Бизнес-класс

Эффективное обучение эффективности


Владимир Морыженков: «Российские бизнес-школы превратились в дойных коров» (журнал «Деньги», № 8(663) 3 марта 2008)

Владимир Морыженков: «Российские бизнес-школы превратились в дойных коров» (журнал «Деньги», № 8(663) 3 марта 2008)

Елена Алеева

Российское бизнес-образование переживает подъем: по данным компании Begin Group, общий объем рынка бизнес-образования в Москве и Санкт-Петербурге составляет около 1,5 млрд руб., что на 15% превышает показатель начала 2006 года. Однако рост этот обеспечивается пока лишь за счет увеличения стоимости обучения и открытия новых программ, говорить же о качественном скачке пока рано. О том, что в условиях здоровой конкуренции способствует развитию российских бизнес-школ и что может им помешать, корреспонденту "Денег" Елене Алеевой рассказал научный руководитель программы Executive МВА LWB Государственного университета управления (ГУУ) Владимир Морыженков.

Что представляет собой программа ЕМВА LWB?

— Программа была задумана четыре года назад, тогда ко мне обратился ректор ГУУ Анатолий Поршнев с предложением разработать новый формат программы ЕМВА. В то время я уже был доктором экономических наук и заведовал кафедрой управления финансовыми рисками, специализируясь на технологиях финансового управления компанией. Мое прошлое было тесно связано с нефтяным бизнесом: организовывал добычу нефти, строил нефтеперерабатывающий завод и газокомпрессорную станцию, автозаправочные станции в Москве, в общем развивал вертикально-интегрированную нефтяную компанию среднего класса. Некоторое время жил в США, даже купил место на Нью-Йоркской товарно-сырьевой бирже. Так что основная идея, которую мне захотелось реализовать, родилась исходя из моего предпринимательского опыта. Я задал себе вопрос: о каких опасностях и ошибках, с учетом моих знаний и опыта, с высоты своего 45-летнего возраста, я хотел бы предупредить молодых предпринимателей?

Как-то в начале своего бизнеса я оказался в Хьюстоне, в гольф-клубе Джорджа Буша. Все посетители были в смокингах с бабочками, а я — в пиджаке с галстуком. Казалось бы, это такая мелочь, но я чувствовал себя тогда чрезвычайно неудобно, поскольку был объектом пристального внимания. Чтобы чувствовать себя комфортно, надо стать в этой среде своим. Когда я смотрю на наших молодых бизнесменов, я вижу, как сложно им приходится, когда они оказываются в непривычной социальной среде более высокого уровня. Если ты не из этой среды, даже будучи успешным бизнесменом с хорошей теоретической подготовкой и порядочным человеком, ты не сможешь привлечь капитал для развития своей компании. И так во всем мире. А если ввести группу дисциплин, объединив их в школу лидерства МВА, которые помогут человеку сформировать собственный имидж и адаптироваться к любой среде, привить лидерские качества, он сможет многого достичь.

Так у нас появились такие непрофильные дисциплины, как, например, спортивное пилотирование, яхтинг, искусство сомелье, сигарный клуб, творческая лаборатория, где мы учим наших слушателей хорошо одеваться, правильно говорить и даже правильно есть. Обязательным для слушателя является участие в одном из Венских балов, посещение лучших оперных залов мира, знание репертуаров лучших театров, хорошие риторические навыки. Бизнесмену в жизни все может пригодиться, вот, к примеру, и в наши дни некоторым приходилось переживать не только прокурорские проверки с изъятием документов, но и маски-шоу, и аресты в связи с обвинениями в неуплате налогов. В таких случаях человек теряет контроль над собой, ждет очередного удара. А все действия просто должны быть отработаны до автоматизма, даже когда ситуация кажется безвыходной и неуправляемой. Очень полезны в этом случае упражнения на спортивных самолетах, например техника пикирования. С другой стороны, идет теоретическая подготовка по дисциплине "Правовая защита бизнеса": как вести себя в сложных условиях, на допросах, как спасти свой бизнес, как реагировать на притязания криминальных структур, как обеспечить личную безопасность. Это одна из пяти основных дисциплин, которая входит в систему "Пентагон". Эта система базируется на пяти краеугольных камнях: финансы, стратегия и маркетинг, HR-менеджмент, IT-менеджмент и управление операциями, правовая защита бизнеса — все то, что присутствует в любой программе ЕМВА. Когда в Лозанне в бизнес-школе IMD я рассказывал о нашем подходе, один из вице-президентов назвал его новым стандартом в бизнес-образовании — life work balance (LWB). Идея нам понравилась, и мы зарегистрировали новый формат в виде торговой марки LWB.

Кто у вас занимается и что дает этот новый стандарт слушателям?

— Наши слушатели преимущественно тридцатилетние люди, которые добились успеха и могут принимать сильные управленческие решения. Деньги ими заработаны лично, и это не деньги олигархов или приватизаторов. Расстаться с ними очень непросто, тем более заплатив за танцы и самолеты… Эти люди смотрят на нас очень подозрительно: если я к вам приду, буду ли я завтра обладать харизмой? И у нас уже есть повод для гордости: два года назад первый набор состоял из девяти человек, через год к нам подали 100 заявлений, а осенью этого года — уже 200, и нам пришлось ввести экзамен, принять мы смогли 80 человек.

В программе ЕМВА не может быть тех, кто занимает в компании вторую, третью, четвертую строчки. Это должны быть первые лица, которые непрерывно заняты принятием управленческих решений, постоянно связаны с инвестиционными, финансовыми, операционными денежными потоками. Доверительная атмосфера в аудитории очень важна, только тогда люди начинают делиться своими соображениями и историями. Полученные знания станут оружием и усилятся, когда слушатели смогут все свои проблемы многократно обсудить, а для этого они еще все должны стать друзьями. Это очень важно. Часто атмосфера в аудитории возникает такая, что за весь курс человек с соседом словом не перемолвится: гусь-то свинье не товарищ. Чтобы возникло доверие, мы придумали некоторую провокацию. В группе 20 человек, а у нас 20 непрофильных дисциплин, мы даем человеку шанс выделиться хотя бы в одной из них. Есть еще один важный момент: у нас на сайте есть новостной раздел, в котором мы поздравляем наших выпускников с назначением на руководящие должности в компании. Происходит необычная вещь: эти внутренние элементы, которые мы закладываем в человека, готовят его к внутренним преобразованиям, к скачку в карьере.

Сможет ли ваша школа конкурировать в дальнейшем с независимыми бизнес-школами, о создании которых так много говорится в последнее время?

— Экономическая модель независимой бизнес-школы, по сути, сильно отличается от бизнес-школ, которые создаются при университетах. Примером, в частности, может служить проект бизнес-школы "Сколково". Там есть идея, есть инвестиции в $150 млн, есть земля, строительство, остается найти преподавателей, набрать слушателей, дальше идет окупаемость проекта. Экономическая модель бизнес-школ на базе государственных университетов представляет собой нечто совершенно другое. Российские бизнес-школы с момента создания превратились в дойных коров для своих университетов, а бизнес-школе нужно посылать своих преподавателей учиться за границу, нужно формировать новые стандарты, рождать концепции, иными словами, вкладывать в ее развитие средства. Но как только запускается программа МВА, из ее денежного потока на нужды развития университета отбирают от 30 до 45%, и это ужасно. Руководство университета говорит: если ты хочешь выдавать диплом нашего университета, если ты пользуешься нашими аудиториями, будь добр — уплати норматив с каждой программы, это капитализация прибыли. Но даже независимой бизнес-школе, которая создается с нуля и впоследствии сможет самостоятельно распоряжаться финансами, придется еще завоевать место на рынке.

Если мы точно знаем, что наша страна развивается по капиталистическому пути, и у нас нет никаких сомнений в том, живет ли у нас дух предпринимательства, то в этом случае российские бизнес-школы имеют полное право на существование, поскольку слово "бизнес" является неотъемлемой частью таких понятий, как "конкуренция" и "частная собственность". Но может возникнуть чрезвычайно опасная ситуация, если вдруг государство станет признавать только две новые школы — "Сколково" в Москве и бизнес-школу при Санкт-Петербургском государственном университете. Как можно конкурировать в условиях тотального протекционизма? Мы вернемся в советские времена.

Почему вы этого боитесь? Есть причины?

— Это часть нашей национальной политики, у нас вся страна построена на протекционизме, а он разрушает идею здоровой конкуренции. Достаточно посмотреть на другие рынки. Возьмите СМИ, некоторые отрасли промышленности. Ведь если при помощи частного предпринимательства ничего создать не удается, допустим, в самолетостроении, в судостроении, то появляются госкорпорации, и это означает, что конкурентных рынков там уже не будет. Неизвестно, получится ли в этом случае лучший в мире самолет, но рынок может быть загублен. Конечно, на первый взгляд, бизнес-образование вряд ли можно отнести к таким бесперспективным рынкам, но чисто теоретически — если кто-то объявит, что руководителей для госсектора будут готовить в этих двух бизнес-школах, получится что-то вроде нацпроекта "Образование": есть некие университеты, как локальные точки роста, остальные вынуждены выплывать сами. По крайней мере, планы правительства по созданию двух бизнес-школ мирового уровня давно известны.

Но, например, китайские бизнес-школы при поддержке государства уверенно входят в сотню лучших бизнес-школ по версии Financial Times…

— На мой взгляд, роль государства должна состоять в том, чтобы обеспечить справедливые условия игры и эффективный рынок. Китайское правительство активно финансирует в развитие бизнес-школ, вся европейская и американская профессура "сидит" в Китае. Мне приходилось разговаривать с одним из авторитетнейших американских специалистов по менеджменту Питером Сенге, и я спросил его, мог бы он приехать к нам и поработать в качестве ведущего специалиста? И вы знаете, он мне сказал, что не видит у нас такого роста, как в Китае, а то, что он наблюдает там, больше не встретишь нигде в мире, и присутствовать в такой стране удивительно интересно. Как он выразился, этим невероятным темпом роста хочется заразиться и перенести этот опыт в Америку. При этом китайцы вовсю бьются за конкурентоспособность, а правительство готово защищать свои предприятия от тепличных условий. В бизнес-школах Китая готовят своих выпускников к конкуренции. Китайцы работают в международных компаниях и набираются опыта, чтобы потом вернуться на родину, а русские уезжают работать за границу, чтобы там остаться. Мы же принципиально стоим на том, что наша школа — русскоговорящая, мы исследуем русскую культуру ведения бизнеса и в противовес слухам о том, что российский бизнес тесно связан с криминалом, находим много подтверждений тому, что русский бизнес оказывает большое влияние на развитие мировой экономики, он завоевывает рынок за рынком и присутствует по всему миру жесткими инвестиционными позициями. Наша программа лидерства, наш подход оказался интересен международным студентам: к нам приезжают учиться бизнесмены из Вьетнама, Китая, Непала, Казахстана, Украины, те, кто планирует развивать свой бизнес в России или развивать свой бизнес в соответствии с русскими традициями. Иностранная профессура рада возможности преподавать у нас в стране. Среди нашего преподавательского состава есть так называемые visitor-professors из США, Англии, Германии, Франции, Италии. По многим признакам международное признание мы уже получили.



Добавить страницу в закладки

  • на главную
  • контакты
  • версия для печати
  • карта сайта
Яndex
 

Ближайшие клубыБлижайшие клубы

Предварительная запись
«Бизнес Новости»

События и новостиСобытия и новости

01.06.2013
«Подбор сотрудников»

В компании «Бизнес Класс» активно работает направление по подбору сотрудников. Подробности >> 

Заповеди руководителяЗаповеди руководителя

Георг Кристоф Лихтенберг, немецкий физик, публицист, писатель-сатирик

Будущее должно быть заложено в настоящем. Это называется планом. Без него ничто в мире не может быть хорошим.

 

Сделать стартовой