Бизнес-класс

Эффективное обучение эффективности


Нефтяной вопрос (журнал "Эксперт online", 20 ноября 2007)

Нефтяной вопрос (Эксперт online)

В минувшие выходные в столице Саудовской Аравии состоялся третий саммит Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК). Экономисты ожидали, что на этом саммите будет обсуждаться вопрос о повышении уровня добычи нефти. Однако были подняты совсем другие темы, не столь приятные для Соединенных Штатов.

20 ноября 2007

Геворг Мирзаян

До нынешнего саммита в ОПЕК входило 12 стран: Алжир, Ангола, Венесуэла, Индонезия, Ирак, Иран, Катар, Кувейт, Ливия, Нигерия, Объединенные Арабские Эмираты, Саудовская Аравия. На их долю приходится около 40% мирового нефтяного экспорта и до 80% разведанных мировых запасов «черного золота». С одной стороны, членам  «энергетического картеля», как называют организацию, есть чему радоваться. 7 ноября цена на нефть достигла исторического максимума — 98 долларов 62 цента за баррель. В этом году приблизительный доход 12 стран — участниц ОПЕК от продажи нефти составит 658 млрд долларов. И это не предел, ведь в ближайшие годы уровень потребления нефти будет постоянно расти (так, согласно ноябрьскому докладу ОПЕК, в 2007 году потребление нефти в мире вырастет на 1,2 млн баррелей в сутки). Крупных новых месторождений открывается не так уж и много. Аналитики предсказывают, что некоторые крупные страны, в частности Китай или Индия, в ближайшем будущем будут испытывать серьезный нефтяной голод и станут искать новых поставщиков углеводородов. Если Китай уже в определенной степени «застолбил» иранскую нефть и газ, то Индии и ряду других стран придется как-то сманивать к себе экспортеров энергоресурсов. И подобная «гонка за поставщиками», которая уже началась, также не будет способствовать снижению цен на энергоносители.

Однако высокие цены на нефть порождают определенные проблемы и для самих стран — участниц ОПЕК. Во-первых, это вызывает увеличение стоимости топлива и другого сырья, что, в свою очередь, может привести к рецессии в мировой экономике и бумерангом ударит по самим экспортерам нефти.

Во-вторых, одновременно с ростом цен на нефть растет стоимость и оборудования для добычи нефти, что вызывает задержки в строительстве новых нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих объектов. К примеру, недавно в Кувейте отложили строительство завода по переработке нефти по причине того, что стоимость строительства выросла в два раза: с прогнозируемых 7 млрд долларов до 14 млрд. «Рост цен стал кошмаром для производителей», — приводит New York Times слова Абдуллы бин Хамада аль Аттийи, министра энергетики Катара.

Поэтому от картеля ждали решения об увеличении объемов добычи. Но члены ОПЕК пришли к выводу, что рост цен на нефть происходит не из-за ее дефицита на мировом рынке, а по причине падения курса доллара, а также нервозности инвесторов, обеспокоенных этим процессом. «Мы бы увеличили добычу нефти, если бы знали, что она пойдет на перерабатывающие заводы. Но мы не будем увеличивать добычу, если проданная нами нефть пойдет в хранилища», — заявил генеральный секретарь ОПЕК Абдулла Аль Бадри. В итоге участники саммита в Эр-Рияде решили отложить этот вопрос до следующей встречи министров по делам нефти, намеченной на 5 декабря в столице Объединенных Арабских Эмиратов Абу-Даби. Тем самым они фактически отказались повысить уровень добычи нефти в пик энергопотребления, который придется на середину зимы. «Даже если министры стран — членов ОПЕК в декабре примут решение о повышении уровня добычи нефти, эффект от этого можно будет ожидать лишь в январе, а когда нефть реально сможет попасть на рынок, отопительный сезон уже завершится», — приводит Associated Press слова Виктора Шума, аналитика по энергетике сингапурской фирмы Purvin & Gertz.

Еще одним решением, принятым на конференции, было включение в состав картеля Эквадора. Точнее, возвращение в состав – в 1992 году Эквадор вышел из числа членов ОПЕК из-за разногласий с остальными участниками картеля по вопросам распределения квот на добычу нефти

Однако наибольший интерес, безусловно, представляют не сами решения, а те темы, которые обсуждались (или выносились на обсуждение) во время конференции в Эр-Рияде. Тон здесь задавали двое лидеров: Уго-Чавес —президент Венесуэлы, страны-основательницы, — и Махмуд Ахмадинеджад, глава Ирана, чья страна занимает второе место по масштабам производства нефти среди всех государств — членов ОПЕК.

25−минутная речь Уго Чавеса была полна различных предложений. Наиболее популистской была идея продавать нефть бедным странам со скидкой, компенсировав убытки продажей нефти богатым странам по более высоким ценам. Не обошлось и без угроз в адрес Соединенных Штатов. Уго Чавес предупредил, что в случае нападения США на Венесуэлу или Иран цена на нефть «может вырасти до 200 долларов за баррель. Интересно, что именно в Соединенные Штаты идет большая часть экспорта венесуэльской нефти.

Однако были среди слов Чавеса и более серьезные моменты. Венесуэльский лидер выразил мысль о том, что ОПЕК должна играть значительно большую политическую роль, нежели сейчас. Благо у картеля есть все возможности для этого, ведь «нефть и газ – наиболее политизированные товары в мире», приводит New York Times слова Хоссейна Адели, председателя Равандского института экономических и международных исследований. Один раз ОПЕК уже воспользовалась своим нефтяным инструментом, введя в 1973 году (после того как Соединенные Штаты поддержали Израиль в войне против Египта и Сирии) эмбарго на поставки нефти в США и увеличив на 70% отпускные цены для западноевропейских союзников Вашингтона. Тогда цена галлона бензина в США поднялась с 30 центов до 1,2 доллара.

Однако арабские страны не спешат повторять этот опыт и поддерживать идею «политизации» ОПЕК. Ведь никому из них не хочется ссориться с Соединенными Штатами и тем более разделять судьбу оккупированного Ирака. «Те, кто называют ОПЕК монополистической организацией, игнорируют тот факт, что ОПЕК всегда придерживается умеренной и мудрой позиции», — отвечает Уго Чавесу король Саудовской Аравии Абдалла, давний союзник американцев. «Нефть должна использоваться для строительства и созидания, и ее нельзя превращать в орудие спора или использовать для воплощения чьей-то прихоти», — добавлял саудовский монарх. Король Абдалла взял на себя роль основного «успокоителя» глав Венесуэлы и Ирана и постоянно пытался перевести ход саммита в более конструктивное и экономическое русло, подальше от политики. Так, в преддверии конференции Организации Объединенных Наций по вопросам изменения климата, которая пройдет на индонезийском острове Бали с 3 по 14 декабря, король Абдалла поднял на конференции вопрос об экологии. Он заявил, что Саудовская Аравия выделит 300 млн долларов на исследование состояния окружающей среды и процессов изменения климата на планете. Министр иностранных дел Саудовской Аравии принц Сауд эль Фейсал заявил в воскресенье, что Катар, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты также согласились выделить на эти цели по 150 млн долларов. Их щедрость вполне меркантильна: ведь до сих пор ближневосточные государства, добывающие нефть, были вне всяких режимов по ограничению выбросов углекислого газа в атмосферу. Однако теперь всерьез обсуждается вопрос о включении экономик Ближнего Востока, где рост потребления нефти составляет более 4% в год, в режим квотирования. Безусловно, этот вопрос гораздо больше волнует арабов, нежели венесуэло-иранские антиамериканские выпады.

Однако Уго Чавес и Махмуд Ахмадинеджад продолжали гнуть свою линию. Заклятые «друзья» Соединенных Штатов вынесли на повестку дня вопрос о влиянии слабеющего доллара на экономики стран — участниц ОПЕК. Они также выдвинули идею определять цену нефти, производимую странами картеля, не в постоянно обесценивающихся долларах США, а с помощью корзины валют (или в евро, как предлагает Уго Чавес). Ведь падение стоимости доллара не только способствует росту стоимости барреля нефти, но и обесценивает долларовые резервы стран — экспортеров нефти. «Они берут нашу нефть, а в обмен дают ничего не стоящие бумажки», — аргументирует свою позицию президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад.

Особое желание Тегерана видеть цену барреля нефти не в долларах США понятно и объяснимо. Иран вынужден обменивать большую часть долларов, получаемых за продажу нефти, на другие валюты. Ведь режим аятолл до сих пор находится под рядом американских и международных санкций. Если предложение о корзине валют было бы принято, это бы уменьшило издержки Ирана при процедуре валютного обмена. Но на конференции в Эр-Рияде другие страны картеля ирано-венесуэльские идеи не поддержали, и в финальном коммюнике эти вопросы не затрагивались. По мнению министра иностранных дел Саудовской Аравии, даже обсуждение ослабления позиций доллара главами стран — членов ОПЕК нанесло бы серьезный удар по позициям американской валюты. Однако проигнорировать этот действительно важный вопрос было нельзя, поэтому участники конференции приняли решение о том, что министры финансов стран — участниц ОПЕК до 5 декабря проведут консультации по ирано-венесуэльскому предложению. Глава нефтяного министерства Ирана Голям Хуссейн Нозари даже заявил журналистам, что в кулуарах страны — члены ОПЕК договорились создать специальный комитет по изучению влияния падения курса доллара на нефтяные цены. В этот комитет должны будут войти «нефтяные» и финансовые министры государств — участников картеля.

Хочет этого король Абдалла или нет, но ОПЕК все равно является в какой-то степени политической организацией, и лидеры наподобие Чавеса с Ахмадинеджадом будут ею пользоваться в своих целях. В любом случае, декабрьская встреча глав нефтяных министерств стран — членов картеля в Абу-Даби даст ответ на многие вопросы, так волнующие западных экономистов.

 



Добавить страницу в закладки

  • на главную
  • контакты
  • версия для печати
  • карта сайта
Яndex
 

Ближайшие клубыБлижайшие клубы

Предварительная запись
«Бизнес Новости»

События и новостиСобытия и новости

01.06.2013
«Подбор сотрудников»

В компании «Бизнес Класс» активно работает направление по подбору сотрудников. Подробности >> 

Заповеди руководителяЗаповеди руководителя

О’Генри

Дай себе сто очков, когда другие дают два, и если тебя не выбросят вон, получишь, что хотел.

 

Сделать стартовой