже с одной акцией становился одним из коллективных собственников своего предприятия. Именно своего. И все было бы великолепно, если бы не влияние мощнейшего фактора. Фактора, именуемого алчностью, аморальной жаждой наживы. Фактора, который в учебниках по экономике политкорректно смикширован и представлен одним из законов рынка - стремлением к получению прибыли. Все кардинально изменилось, когда появились открытые акционерные общества. Открытые вовне.

Число акций более не ограничивалось, а сами акции стали рыночным товаром. Точнее, была создана ситуация искусственного тождества акций с товаром.

Нынешний фондовый рынок, таким образом, есть не что иное, как прямое продолжение западного печатного станка. Долларового прежде всего. Строго говоря, никакого фондового рынка в реальности просто нет. Есть лишь некий процесс, определенным образом заданный рабочий режим, смысл которого состоит в функционировании системы, имитирующей позитивную работу на стыке финансов и экономики.

Страсть к наживе, жажда богатства и процветания разрушили принцип «кто работает - тот владеет». Пока круг владельцев акций ограничивался числом работников данной конкретной компании, вся финансово-экономическая ситуация в ней оставалась в норме. То есть была реальной, контролируемой и естественной. Совокупность всего множества акционированных по такому принципу структур рынка делали и весь рынок в целом здоровым, сбалансированным и реальным.

Именно момент, когда был внедрен принцип «кто платит - тот владеет», стал точкой обратного отсчета для англосаксонской модели управления экономикой и финансами.

Бесконтрольная эмиссия бумажных денег в виде тиражирования не обеспеченных ничем долларовых банкнот соединилась с бесконтрольной эмиссией субденег с печатанием ничем не обеспеченных акций, ценных бумаг.

Реальные предприятия, реальная экономика стали лишь информационным поводом к имитации (якобы) осмысленной позитивной деятельности на фондовых биржах.

Разомкнутое вовне акционирование по принципу «кто платит - тот владеет» все обратило в фикцию. Фиктивными стали капитал, капитализация, фондовый рынок. Наконец, сам род деятельности вовлеченных в эту глобальную сферу людей.

То, что сегодня именуется мировым финансовым кризисом, в действительности есть парадокс глобализации по англосаксонскому сценарию. Избыточное потребление - цель и смысл жизни «золотого миллиарда» - перешло в злокачественную стадию самопожирания капиталистической цивилизации.

Англосаксонская финансовая афера стала глобальной. Фондовые биржи образовали единую сеть. Механизм, назначение которого состоит в выкачивании через биржи товаров и сырья из незападного мира, из развивающихся рынков, оказался закольцован. Замкнут в единый цикл самопожирания.

Англосаксонский фондовый рынок в условиях глобализации есть дракон, пожирающий свой хвост. Лечение в данном случае невозможно. Рецепт оздоровления однозначен: убить дракона.

По статистике, треть всех трудоспособных американцев работают дома в индивидуальном режиме.

И весь смысл их фиктивного труда заключен в скачивании через Интернет с использованием институции фондового рынка реальных материальных благ и физических ресурсов.

Аналитический принцип дополнительности выявляет суть вещей. Современная экономика всегда реальна и только реальна. Так называемая виртуальная экономика (с ее виртуальными деньгами, виртуальным фондовым рынком и т.д.) - также всегда реальна. Поскольку современная глобальная экономика всегда выполняет реальную паразитическую функцию, обеспечивая через заданный ей англосаксами алгоритм реального паразитического сверхпотребления пресловутого «золотого миллиарда». Итак, экономика ныне, присно и во веки веков только реальна. Виртуальными являются инструменты и институции, осуществляющие режим реального «бархатного» ограбления Западом пятимиллиардного незападного («нецивилизованного») мира. Отсюда очевидный вывод: первым пунктом, первоочередной задачей неореформации является создание глобальной сети национальных киберпространств.

Именно всемирная сеть, имеющая клеймо www, есть альфа и омега принципиально новой технологии имперского господства. И эта технология эффективно работает, поскольку остальной мир бездумно согласился с американской монополией на Интернет.

Итак, одна валюта (евродоллар), одно киберпространство, один военно-политический блок. Вместе это - фатально однополярный мир. Эта триада господства представляет собой совершенный механизм глобального контроля и регулирования.

Причем под регулированием следует понимать управление и манипулирование различными уровнями цивилизационного пространства - геополитическим, геоэкономическим, физическим, информационным.

Важнейшим следствием работы этой англосаксонской машины глобального угнетения и контроля является искусственный режим экстерриториальности природных ресурсов. Режим экстерриториальности нефти в первую очередь.

Итак, сама система совершенна. Проблема, как всегда, в людях. Степень деградации - духовной, моральной, нравственной - англосаксонской элиты «золотого миллиарда» сегодня достигла критического уровня. И потому (пост)протестантская цивилизация обречена.

Стоит ли России спасать то, что не нами создано, что нам чуждо, нам вредит и порабощает нас?

5

Мировой финансовый кризис-2008 - всего лишь видимое следствие гораздо более масштабного катаклизма, суть которого может быть выражена одной фразой: крушение протестантизма.

В своей классической работе Макс Вебер пытался объяснить феномен финансово-экономической успешности протестантского мира. И достаточно убедительно им была показана первооснова протестантской модели капитализма, а именно - мирская аскеза. Сегодня является бесспорным фактом, что современный (пост)протестантский мир аморален. Протестантский аскетизм - полностью, а трудолюбие и честность - в значительной степени оказались утраченными.

Аморальная гедонистическая цивилизация потребления - вот что на выходе спустя пять веков дала Лютерова Реформация.

Сегодня сотрясается в кризисе принципиально иная цивилизация - в сравнении с той, которую описывал Вебер. И эта цивилизация не имеет в себе духа протестантизма, духа Лютера и Кальвина. Поэтому можно категорично утверждать: никакие банковские слияния и поглощения, никакие меры по увеличению ликвидности и т.п. кардинально ничего не изменят. Это как мертвому припарки.

Менять надо все.

Зажженный полтысячелетия назад Лютером пламенный дух Реформации сегодня едва тлеет. И скоро окончательно угаснет.

Мы в данном случае наблюдаем тот же самый субрелигиозный феномен, что имел место в краткий период существования советской цивилизации: вера в собственную веру. И затем утрата этой веры.

Классическая советская мифологема: «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно», - есть афористичный символ этой веры в веру.

Пока советская субрелигия жила в сердцах живых ее носителей, Советский Союз был тем, чем он был. На протяжении пяти веков учение Лютера было всесильно, поскольку живой дух протестантизма был внутренней первоначальной реальностью, творивший внешнюю форму - протестантскую модель капитализма.

И вдруг сегодня обнаружилось, что дух протестантизма давно иссяк. Выявилось это через внешнее событие - глобальный финансовый кризис, который ясно показал, что (пост)протестантская модель капитализма аморальна и бесперспективна.

Думается, именно тавтология - вера в веру - наиболее адекватно, даже на визуальном уровне выражает внутреннее непреодолимое противоречие протестантизма. Ибо это была именно уникальная субрелигия капитализма, прямо противоречившая Евангелию. «Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие» (Марк, 10:25). «Итак не заботьтесь и не говорите: «что нам есть?» или: «что пить?» или: «во что одеться?» (Матф., 6:31).

Полтысячелетия протестантизм утверждал себя и верил себе, открыто противореча этим заветам Христа. То есть это все тот же богоборческий проект, что и строительство коммунизма в постправославной России ХХ века.

Разница, во-первых, в сроках существования и видимых причинах крушения западной и восточной антихристианских утопий. И, во-вторых, Запад мыслит свою перестройку как возврат к старому доброму протестантскому капитализму.

А это совершенно невозможно.

Ибо протестантизм изжил себя.

(Пост)протестантский «золотой миллиард» онтологически стал антиподом протестантских наций эпохи ранней Реформации.

Протестантизм с веками полностью сошел на нерелигиозную орбиту и практически весь сублимировался в секулярную религию прав человека.

Сама закваска, сам дух протестантизма - мирская аскеза - целиком и полностью выродились в свою противоположность - в гедонизм.

Сегодняшнее вырождение протестантизма и есть первопричина крушения порожденной им модели капитализма. Сегодня мы наблюдаем весьма любопытный феномен, когда наиболее успешные в финансово-экономической сфере неевропейские страны (Тайвань, Южная Корея, Япония и др.) по духу более протестанты, нежели европейские пионеры Реформации.

Вся Западная Европа, включая и номинально католические страны, - это единый ареал (пост)протестантизма. Одна гедонистическая ойкумена (пост)протестантской цивилизации комфорта и удовольствия. Цивилизации вырождения.

Упорным трудом миллионов протестантских колонистов-переселенцев были освоены целые материки.

Сегодня мы наблюдаем феномен межконтинентального псевдотуризма. Когда миллионы и миллионы граждан (пост)протестантских стран создали некое антропное броуновское движение. Когда миллионы и миллионы забывших мирскую аскезу (пост)протестантов колесят по миру в поисках зрелищ, удовольствий и развлечений. Определенно, это другая, непротестантская, цивилизация.

Вера в веру, согласно которой успешный труд является условием и признаком спасения, оказалась утраченной. Протестантизм выродился в усеченную идеологию обогащения, в секту в себе, где добросовестный труд концептуально оказался вынесенным за скобки. Центром, богом с маленькой буквы (пост)протестантской веры в веру стал оторванный от труда успех. Материальное богатство как абсолют. Труд выродился в зарабатывание денег, стал фиктивным. (Пост)протестанты создали общество, где деньги решают все. Сбывшаяся американская мечта перечеркнула протестантизм.

6

Итак, именно дух протестантизма создал современный капитализм.

Игнорирование этого достоверного объективного факта приводит к одномерности, линейности подходов и интуиций в осмыслении великого кризиса-2008.

Без учета феномена духа все рациональные формулы преодоления кризиса, как в футляр, втискиваются в брежневскую тавтологию: «Экономика должна быть экономной».

Здесь важна верная методология. А таковой, несомненно, является методология двойного применения, методология комплексного исследования духа и материи. Только тогда оказывается возможным использование известного принципа дополнительности, не задействовав который просто невозможно принимать верные решения, в том числе в сфере глобального денежного регулирования.

Одновалютный мир по определению может быть только однополярным. Это аксиома. Равно и наоборот. Однополярный мир по определению означает, что мир одновалютен. Не стоит при этом заблуждаться насчет евро. Европейская валюта есть не что иное, как решка (пост)протестантской фальшивой монеты, где орлом является фиктивный доллар.

Линейный горизонтальный анализ как по рельсам подводит к формуле: многополярный мир должен быть многовалютным.

Новая модель глобализации в отличие от изжившей себя современной, означающей долларизацию и вестернизацию всех стран и народов, априори предполагает многовалютную симфонию.

Методология вертикального мышления позволяет, задействовав принцип дополнительности, прийти к верной формуле: «Чтобы быть многополярным, мир должен быть многовалютным; чтобы быть многовалютным, он должен иметь единую валюту-эталон».

Одновалютность, без которой объективно невозможен процесс глобализации, должна выводиться отнюдь не из современных параметров финансово-экономической сферы. Это, скорее, проблема онтологического характера общемировых денег, единой глобальной валюты как над- и вненационального финансового универсума.

Назревший переход к одновалютности возможен только в виде конструирования многосоставного эталона денег. Эталона, базирующегося на материальных компонентах мира физического. Это действительно должна быть скрупулезно выверенная техническая условная единица. И этот валютный эталон должен быть эталоном с материальным выражением самоценности.

Тогда единица условных денег будет выполнять роль всеобщей точки отсчета во взаимных котировках всех валют мира. И такой порядок вещей будет обеспечивать подлинную многовалютную симфонию посткапиталистического мира.

Единый наднациональный валютный стандарт самым естественным образом упразднит современную паразитическую модель (пост)протестантского капитализма.

Процветание западной гедонистической цивилизации избыточного потребления базируется в основном на торговле западными деньгами как товаром. С таким противоестественным положением вещей должно быть покончено.

7

В церковном понятийном аппарате есть слово «орос». Оросами называются решения церковных соборов. Слово это замечательно тем, что оно в себе самом заключает пространственную составляющую. То есть, во-первых, некое суждение постулируется как истинное, поскольку оно очевидно неложное. Но гораздо важнее то, что во-вторых: само это суждение очерчивает некую границу между очевидно неистинным и неприемлемым и ареалом, или пространством, истины. Оно, это пространство, еще свободно, еще не заполнено верными идеями, определениями, понятиями и терминами. Но само пространство истины вполне определено.

Значимыми интуициями посткапитализма являются следующие:

- банки есть посредники;

- практически все платежи между хозяйствующими субъектами осуществляются в электронном виде;

- все предприятия (фирмы) имеют собственную бухгалтерию.

Следовательно, есть все предпосылки, чтобы организовать прямую систему взаиморасчетов. Вместо банковских (посреднических) реквизитов использовать бухгалтерские реквизиты прямых участников сделок.

Естественно, нужно будет решать целый комплекс технических проблем. Но в данном случае важен сам факт появления оросов, интуиций и точек роста новой посткапиталистической финансово-экономической системы.

Сегодня пунктирной границей истины в этой сфере может быть только утверждение, что роль кредитных организаций скорее искусственная, чем естественная и необходимая. Определенно должна быть сохранена институция Центробанка. Но сами банки должны отмереть. Это поистине неподконтрольные черные дыры, через которые ликвидность в виде искусственной овиртуаленной финансовой субстанции исчезает бесследно.

Реальная привязка денег к реальному производству и реальному товару возможна только на основе отождествления бухгалтерской структуры реального предприятия с банком. Собственная финансовая (бухгалтерская) структура каждого конкретного предприятия и должна играть роль полноценной кредитной структуры.

8

Современный мир переживает удивительное время. Мы живем в эпоху глобального разделения, расщепления цивилизационного пространства.

В качестве своего рода умозрительного аэродрома подскока при рассмотрении данной проблемы может быть использована простая достоверная фактология.

Например, в сентябре 2008 года Индия официально объявила о широкомасштабных планах резкого увеличения объемов продовольственной продукции за счет покупки крупных земельных участков в третьих странах. О подобного рода фактах было известно и ранее. Скажем, Япония уже имеет весьма значительные площади на правах зарубежной собственности в Бразилии. Использование их двояко. Во-первых, это зоны комфортного проживания тысяч зажиточных японских колонистов. В основном это пенсионеры, стремящиеся приобрести элементарное физическое жизненное пространство, давно ставшее в Японии роскошью. Японское пространство за пределами Японии. И во-вторых, это заморские огороды Японии.

В этом качестве используются в основном новоприобретаемые Японией площади в странах Юго-Восточной Азии. Через статус экстерриториальности этих рисовых полей Япония решает проблему своей продовольственной безопасности.

Индия с населением в 1,2 миллиарда жителей, идущая по тому же пути, есть та самая мера вещей, которая знаменует переход количества в качество.

Сегодня мы наблюдаем полное и повсеместное несовпадение, несовмещение, а теперь и разрыв слоев-пространств, вместе слагающих цивилизационное пространство стран и народов. А в совокупности - глобальное цивилизационное пространство.

Так, пространство физическое не совпадает с пространством геополитическим. В свою очередь, конфигурация и площадь пространства геоэкологического принципиально и коренным образом отличаются от первых двух пространств. И это есть всеобщая и повсеместная реальность, которую мы наблюдаем на примере как отдельных государств, так и в общемировом масштабе. Данная реальность - нечто принципиально иное, качественно новое положение вещей. Она уже не описывается в традиционных терминах. Мы знаем из истории, как невеликие по площади страны мира существенным образом влияли на ход мировых событий. Смысл современного феномена в другом.

Даже мощнейшие пассионарные взрывы, такие как испанская Реконкиста, своей взрывной волной накрывшая всю Южную Америку, не разрывали вертикального крепежа пространства конкретного государства и конкретной нации. Говоря образно, три пространственных «блина» - физический, политический и экономический - могли не совпадать по внешним границам и быть различной величины. Но они всегда пеклись на одной «сковороде» и всегда были сложены в одну «стопку».

Запад утвердил свое мировое господство, используя технологию произвольной, по сути, противоестественной манипуляции различными уровнями пространств.

В итоге, захватив практически полный контроль под геополитическим пространством и создав и монополизировав пространство информационное, Запад потерял интерес к пространству физическому и в значительной степени даже к геоэкономическому. Западу не нужны широкомасштабные захватнические грабительские войны в пространстве физическом. Строго говоря, пресыщенный и расслабленный комфортом Запад на такие войны уже и не способен. Ирак и Афганистан тому свидетельство.

Глобальная экономика настроена Западом на скачивание чужих ресурсов через Интернет.

Производить качественные автомобили и электронику позволено более низкому по уровню геоэкономическому пространству - Японии и Корее, присутствие которых в геополитическом пространстве практически равно нулю. Туда же и на тех же условиях инкорпорирован и Китай. Великая страна, ядерная держава с упоением и энтузиазмом горбатится сегодня на Запад, буквально гордясь статусом «фабрики мира».

Глобальные роли распределены. Запад в целом и главным образом США создали модель Pax Americana. Модель, прекрасно организованную, хорошо управляемую и эффективно работающую во благо «золотого миллиарда».

И вот на наших глазах мир западного политического господства и финансово-экономического доминирования рушится. Из-за пустяка. Из-за ничтожного фактора. Фактора неполитического и неэкономического.

Крушение протестантской морали оборвало все приводные ремни и обездвижило сам механизм секулярной субцивилизации самоудовлетворения.

Россия объективно, именно объективно, достоверно и реально является гармонизирующим центром мира. Поскольку только Россия обладает уникальным триединством почти полностью совпадающих и без малейшего зазора налагающихся одно на другое пространств - геополитического, геоэкономического, физического. Все вместе они и составляют самодостаточное цивилизационное пространство России, равное одной седьмой части мира. Надо просто понять: другой такой страны с таким полным набором и с такими качественными и количественными характеристиками параметров в мире нет.

Западный менталитет не воспринимает Россию в ее истинном цивилизационном качестве и подлинной исторической роли. А напрасно.

Совершенно особый статус России как «геополитического юродивого», статус, несомненно, богоданный, есть величайшее благо для всего мира. Преимущественно для Запада.

Это факт глобального бытия. Представим: та же Россия, как она есть, со всеми ее ресурсами, природной мощью и физической одаренностью, с ее ядерным потенциалом, территорией и т.д., но при этом менталитет ее народонаселения, ее элиты принципиально иной. Скажем, немецкий, японский, грузинский, иранский, эстонский, китайский и т.д.

Сделаем эту умозрительную подстановку. Действительно, есть над чем задуматься. Можно даже поэкспериментировать в этом направлении и сделать компьютерные программы (игры), варьируя разные типы ментальности.

Россия - страна-уникум. Это балансно-равновесный центр мира.

И именно русский менталитет идеально подогнан под эту стержневую мироохранительную миссию. Это надо знать. Об этом надо помнить. Это надо ценить.

9

Начало третьего тысячелетия предстает как духовный Рубикон. Само летоисчисление от даты Рождества Христова сегодня прямо противоречит Европейской Конституции.

Глубочайший духовный кризис поразил все без исключения христианские народы и страны. Финансово-экономический кризис поистине планетарного масштаба ясно показал: мир протестантизма, некогда доминировавший, стал неуспешен в ведении созданного им капиталистического хозяйства.

Дух протестантизма безвозвратно утерян. И вот здесь возникает фатальный парадокс бездуховности. Став бездуховной, личность оказывается не в состоянии ощутить и осознать свою бездуховность. Утрата духовности на уровне нации означает, как мы сегодня видим, близкий конец ее истории.

Самое ужасное заключается в том, что столь необходимая сегодня Новая Реформация невозможна. Необходима и в то же время невозможна - в традиционном понимании иерархии бытия, где аксиомой является примат духа.

Реформация Лютера была духовным феноменом. Из духовного яйца протестантизма вышел весь западный капитализм.

Современная Неореформация требует обратного порядка действий и обратного хода событий. Сегодня, в условиях духовного кризиса, необходимо пытаться эффективно воздействовать на ситуацию, стремясь реанимировать способность к восприятию и генерации духа. Духа новой посткапиталистической цивилизации.

Остается надеяться, что умозрительная новая форма, будучи воплощенной в реальности, станет катализатором самозарождения нового духа.

Баррелю нет места в мировой десятичной системе измерений.

Нефтяным фьючерсам и нефтяным котировкам нет места в мире посткапитализма.

Англосаксонская модель глобализации более неактуальна, она изжила себя. И нынешний рост доллара сродни феномену растущих у трупа ногтей.

В свое время США, используя прежде всего финансово-экономические рычаги, в формате холодной войны инициировали процесс крушения СССР. И поставили это себе в заслугу.

Сегодня пришло время исторического реванша. Причем для запуска процесса англо-американской perestroiki необходимо и достаточно в формате действенной борьбы с глобальным кризисом предпринять всего четыре конкретные меры.

Во-первых, перейти к новой общемировой практике контрактных (длительностью не менее пяти лет) договорных цен на планетарное стратегическое сырье - нефть.

Во-вторых, перейти к старому принципу акционирования предприятий: кто работает на предприятии - тот им владеет. Фиктивный англосаксонский институт фондовых бирж должен быть упразднен.

В-третьих, перейти к многовалютной одноэталонной модели денежной системы. К естественной рациональной модели, когда используется «большая корзина» национальных валют. И что самое главное - новым единым стандартом денег должен стать материальный эталон-пакет, включающий в себя следующие позиции:

- нефть (10 литров);

- пшеница (1 килограмм);

- рис (1 килограмм);

- золото (1 грамм);

- платина (1 грамм);

- серебро (10 граммов).

В-четвертых, покончить с монополией США на Интернет, создав подлинно всемирную сеть национальных киберпространств.

Падающий паразитический (пост)протестантский капитализм - да падет!

Сегодня мы наблюдаем специфический феномен игнорирования отказа от духовного выбора. Как оказывается, даже самые ярые оппоненты Запада приемлют дух современного капитализма. Скажем, для венесуэльского лидера Уго Чавеса насущнейшей проблемой является стабильная договорная цена на нефть. Сам западный капитализм вполне приемлем - цена на нефть нехороша.

«Во имя Бога и прибыли» - таков был девиз капитализма Лютера и Кальвина. На полпути к сегодняшней духовной смерти протестантизма «Бог» и «прибыль» поменялись местами.

И, наконец, кредо современного аморального капитализма: обогащение вне Бога и прибыли.

Современные протестанты выродились в защитников прав человека. Причем определяющим в перечне прав и свобод оказывается право на грех.

(Пост)протестанты создали и обустроили глобальную сеть публичных домов и игорных заведений. Целые государства превращены сегодня в кварталы «красных фонарей». В протестантской Америке днем и ночью потомки Лютера и Кальвина крутят рулетку величиной с город.

Специфика протестантизма как религии капитализма состоит в том, что это религия воцерковленного труда. Успешный труд для протестанта был знаком спасения, богоизбранности. Для современных (пост)протестантов труд стал всего лишь способом получения денежных средств.

В ХХ веке окончательно сложилась система кредитования - за счет внешнего, незападного мира - (пост)протестантской цивилизации удовольствия и комфортности.

Именно эти гигантские «кредиты удовольствия», с точки зрения отцов-реформаторов немыслимые, и есть стержень финансового кризиса-2008. Западный мир стал развратным гулякой и кутилой, обкрадывающим весь остальной мир.

Ипотечный кризис в США оказался фактом саморазоблачения Запада. Стало очевидным, что вся глобальная финансовая ситуация - это мировая афера, большой подлог, совершенные (пост)протестантским истеблишментом из корыстных низменных побуждений.

В этой системе мирового хозяйства, в этой модели добывания хлеба насущного пребывают все страны и народы. В эту модель капитализма инкорпорированы и аморфная Россия, и мятежный Иран, и коммуно-капиталистический Китай.

Быть или не быть?

Быть или не быть - фиктивному доллару, фиктивному фондовому рынку, фиктивному капиталу, фиктивному труду?

Наконец, быть или не быть аморальному паразитическому (пост)протестантскому капитализму?

Вот в чем вопрос.

Для России, находящейся на периферии протестантской капиталистической ойкумены, оставлен исторический выбор: диктатура «золотого миллиарда» - высшая и конечная цепь человеческой истории или возможна и необходима цивилизационная Неореформация?

Русская пословица «не было бы счастья, да несчастье помогло» емко и верно описывает суть и смысл финансово-экономических потрясений 2008 года.

Судя по всему, преодоление - в прямом смысле этого слова - нынешнего кризиса невозможно. Мир уже не ждет, а жаждет перемен.

И просто «преодоления» явно недостаточно.

Сегодня настал момент исторического перелома, который требует принятия верного исторического решения, осмысленного эпохального выбора. Настал благоприятный момент, чтобы освободиться от тяжкого колониального гнета (пост)протестантского

Запада. Ибо страшнее, совершеннее по степени организации, эффективнее по реализации изощренной технологии глобального «бархатного» ограбления незападного мира, чем нынешняя модель господства «золотого миллиарда», в истории человечества просто не было.

Перед незолотым пятимиллиардным мировым сообществом открылась уникальная возможность создания новой посткапиталистической цивилизации. Необходимо набраться мужества и открыто заявить: падающий Рим - да падет! Необходимо вслух и открыто заявить: грядет Неореформация. Эра протестантского капитализма ушла в небытие, ушла безвозвратно. В реку англо-американского лидерства невозможно войти, потому что река высохла, ее больше нет.

И один из основных исторических смыслов Неореформации состоит именно в необходимости смены цивилизационного лидера. Западный мир, западная цивилизация стали прорехой в цивилизации. Эту сквозную цивилизационную пробоину можно и нужно только заделать. Засучивай рукава, Россия! Время Неореформации пошло!

В. Сурин




Добавить страницу в закладки

  • на главную
  • контакты
  • версия для печати
  • карта сайта
Яndex
 

Ближайшие клубыБлижайшие клубы

15 ноября
«Бизнес Новости»

События и новостиСобытия и новости

01.06.2013
«Подбор сотрудников»

В компании «Бизнес Класс» активно работает направление по подбору сотрудников. Подробности >> 

Заповеди руководителяЗаповеди руководителя

Джеймс Гиббонз Хьюнекер

Жизнь как луковица: снимаешь слой за слоем, а под конец обнаруживаешь, что внутри ничего нет.

 

Сделать стартовой