Бизнес-класс

Эффективное обучение эффективности


Херст Уильям

Уильям Херст/ William Hearst

Уильям Рэндольф Херст стал первым медиамагнатом. Создал индустрию новостей и придумал делать деньги на сплетнях и скандалах. 


Уильям Рэндольф Херст стал первым медиамагнатом. Создал индустрию новостей и придумал делать деньги на сплетнях и скандалах. В определенной степени именно его газеты превратили уютный XIX век в сумасшедший XX. И именно его газеты убедили сотни тысяч простых американцев в том, что их касается буквально все, что происходит на свете.

На протяжении всей своей издательской карьеры Херст иногда по внутренним убеждениям, а чаще просто в интересах бизнеса постоянно, как сообщал один из летописцев его империи, «подстрекал нацию против испанцев, японцев, филиппинцев, русских, не брезгуя при этом полуправдой или откровенной ложью, сфабрикованными документами, высосанными из пальца историями о «зверствах» очередного актуального или будущего противника США, взрывоопасными редакционными статьями, сенсационными фотографиями и прочими хорошо известными приемами той журналистики, которая во многом благодаря ему стала называться «желтой».

Термин «желтая пресса» ассоциировался со стилем Херста, который писал в одной из редакционных статей: «Политика «The New York Journal» заключается в том, что привлекать внимание столь же важно, как и добывать факты; публика жаждет развлечений гораздо больше, нежели просто новостей». Сенсационно-развлекательный стиль стал ведущим в эстетике печатных изданий, ориентированных на вкусы и потребности «человека-массы», феномен появления которого проанализировал испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет.

Интуиция и деловая хватка подсказали Херсту необходимость создания газетного концерна. В 1911 он основал информационное агентство International News Service, вошедшее в тройку ведущих американских информационных агентств наряду с Associated Press и United Press. К 1922 г. корпорация Херста включала в себя 20 ежедневных газет; 11 воскресных изданий, а также 2 радиостанции, компанию по производству хроникально-документальных фильмов и кинокомпанию, а к началу 1990-х гг. в издательский трест Херста вошло 14 ежедневных газет, 30 еженедельников, 20 журналов, 5 телестанций и 7 радиовещательных станций, не считая ряда книжных издательств.

Уильям Херст – король желтой прессы

Начало биографии газетного магната никак не вписывается в рамки популярного американского мифа об уличном чистильщике обуви или продавце газет, ставшем миллионером.

Уильям Рэндолф был единственным сыном сан-францисского мультимиллионера, сделавшего состояние с нуля: начал с угля, потом занялся скотоводством. Отправив сына после окончания школы в престижный Гарвард, отец, к тому времени ставший сенатором, втайне надеялся, что получит на выходе достойного продолжателя своего дела. Однако потенциальный наследник увлекся совершенно никчемной, с точки зрения Херста-старшего, вещью - журналистикой.
В Гарварде Уильям Херст успешно осваивал азы профессии и, еще будучи студентом, попросил отца подарить ему какую-нибудь газету. И в 1887 году 23-летний Уильям вместе с заветным дипломом получил небольшое городское издание The San Francisco Examiner, доставшееся Джорджу Херсту в счет карточного долга. Его смышленый и амбициозный отпрыск не собирался вечно слышать у себя за спиной обидное «папенькин сынок» и задался целью превратить The San Francisco Examiner в «королеву ежедневных газет». Для этого Уильям Херст закупил самую лучшую технику и набрал в штат опытных профессионалов. И, следуя заветам легендарного тяжеловеса американской журналистики Джозефа Пулитцера (тот учил, что газетный номер без сенсации годится только на то, чтобы в него заворачивали рыбу), в конце концов, добился своего. The San Francisco Examiner стала главной газетой Сан-Франциско, а ее владелец разбогател -уже без папиной помощи.

В 1895 году вошедший во вкус Херст замахнулся уже на нью-йоркскую прессу. Он приобрел газету The New York Morning Journal, став, таким образом, главным конкурентом своего гуру - Пулитцер был владельцем другой ведущей нью-йоркской газеты The New York World.

Между изданиями развернулась война за подписчика и рекламодателя, в ход шли любые средства. Херст, в частности, прославился абсолютно неэтичным с точки зрения Гарвардской школы журналистики поведением - он переманивал сотрудников пулитцеровских изданий, суля им баснословные гонорары и зарплаты. От новых работников требовалось выдавать на гора громкие журналистские расследования, хотя бы и дутые сенсации -- неважно. Для тех, кто правильно понимал поставленную задачу и талантливо ее выполнял, хозяин The New York Morning Journal денег не жалел. Кстати, в разное время с этим и другими изданиями Херста сотрудничали будущие классики американской литературы Амброз Бирс, Марк Твен и Джек Лондон.

Что касается сенсаций, здесь Херст не только не сдерживал своих писак, но, напротив, в отсутствие реальных событий требовал выдумывать мнимые. Кричащие заголовки и шокирующие фотографии на первых полосах, передергивание фактов, граничащее с откровенной ложью… Эти атрибуты бульварной прессы выдумал не Херст, но он утвердил их в конце позапрошлого века в качестве эталона для американских периодических изданий известной ориентации.
В принципе «желтой» журналистикой теперь называют стиль, который с блеском продемонстрировали в канун ХХ века Пулитцер и Херст: сенсация любой ценой. Однако последний особенно постарался, чтобы термин прижился, и это понятие ассоциируется прежде всего с газетами и журналами, входившими в империю Херста.

В конце XIX века быстро набиравший силу газетный магнат учил своих сотрудников вещам, позже ставшим азбукой для подобных изданий: предлагать читателю не факты, а сенсацию (лучше, когда она базируется на реальном событии, но это не обязательно); не возиться подолгу с проверкой и перепроверкой (сенсация должна быть хорошо «прожарена», но опаздывать с подачей «блюда» недопустимо); не мучить себя «проклятыми» вопросами этики, а бить читателя под дых (необходимо, чтобы он купил газету, зацепившись взглядом за шапку на первой полосе; как он оценит прочитанное, не столь важно) и так далее в том же духе.

Впрочем, в 1933 году, уже на закате своей издательской карьеры, Уильям Херст распространил в своем синдикате не менее знаменитые восемь рекомендаций главным редакторам. Из них видно, что ас «желтой» прессы за долгие годы поднабрался респектабельности. Вот они, эти восемь заповедей Херста:

1. Газета делается для добропорядочных читателей, представляющих широкие слои среднего класса. Не печатайте слишком много заумных материалов, которые этим людям определенно не по зубам.

2. Исключайте все, что может обидеть и оскорбить добропорядочных читателей. Избегайте грубостей и дурного тона.

3. Заголовки должны ясно и точно отражать то, что представляет главный интерес в данном материале. Не позволяйте редакторам демонстрировать собственную образованность путем сочинения слишком мудреных или тонких заголовков.

4. Помните, первая полоса - это ваш форум. Ставьте туда самые важные материалы, а также новости личного характера, касающиеся хорошо известных людей. Лучше сократить ударный материал для публикации на первой полосе, чем дать его целиком в середине газеты.

5. Нет ничего более неудобоваримого, чем слова. Облегчите читателю восприятие фактов и не заставляйте его их подолгу осмысливать.

6. Проинструктируйте ваших редакторов и корректоров, чтобы они разбивали длинные предложения на более краткие, а репортеров - чтобы они начинали свои материалы именно с кратких фраз.

 7. Не забывайте о важности фотографий, иллюстрирующих главные события, а также пояснительных таблиц и графиков.

8. Если вы не в состоянии продемонстрировать читателю превосходство вашей газеты над конкурентами, будьте уверены -  сам он никогда об этом не догадается.
Однако прежде чем Уильям Херст пришел к этим принципам, ныне очевидным и даже тривиальным для всякого профессионального газетчика, в изданиях Hearst Corporation процветала совсем иная журналистика.

Во времена, когда о политкорректности в США еще никто не заикался, газетный магнат, бывало, не скрывал свою ненависть к этническим меньшинствам. Особенно доставалось от него мексиканцам, которых газеты Херста изображали исключительно ленивыми дегенератами, насильниками, курильщиками марихуаны и грабителями, отнимающими рабочие места у белых американцев. Не стеснялись газеты Херста и при освещении другой животрепещущей темы - политического терроризма. И порой попадали впросак. В 1901 году одна из них вышла с материалом, где морально оправдывалось политическое убийство. А спустя несколько месяцев анархист Леон Цолгош смертельно ранил президента Маккинли.  Херст с трудом отбился от обвинений в подстрекательстве и заговоре. Доставалось издателю и в 1930-е годы, когда он демонстрировал откровенно пронацистскую позицию, и за то, что в 1940-е громил «красных».

Газетный магнат ходил и в большую политику, но пробыл там недолго. В 1903 году Уильям Херст, как в свое время и его отец, был избран в конгресс - правда, не в сенат, а в палату представителей. В том же году новоиспеченный 40-летний конгрессмен впервые женился и со временем стал отцом пятерых сыновей, в том числе двух Рэндолфов - Уильяма Рэндолфа-младшего и просто Рэндолфа. Но семейные дела несильно отвлекали Херста от работы. Так, во время свадебного путешествия в Европу он умудрился основать первый в своей медиаимперии журнал Motor. С политикой же он завязал в 1906 году, когда выставил свою кандидатуру на пост губернатора штата Нью-Йорк и проиграл.

Зато созданная им система «желтой» прессы не отпускала своего творца до последних дней его жизни. Причем Херст порой сам оказывался жертвой джинна, выпущенного им из бутылки.

1920-е годы -- время расцвета империи Херста. Он стал миллиардером и владел 28 крупными газетами, включая ряд общенациональных, и 18 журналами во главе с популярнейшими Cosmopolitan и Harper`s Bazaar (сейчас в империю входят 12 газет и 25 журналов), не считая радиостанции и компании по производству новостных кинороликов. Кроме того, Херст создал одну из самых крупных на сегодняшний день компаний по производству комиксов King Features Syndicate. Фактически его Hearst Corporation стала прообразом современных медиагигантов.  Однако в период Великого кризиса финансовое положение Херста сильно пошатнулось, а к 1940 году он практически потерял контроль над созданной им газетно-журнальной империей

Уильям Рэндолф Херст умер 14 августа 1951 года в возрасте 88 лет в собственном особняке в Беверли-Хиллз, фешенебельном пригороде Лос-Анджелеса.
Кроме этого дома, Херст передал своим наследникам еще один объект недвижимости, ставший едва ли не главной достопримечательностью Северной Калифорнии. Местные жители называют этот дворцовый комплекс на одиноком холме близ городка Сан-Симеон замком Херста. В нем, как и в сенсационных материалах херстовских изданий, всего чересчур, с перебором: общая площадь 165 комнат и служебных помещений дворца - 8 квадратных километров, а внешний вид и интерьеры представляют собой смешение всех существующих стилей архитектуры и дизайна. Уильям Херст начал строить дворец в 1927 году, а закончил спустя почти два десятилетия. И остался верен себе, поразив публику очередной сенсацией. Ведь ничего подобного не было и нет не только в Калифорнии, но и во всех США.

Источники:

http://www.top-manager.ru

http://www.kommersant.ru

http://www.peoples.ru



Добавить страницу в закладки

  • на главную
  • контакты
  • версия для печати
  • карта сайта
Яndex
 

Ближайшие клубыБлижайшие клубы

15 февраля (проходят в центре "Синтон")
«Бизнес Новости»
Предварительная запись
«Клуб руководителей»

События и новостиСобытия и новости

01.06.2013
«Подбор сотрудников»

В компании «Бизнес Класс» активно работает направление по подбору сотрудников. Подробности >> 

Заповеди руководителяЗаповеди руководителя

Роберт Уэтерман

Научитесь думать, как Пигмалион. Люди добиваются успеха, когда кто-то, кого они уважают, считают, что они могут. Ждите от людей надежности и компетентности, и они их проявят.

 

Сделать стартовой