Бизнес-класс

Эффективное обучение эффективности


Экономические этюды

Экономические этюды

Скачать в архиве zip Экономические этюды

Подготовка к прошедшей войне

После того как с треском провалилась широко разрекламированная Минфином пиар-акция «Трехлетний бюджет», казалось бы, к новым обсуждениям этого проекта следует подходить крайне осторожно. Ан нет — последний его вариант вызывает достаточно серьезные споры. И, скорее всего, несмотря на то, что бюджет примут, в самое ближайшее время придется его вновь пересматривать, в основном из-за неспособности правительства прогнозировать расчетные параметры.

Отметим, что и сами чиновники не очень уверены в своих цифрах, о чем регулярно и намекают прессе, посему я буду в дальнейшем исходить из прогноза компании «Неокон», который как был сделан в декабре, так с тех пор и не пересматривался.

Цена на нефть, по нашим оценкам, в среднем за год будет порядка $32—34 за баррель (это, разумеется, с учетом долларовой инфляции на мировых рынках). Держать курс доллара на уровне в 35 рублей сегодня неэффективно для экономики, поскольку этот курс не может обеспечить начало процессов импортозамещения. Эффективным может быть курс не менее 50 рублей за доллар в среднем за год. Оценивать же ВВП в рублях мы не беремся в принципе, поскольку рубль 2009 года даже в сравнении с рублем образца 2008 года предстает абсолютно другой валютой, другой единицей измерения — не только из-за того, что в стране инфляция, но и потому, что инфляция в разных секторах экономики радикально разная: нынешний кризис серьезно меняет саму ее структуру.

Так вот, по нашему прогнозу, в физическом выражении экономика страны сократится не менее чем на 25%, а в долларовом выражении это сокращение может превысить 40%. Кстати, при пересчете показателя ВВП в доллары с учетом официальных данных можно легко получить снижение реального ВВП более чем на 30%. Напомню: в рублях правительство прогнозирует спад на 2,2%. Эти цифры разительно отличаются от тех, на базе которых сверстан бюджет, — и почти нет сомнений, что наши цифры более адекватны.

Особого внимания требует рост расходов и снижение доходов бюджета. Ключевым параметром, который рассматривали чиновники при балансировании бюджета, был его дефицит, точнее, отношение абсолютного значения этого дефицита к объему ВВП. Сделано это, конечно, для того, чтобы невозможно было оценить реальную эффективность тех или иных действий правительства. Но в любом случае, по прогнозу Минфина, дефицит составит чуть менее 3 трлн рублей или 7,42% ВВП (40,42 трлн рублей).

По нашему мнению, дефицит федерального бюджета будет существенно выше. Только из-за снижения доходов от экспорта и падения общей экономической активности, которое ведет к снижению собираемости налогов, федеральный бюджет не досчитается более чем 4,5 трлн рублей из ранее запланированных 10,9 трлн рублей. Кроме того, напомню, что помимо федерального бюджета, о котором сейчас идет речь, есть еще региональные и муниципальные (местные) бюджеты. Их суммарный дефицит, по нашим оценкам, составит в этом году не менее 2,6 трлн рублей. В новой версии бюджета на поддержку регионов выделено в сумме 0,3 трлн рублей. Этого явно недостаточно.

Общий же дефицит консолидированного бюджета (без учета внебюджетных фондов) составит более 7 трлн рублей или, если использовать терминологию чиновников, не менее 17% ВВП. Единственным источником финансирования этого дефицита может стать в настоящее время только Резервный фонд. Но его средств, получается, не хватает при курсе доллара в 35,1 рубля.

Нам сообщают, что в новой редакции бюджета увеличены социальные расходы. Так ли это? Не совсем. Увеличены расходы на социальные выплаты (пособия по безработице, надбавки различным группам льготников и т.п.), а расходы на здравоохранение и образование урезаны. Поэтому реального роста финансирования социальной сферы не происходит.

Более того, сокращены в первую очередь государственные инвестиции, то есть расходы на развитие тех направлений, которые и могут быть катализаторами выхода страны из кризиса.

Теоретически основным «выгодоприобретателем» в новом бюджете становится статья «Национальная экономика», на которую приходится основной объем антикризисных мер. Но что они собой представляют? Это поддержка неэффективных предприятий и неэффективной банковской системы. Данные средства стоило бы направить на поддержку людей, оставшихся без работы, и создание новых рабочих мест за счет инвестирования в те сферы, которые будут реально эффективны в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Мы, как всегда, готовимся к прошедшей войне, пытаясь поддерживать то, что устарело. Те же американцы, например, вкладывают в развитие: увеличивают финансирование образования, социальной системы и т.п. И нам стоит у них поучиться: не все же брать у США только самое худшее, типа монетарных методов управления экономикой.

Таким образом, мы видим, что рассматриваемый документ не просто не отвечает тем задачам, которые должны ставить перед собой разработчики антикризисных планов, но и не адекватен реальной жизни в экономическом плане, неряшлив в исполнении и безобразен с точки зрения политической. Поскольку ничто так не снижает реальный авторитет власти, как регулярный пересмотр базовых документов экономической политики, каковым как раз бюджет и является.

Что на продажу

Саммит «Большой двадцатки» стал удивительным моментом в жизни России. Дело в том, что последние годы наше присутствие в мировой интеллектуальной жизни было, мягко говоря, ограниченным. Мы не производили высокоинтеллектуальную технику, наши ученые не блистали открытиями и изобретениями, наше государство плелось в хвосте политических и экономических процессов. Ну, в самом деле, не может же масштаб фейерверков на каком-нибудь празднестве на Лазурном Берегу во Франции быть символом интеллектуальной мощи страны …

И вдруг — прорыв! Россия не просто выдала некие самостоятельные предложения, но и включила в них совершенно неожиданные вещи. И хотя есть мнение, что ряд из них был, что называется, нашептан не самыми преданными друзьями нашей страны, тем не менее столько лет молчания вдруг сменились довольно высокой активностью. И среди произнесенных слов были те, которые уж точно никто не шептал: например, о возможном, пусть и частичном восстановлении «золотого стандарта» для гипотетической новой мировой валюты.

Самое интересное, какова была реакция. Причем не политическая, тут-то все понятно: Обама и Гайтнер жестко заявили, что никаких реформ мировой валютной системы не будет, а речь может идти только о небольших, косметических правках действующей системы. Но давайте посмотрим на ситуацию с точки зрения рынка: Россия вышла на мировые рынки с некоторым интеллектуальным продуктом. И что?

Во-первых, мы увидели: замечательную, абсолютно нерыночную ситуацию: важно не только что продается, но и кто продает! Когда Китай поддержал позицию России, он получил плату (или обещание?) за отказ от нее почти сразу: премьер Великобритании Гордон Браун сразу после саммита сказал, что роль Китая в МВФ, безусловно, должна возрасти. Про Россию — ни слова. Да, конечно, экономика Китая несколько больше российской, но ведь это и имелось в виду: важно не только что, важно кто продает.

Во-вторых, стало понятно, что значима и возможность защитить свои позиции. Китай не просто поддержал позицию России, но и активно начал продвигать свою валюту на роль валюты как минимум региональной: например, давать крупные кредиты в юанях странам—покупателям китайских товаров. Россия тоже часто заявляла о желании что-то продавать за пределы страны за рубли, но действий никаких в этом отношении не предпринимала и, главное, совершенно непонятно, что бы могла предпринять. Китай таким способом обеспечивает рост (или хотя бы не слишком сильное падение) закупок своих товаров, а что покупают у нас? Нефть? Но ее и так купят, причем доллары нам при нашем импорте и механизме курсового ценообразования принципиально нужны. А больше мы почти ничего и не экспортируем — что, кстати, не совсем правильно.

В-третьих, что, собственно, продаем? Идею? Но ее можно перехватить и использовать в своих целях. Продавать нужно не только голую идею, но и механизм ее реализации. Причем такой механизм, в котором «партнеры» не имели бы решающего голоса. Ну не могут же США помешать Китаю выдавать кредиты в юанях? Никак не могут. А вот заблокировать создание некой абстрактной организации, как бы она ни называлась, они могут, поскольку без США такая организация просто не будет иметь смысла.

Есть, конечно, еще один вариант. Продавать не одну идею, а целый пакет. Причем чем дальше, тем более радикальные идеи. Частично этот механизм Медведев реализовал: после того как его проигнорировали с новой мировой валютой, он сказал о золоте. Но этого мало. Тут бы ему продолжить: мол, мы начинаем выпуск «золотых облигаций», привязанных к физическому золоту в наших подвалах, причем на доходы от продажи облигаций покупаем новое физическое золото на мировых рынках. И предложить разным странам присоединиться к этой программе и именно в этих облигациях оценивать цены межстрановых товарных потоков. Как бы в этой ситуации посмотрели на все это американцы? Есть у меня подозрение, что предложили бы Медведеву обсудить его первые предложения — лишь бы он не начал реализовывать последние.

Разумеется, тут будут проблемы, поскольку близость многих советников Медведева к американцам общеизвестна. Но ведь кто-то же ему про золото сказал… В общем, тут вопрос тонкий, поскольку начинаются уже «тайны мадридского двора», обсуждать которые, что называется, контрпродуктивно. Но в любом случае ясно одно: некая линия в кои-то веки у нас появилась, но вот просчитана она оказалась крайне плохо.

И в заключение остается добавить, что такая ситуация будет во всем: как только мы попытаемся что-то продать, выяснится, что это что-то может продать еще кто-то, что у него больше ресурсов для продвижения (даже если его товар и похуже качеством) и, наконец, что мы до конца недорабатываем. А как только начнем придумывать сценарии доработки, обнаружится, что нам требуется сильное государство, у которого есть суверенная денежная система. Хотя бы для того, чтобы дать кредит покупателям нашей продукции. А пока — первый блин вышел достаточно большим комом.

Саркози подозревают в связях с Ротшильдами

Саммит G20 начался и можно уже сказать несколько слов на тему о том, как он получился. Для начала, впрочем, следует обсудить главную интригу – альтернативную доллару мировую валюту, о которой говорили и Китай, и Россия. Как водится, для порядка – какая объективная картина лежит в основании интриги.

Дело все в том, что американский доллар выполняет две принципиально разные функции: он и мировая валюта (единая мера стоимости, основная торговая и резервная валюта), и национальная валюта конкретного государства – Соединенных Штатов Америки. И когда экономика упомянутых США составляла больше 50% от мировой, как это было в конце 40-х годов, все было хорошо. Но сегодня, когда она по производству около 20% (по потреблению, правда, существенно больше) и еще при этом находится в кризисе, ситуация иная. Прежде всего, из-за того, что у руководства этой страны возникает непреодолимое желание использовать свои возможности по печатанию доллара для того, чтобы преодолеть некоторые экономические проблемы, возникшие внутри страны. Причем напечатать не доллар, и не два: последний «план Обамы» предусматривает прямую эмиссию более триллиона долларов, то есть увеличить наличную денежную массу более, чем в полтора раза.

Ясное дело, что такая нагрузка на печатный станок создает определенные проблемы для международных функций доллара. В частности, только после объявления масштаба «плана Обамы» доллар упал относительно основных валют на 4% за одни сутки! Не может такая ситуация нравиться и тем, кто контролирует мировую финансовую систему, мировой финансовой элите. И последняя всерьез задумалась о том, чтобы, быть может, разделить «внутреннюю» и «внешнюю» функции доллара.

Разумеется, сказать об этом вслух они сами не могут: руководство США достаточно серьезная группа лиц в мировой финансовой элите и так просто их мнением пренебречь невозможно. И по этой причине было решено, что называется, «вбросить» идею со стороны, чтобы не нести ответственности. На провокацию «повелась» Россия и мировые «кукловоды» стали ждать реакции.

Беда пришла, откуда не ждали. Единственной страной на сегодня, которая приветствует сохранение открытых границ, кроме США, разумеется, является Китай. Который хочет продавать свои товары во все страны мира. Но при этом он еще и очень хочет получить «свою» долю от эмиссии мировой валюты (которой ему за эти товары платят), для чего решил использовать прямой шантаж – и поддержал предложение России. Вот тут-то американское руководство заволновалось всерьез.

Ну, действительно, сегодня доллар, напечатанный в США, позволяет приобретать товары по всему миру и использовать их для повышения жизненного уровня американских граждан. Которые, в благодарность, радостно голосуют за нынешнюю американскую администрацию. Если разделить функции доллара, то национальный доллар в мире никому не будет интересен, а печатать международный в нужных количествах (да и направлять их исключительно в США) не дадут всякие Китаи и другие серьезные страны. И что тогда скажет американский избиратель?

И министр финансов США Гайтнер выступил перед началом саммита в Лондоне в роли матроса Железняка. «Караул устал», - сказал Гайтнер, и по этой причине обсуждать разные глупости в Лондоне не нужно. Поскольку США это не приветствует! И таким образом, саммит, фактически, свелся к пустым беседам, и встречам отдельных лидеров друг с другом.

Отметим еще поведение Саркози, который очень жестко перед началом саммита говорил о том, что если обсуждение интересных ему тем не состоится, то он из Лондона уедет. Этому тоже есть рациональное объяснение: Саркози давно подозревают в близости к парижской ветви семьи Ротшильдов, которые всегда принадлежали к мировой финансовой элите и лично в США не жили. А значит, в проблемах защиты американской экономики не завязаны. И они вполне могли использовать Саркози для того, чтобы «переломить» ситуацию в свою пользу. Судя по всему, это не вышло. Видимо, дело в американской экономике обстоит так плохо, что даже обсуждать гипотетические реформы мировых финансов нельзя. Но в целом, это создало достаточно смешную ситуацию: уже второй раз собирается самый авторитетный форум современного мира, чтобы обсудить кризис. И уже второй раз ничего, кроме пустых разговоров, выдать «на гора» не может. Достаточно грустная картинка современной жизни.

Ужасы нашего городка

Название текста, как понятно, взято из передачи «Городок», а вот содержание к ней не имеет никакого отношения. Дело в том, что, рассуждая об экономическом кризисе, мы как-то забываем те его особенности, которые наиболее остро ощущаются конкретными гражданами или даже вполне крупными организациями. И сегодня я хочу частично исправить этот недостаток и сказать несколько слов о проблеме, которая волнует всех и решения которой не существует. В принципе.

Речь пойдет о сбережениях. Дело в том, что на протяжении ряда лет, даже десятилетий, поскольку советская модель сбережений вполне укладывалась в общемировую тенденцию, граждане знали, что они могут, каждый год, откладывая что-то из своей зарплаты, накопить на «черный день», на крупную покупку, на пенсию достаточно денег. Эта модель формировала все потребительское поведение людей, да и многих организаций, которые специально создавались для управления такими деньгами. И вот сегодня стало понятно, что эта модель подходит к концу.

В условиях кризиса все понятно: все активы скачут туда-сюда и понятно, что все убытки в конце концов перекладываются на частного инвестора (будущего пенсионера), просто потому, что он самое беззащитное существо. Понятно, что в «пузырях» 90-х – 2000-х «сгорели» практически все пенсионные накопления «бэби-бумеров», и это станет серьезнейшей проблемой для США в ближайшие годы. А вот что нас ждет по окончании острой стадии кризиса? Закончится же она когда-нибудь?

Закончится, разумеется. Но прежней модели уже не будет. Просто потому, что она была построена на больших масштабах. Колоссальная машинка по сбору частных средств их аккумулировала и искала новые площадки для приложений инвестиций. Причем модель была построена так, что эффективно работать она начинала только при достаточно больших масштабах этой «площадки».

Некоторым аналогом этой модели может быть московский стройкомплекс. Который еще в 80-е годы был создан для освоения больших площадей. Только на них он становился эффективным, причем строить он мог только дешевое жилье. Как только нужно было искать точечные объекты, они становились «золотыми», причем качество там по-прежнему оставалось достаточно низким.

Такая модель вполне успешно работала в 40-е – 60-е годы ХХ века, когда нужно было восстанавливать то, что было разрушено во время войны, столкнулось со страшными проблемами (в некотором смысле – теми же, что и сейчас) в 70-е годы, была подстегнута «рейганомикой» в 80-е, «жировала» на новых рынках, полученных от разрушения мировой системы социализма в 90-е годы. И вновь вползла в кризис падения эффективности капитала в 2000-е годы, кризис, который мы сегодня и наблюдаем. Кризис невозможности дальнейшего экстенсивного, то есть чисто физического роста.

Разумеется, теоретически, можно говорить о том, что есть еще люди, которые ни разу в своей жизни не летали на самолетах и даже не ездили на автомобилях и в этом смысле расширение вполне возможно. Однако не забудем, что «пирамида потребления» потому и называется «пирамида», что ее основание (то есть люди, которые потребляют меньше) должно быть шире верхушки. Можно попытаться (как это было сделано в СССР, при социализме) сделать как можно меньше разрыв между основанием и верхушкой, но пирамида все равно останется. Да и верхушка будет активно протестовать (как это сейчас делают США). Ну, действительно, если всех китайцев автомобилизировать в масштабе США, то они будут потреблять весь бензин, который производится в мире. Ясное дело, что такое развитие событий американцам не нравится.

Возвращаясь к основной теме, мы видим, что падение эффективности капитала вызвало кризис, который еще усугубился резким падением до того почти три десятилетия стимулирующегося в США спроса. Это падение будет еще 3-5 лет, а затем мы получим долгую и непрекращающуюся депрессию, сопровождающуюся постепенной технологической деградацией, поскольку не будет не то, чтобы денег на инвестиции, а возможностей их вернуть с прибылью. То есть, если посмотреть на ситуацию с точки зрения инвестора, невозможность сохранить свои сбережения.

Да, теоретически в условиях депрессии растут в цене реальные ценности (золото, недвижимость, драгоценности), однако это рост специфический и не гарантированный. Вы можете сбережения 30 лет потратить на покупку уникального розового бриллианта, а потом обнаружить, что он никому не нужен. Аналогично – с домом или поместьем. Гарантированные способы сбережений постепенно будут исчезать, вложение денег все более и более будет становиться делом частным, а значит – невероятно рискованным.

И что с этим делать – науке пока не известно. Хотя именно сейчас это станет весьма и весьма актуально. Другое дело, что для того, чтобы найти ответ на этот вопрос, необходимо будет полностью «оторваться» от всей современной экономической реальности, от общепринятого «языка» ее описания, от уже устоявшихся моделей, взглянуть на ситуацию «сверху», найти какие-то совершенно новые подходы… И сделать то открытие, которое спасет весь наш маленький «городок».

Кудриным и Игнатьевым не нужен рост экономики России

Недавние выступления министра и вице-премьера, да и, по совместительству, главного экономиста страны, Кудрина на расширенной коллегии Минфина стали важным событием в общественной жизни страны. Главным образом для тех, кто много и упорно говорил о том, что Кудрин своей политикой ведет дело к ситуации, при которой выход из кризиса станет делом далекого и далекого будущего. Поскольку в этом своем выступлении Кудрин прямо сказал, что России не следует ожидать существенного улучшения ситуации ни через десять, ни даже, возможно, через 50 лет.

Точнее, он говорил о внешнеэкономической конъюнктуре («в ближайшие 10-20-50 лет мы не будем иметь таких благоприятных условий, которые были в период с 2000 по 2004 год»), но мы-то помним, как часто он говорил о том, что за счет внутренних ресурсов экономику России «вытянуть» невозможно и это можно сделать только за счет иностранных инвестиций. Так что в некотором смысле Кудрин доложил общественности о реализации своих «хотелок» (в ее, общественности, понимании) в части российской экономики. И хотя хотелки эти, прямо скажем, достаточно мрачные, мы должны сказать, что шансы у нас все-таки есть.

Дело все в том, что Кудрин, похоже, искренне верит, что российская экономика сама по себе жить не может и без иностранных инвестиций вылезти из своего плачевного состояния (куда ее, во многом, Кудрин и загнал) не в состоянии. Но вот это как раз (пока, во всяком случае) совершенно не факт. У российской экономики (ровно потому, что она очень маленькая на мировом фоне) серьезные шансы есть. И для их оценки достаточно посмотреть на то, как устроена российская денежная система. Кредитный мультипликатор в ней порядка 2, хотя норма для здоровых экономик - 5-6. Соответственно, и доля кредита по отношению к ВВП раза в три-четыре ниже нормы.

Что это значит? Это значит, что российские предприятия мучаются из-за отсутствия кредитных ресурсов и вынуждены использовать разные доморощенные способы вроде вексельных кредитов, бартера или крайне дорогих кредитов отдельных банков, которые еще кредитуют реальный сектор. А при этом еще Центробанк зажимает наличную денежную массу, чтобы не дай Бог она не вырвалась на валютный рынок и не привела к девальвации рубля! Вообще-то, замечательная картина: денежные власти России отчаянно борются против того, чтобы участники экономического процесса вкладывались в доллар после того, как эти самые денежные власти фактически уничтожили все альтернативные способы получения прибыли!

Но вернемся к основной теме. Поскольку дешевого кредита нет, а еще и потребитель резко ужимает свою активность (ему же зарплату тоже не платят, поскольку на нее тоже кредиты не выдают), то в результате растут издержки. Что вынуждает производителя повышать отпускные цены, то есть происходит инфляция издержек. Ну, либо производитель вынужден фиксировать убытки. К сожалению, наши финансовые руководители, Кудрин, в первую очередь, не понимают, что такое инфляция издержек. Они слышали только про монетарную инфляцию, не понимая, что для нормальной экономики есть нормальный уровень денежной массы и кредита. Если он выше - возникает монетарная инфляция, если ниже - инфляция издержек. Впрочем, есть основания считать, что наши денежные власти вообще не понимают, чем отличаются различные денежные агрегаты (наличные деньги, М0, и кредитные, которые включены в расширенный агрегат, М3).

Именно по этой причине Кудрин, вспоминая в своей исторической речи про события 1999-2002 годов (причем намеренно изменив временной интервал, забыв, что именно в 2002 году на пост председателя Центробанка был поставлен Игнатьев), все время говорит про внешнеэкономическую конъюнктуру. Начисто забывая про то, что за это время расширенная денежная масса выросла более чем в 10 раз при падающей инфляции! Блестящая работа Геращенко, который тогда возглавлял Центробанк. Вот он-то точно понимает, что такое денежная масса, к сожалению, это его понимание, по всей видимости, начисто утрачено нынешним руководством ЦБ.

Делая этот упор на внешнеэкономическую конъюнктуру, Кудрин много и занудно сравнивает продолжительность нынешнего кризиса с рецессиями прошлых лет. С точки зрения монетариста - это естественно, хотя мы-то отлично понимаем, что все не совсем так, а точнее, совсем не так. Кризисы, о которых говорил Кудрин - это кризисы циклические, теория их достаточно полно разработана монетаристами и тут он, может быть, и прав, я не проверял. Но нынешний-то кризис - структурный, его причина - дикое несоответствие явно завышенного спроса, прежде всего в США, по сравнению с реально располагаемыми доходами населения. Пока это несоответствие не будет ликвидировано - кризис будет продолжаться.

И падение экономики США (и мира) будет много сильнее, чем считают монетаристы, и продолжаться этот кризис будет дольше, чем они считают, хотя, конечно, Кудрин в этом месте молодец - первым в своей «тусовке» заговорил о десятилетиях! Но, заключая этот текст, я все-таки хочу сказать самое главное: если бы мы изменили экономическую политику в конце 2008 года, то рост был бы у нас УЖЕ! А если изменим сейчас, то рост будет осенью. Но, судя по всему, Кудриным и Игнатьевым он не нужен, а их пребывание на своем посту, по всей видимости, - это вечный фактор современной российской жизни. Так что когда они говорят о продолжении кризиса, то знают, что говорят.

Хазин М. Л.



Добавить страницу в закладки

  • на главную
  • контакты
  • версия для печати
  • карта сайта
Яndex
 

Ближайшие клубыБлижайшие клубы

15 февраля (проходят в центре "Синтон")
«Бизнес Новости»
Предварительная запись
«Клуб руководителей»

События и новостиСобытия и новости

01.06.2013
«Подбор сотрудников»

В компании «Бизнес Класс» активно работает направление по подбору сотрудников. Подробности >> 

Заповеди руководителяЗаповеди руководителя

Карел Чапек

Есть несколько способов разбивать сады: лучший из них - поручить это дело садовнику.

 

Сделать стартовой