Бизнес-класс

Эффективное обучение эффективности


ФРС США: 2011 год будет лучше, чем прошлый

Речь нового члена ФРС Нараяна Кочерлакоты оказалась неожиданно информативной.

Как я уже писал, в начале 2011 года в самом главном управляющем органе Федеральной резервной системы США – Комитете по открытым рынкам, произошла ротация, часть его членов ушли со своего поста, появились новые. Одним из таких новых членов комитета стал президент Федерального резервного банка Миннеаполиса Нараян Кочерлакота. Он начал работать в ФРС в октябре 2009 года и первым его участием в голосовании станет заседание Комитета по открытым рынкам, которое назначено на 25-26 января.

Практически сразу после назначения Кочерлакота выступил с громким заявлением. По его словам, «американская экономика будет демонстрировать более сильные результаты в 2011 году, однако она по-прежнему сталкивается с серьезными препятствиями, восстанавливаясь после самого резкого спада со времен Великой депрессии». При этом он отметил, что «рецессия, однако, была бы гораздо более серьезной, если бы не существенная помощь со стороны ФРС в виде низких процентных ставок и специальных программ кредитования для финансовых институтов, при этом рецессия оказывала и продолжит оказывать сильное и устойчивое влияние на американскую экономику». Эта мысль показалась ему настолько важной, что он ее повторил в несколько иной редакции: «Рецессия и последовавшее за ней восстановление были бы значительно более непростыми, если бы не действия ФРС».

Отметим, что все эти слова имеют достаточно простой смысл: они так или иначе пытаются создать ощущение того, что кризис закончился, что вот-вот начнется восстановление экономики и «щастье», к которому так привыкли американские потребители, может вернуться в любую секунду. Это вообще принципиальный момент для современных монетаристов – они искренне убеждены, что кризис может исчезнуть, если к гражданам вернется иррациональное, в их понимании, «желание потреблять». То, что такое желание должно быть подкреплено ростом доходов, до монетаристов как-то не доходит.

Далее Кочерлакота отметил, что 2011 год будет более удачным, чем прошлый год. По его ожиданиям, рост валового внутреннего продукта США в 2011 году будет ближе к 3%, чем к 4%, что выше 2,8%, на которые ВВП, как он предполагает, вырос в период с 4-го квартала 2009 года по 4-й квартал 2010 года. Тем не менее, по его мнению, экономика сталкивается с двумя серьезными препятствиями, которые продолжат ее сдерживать - снижение чистой стоимости активов домохозяйств, из-за которого потребительские расходы стали более сдержанными, и банковское кредитование.

Многие домохозяйства продолжат пытаться восстановить стоимость своих активов в ответ на прежнее и возможное будущее снижение цен на землю под жилыми строениями, продолжил Кочерлакота. Между тем, у банков сохраняются проблемы с качеством активов, что ограничивает рост активов и кредитование. Кочерлакота ожидает, что в условиях улучшения ситуации в экономике спрос на кредиты также вырастет, однако банки с низким качеством активов продолжат фокусироваться на сохранении капитала, а не на увеличении кредитования.

Иными словами, он признает то обстоятельство, что под кризисом имеются серьезные объективные основания, однако реальных причин кризиса, постоянного, на протяжении почти 30 лет, превышения спроса над реально располагаемыми доходами населения, он предпочитает не касаться. Это вообще больное место монетаристов из ФРС – признать реальные причины кризиса означает не только «наступить на горло собственной песне», согласившись с ролью спроса в современной экономике, но и фактически признать вину ФРС, которая вполне сознательно выстраивала политику стимулирования спроса все эти годы.

Более того, есть еще одна проблема – это стимулирование кредитования. Если признать, что с начала 80-х ФРС умышленно стимулировала кредитование спроса, то сразу возникнет вопрос: как можно даже не повысить, а просто сохранить спрос при имеющейся долговой нагрузке. Поневоле вспоминается известный анекдот про Рабиновича в бане: «Рабинович, вы или трусы наденьте или крестик снимите!» - говорят ему товарищи, и в нашем конкретном случае это означает, что либо нужно с потребителей снять долговую нагрузку, накопленную за эти три десятилетия, либо не нужно от них ожидать повышения спроса. Но, по понятным причинам, высокопоставленный чиновник ФРС эту опасную тему затрагивать не стал.

Коснувшись рынка труда США, Кочерлакота сказал, что рост занятости остается «разочаровывающе медленным». По поводу зафиксированного в декабре снижения уровня безработицы до 9,4% с 9,8% он отметил, что, хотя любое снижение - это приятные новости, декабрьское падение уровня безработицы, по его мнению, не является сигналом быстрого восстановления рынка труда. «Не думаю, что ситуация с занятостью или безработицей будет быстро улучшаться в 2011 году», - сказал также он.

По мнению Кочерлакоты, уровень безработицы будет оставаться выше 9% на протяжении всего 2011 года и выше 8% до конца 2012 года. Однако он надеется на то, что многие из тех, кто оказался за бортом рынка труда, вернуться на него в условиях улучшения ситуации в экономике в этом году. «Безработица будет снижаться, но гораздо медленнее, чем нам хотелось бы», - считает Кочерлакота.

Отметим, что реальный уровень безработицы в США много выше указанных показателей, так что тут чиновник, мягко говоря, несколько привирает. И рассчитывать на улучшение без роста спроса достаточно наивно – а как повышать спрос, ФРС на самом деле не знает.

Коснувшись важной темы инфляции, Кочерлакота выразил надежду на то, что цены пойдут вверх в 2011 году, при этом инфляция составит от 1,5% до 2% к концу 2011 года. По его словам, почти нет свидетельств того, что низкие процентные ставки разогревают инфляцию.

Тут я бы поспорил. То есть, конечно, в нынешней ситуации спада собственно ставки инфляцию, может быть, и не разогревают. Зато ее разогревает эмиссия, которую осуществляет ФРС, что хорошо видно по ценам на нефть и металлы. Но эту деликатную тему Кочерлакота как-то не стал затрагивать, тем более, что потребительская инфляция действительно прямо с ценами на нефть не связана, а инфляцию издержек он, как монетарист, не признает.

Учитывая замедление инфляции и высокий уровень безработицы, ФРС, наверное, захотела бы еще больше понизить целевой уровень процентной ставки, хотя в результате этого ставки стали бы негативными, отметил Кочерлакота. Вместо этого с декабря 2008 года по март 2010 года, а затем снова, начиная с ноября 2010 года, ФРС осуществляла масштабные покупки долгосрочных казначейских облигаций. По словам Кочерлакоты, эта операция призвана понизить реальные долгосрочные процентные ставки и нивелировать влияние сокращения потребительских расходов на экономику.

Собственно, про это я уже как-то писал. В соответствии с экономическими моделями, которые использует ФРС, снижение ставки эквивалентно эмиссии доллара, и поскольку снижать ставку дальше уже невозможно, этот процесс заменили на эмиссию. Так что Кочерлакота просто в очередной раз подтвердил, что политика ФРС не меняется. Другое дело, что из его слов никак не следует, что эта политика приносит успех, поскольку произнесенные им дежурные фразы имеют слабое отношение к реальности.

В заключение своей речи он вернулся к началу, повторив, что многие платежеспособные финансовые институты потерпели бы крах в период паники на финансовых рынках, если бы не специальные программы кредитования ФРС, созданные во время кредитного кризиса. Кроме того, он также отметил, что действия ФРС и низкие процентные ставки в начале 2000-х не были виновны в образовании «мыльного пузыря» цен на землю, поскольку их быстрый рост начался в 1996 году, без какого-либо явного изменения в политике ФРС.

И вот тут впору вспомнить фразу из романа «Мастер и Маргарита»: «Поздравляю вас, гражданин, соврамши!». Стимулирование частного спрос денежные власти США начали еще в начале 80-х, тогда же они принципиально изменили саму модель кредитования: если до начала «рейганомики» потенциальные кредиторы предполагали, что заемщик будет возвращать и тело кредита, и проценты из текущих доходов, то затем ситуация изменилась. Теперь предполагается, что из текущих доходов заемщик будет только обслуживать кредит, а возврат его основной части будет происходить из новых кредитов. Иными словами, речь идет о том, что произошел переход к чисто пирамидальным схемам, основанным на рефинансировании долга.

Продолжительность «жизни» таких схем обычно не слишком велика – три года, пять, ну уж никак не больше 10. В нашем случае все это безобразие продолжалось четверть века, и под это был запущен серьезный механизм – постоянное снижение стоимости кредита. Если в 1981 году учетная ставка ФРС составляла 19%, то к концу 2008 года она фактически стала равной нулю, но стоимость реального кредита перестала падать на несколько лет раньше. Иными словами, где-то к 2005-2006 году рефинансировать накопившуюся задолженность стало невозможно, и в этот момент для удержания экономики от кризиса нужно было придумать уже совсем экзотические схемы поддержания спроса. Таковой была выбрана так называемая «саб-прайм» ипотека, когда кредиты выдавались на совершенно немыслимых условиях.

И все это было прямым следствием политики ФРС! Да, она началась не в 2006 году, но без политики ФРС 2006 года просто бы не было! Есть и еще одно обстоятельство: если бы ФРС не поддержала тогда «саб-прайм» ипотеку, кризис бы разразился не при Бернанке, в 2007 году (когда начала рушиться пирамида ипотеки), а чуть раньше, при «великом гуру» Гринспене, который совершенно не хотел таким мрачным способом завершить свою успешную карьеру. Которая, как мы сегодня видим, в реальности была не такая уж успешная.

Отметим, что рост стоимости активов домохозяйств (по большей части – принадлежащей им недвижимости) как раз был следствием этой «новой» кредитной схемы, поскольку, уж коли гарантий возврата кредита со стороны заемщика нет (у него нет соответствующих доходов), то такая гарантия стала строиться на базе залоговых активов. Но поскольку пирамидальная схема оказалась разрушена – стоимость залоговых активов, недвижимости, в первую очередь, расти еще долго не будет. На что бы там не рассчитывали высокопоставленные чиновники ФРС.

Так что речь нового члена Комитета по открытым рынкам оказалась неожиданно информативной, причем совершенно не там, где он много говорил о разных цифрах и политике, а как раз там, где он говорил банальности и привычные формулы. Фактически Нараян Кочерлакота признал, что ФРС не собирается принимать на себя ответственность за кризис, а значит, не будет говорить о его реальных причинах и последствиях. Он фактически сказал, что политика эмиссии будет продолжаться, и «острую» стадию кризиса будут оттягивать максимально, что неминуемо приведет не только к его углублению, но и к тому, что мировая экономика войдет в него максимально неподготовленной.

Есть и еще одно обстоятельство, которое Кочерлакота впрямую не обозначил, но которое следует из всего вышесказанного. А именно, если ФРС (и федеральное казначейство, которое тоже достаточно существенно влияет на формирование денежной политики) не хотят нести ответственности за кризис, то эту ответственность должен понести кто-то другой. И значит, нам еще предстоит понять, на кого и как эта ответственность будет возложена. Не такой уж простой вопрос, между прочим!

Михаил Хазин



Добавить страницу в закладки

  • на главную
  • контакты
  • версия для печати
  • карта сайта
Яndex
 

Ближайшие клубыБлижайшие клубы

15 ноября
«Бизнес Новости»

События и новостиСобытия и новости

01.06.2013
«Подбор сотрудников»

В компании «Бизнес Класс» активно работает направление по подбору сотрудников. Подробности >> 

Заповеди руководителяЗаповеди руководителя

Генри Форд

Главная польза капитала не в том, чтобы сделать больше денег, а в том, чтобы делать деньги ради улучшения жизни.

 

Сделать стартовой